Правительство России решило помочь неимущим: как мы назовём эту помощь?

Интервью психолога

Москва, 16 сентября 2015, 12:44 — REGNUM  «Мы решим, что это просто халява», — так оценивает готовящиеся меры помощи малоимущим известный психолог-консультант, член Профессиональной психотерапевтической лиги Ирина Гуренкова.

Ирина Петровна, Министерство промышленности и торговли внесло в правительство концепцию по введению продовольственных карточек для малоимущих граждан, тех, кто имеет право на получение различных субсидий. Обсуждать, оценивать и наверняка править ее будут позже. К психологу вопрос один: не будет ли получение этих карточек для человека признанием его полного краха в жизни?

У нас множество людей оформляет субсидии на жилье, это та самая помощь, которая предоставляется гражданам, нуждающимся в квартире, но относятся они к категории малоимущих. Что, тем самым они записывают себя в категорию беспросветных бедняков? Нет, конечно. Как много наших сограждан спит и видит, как бы им получить хоть что-то от государства. У нас ведь рассуждают как: дают — бери, продолжать это присловье не буду. В общем, надо брать.

Вроде и возразить нечего. Только ведь идея «продуктовых карточек» гуляет по коридорам министерств и ведомств не первый год. Поэтому еще в июне 2008 года ВЦИОМ провел соответствующий опрос. Выяснилось: среди людей, оценивающих себя как крайне бедные, отрицательно относятся к идее карточек даже больше, чем среди более богатых. Генеральный директор ВЦИОМ Валерий Федоров предположил: причина такого отношения кроется в том, что «получение карточки сродни приговору». «Люди думают, что карта — это клеймо бесперспективности», — добавил он. Спорить будем?

Давно известно: все зависит от того, как сформулировать вопрос. Я не считаю идею продуктовых карточек здравой, хотя нас будут убеждать, что у американцев подобная система действует уже десятилетия. Теперь и мы пошли тем же путем, но к решению не придем. Если говорить дипломатично, появится еще одна возможность «распилить» деньги. Слово «украсть» не произношу. При этом уверена: наши сограждане обязательно станут получать такие карточки, может, драться в очередях примутся…

Так что вопрос о продовольственных карточках к психологии их получателей отношения не имеет. Если человеку нечего есть — в буквальном смысле — то он «заморачиваться» не станет. Насчет некоего унижения для получателей карточек — это из серии бедлама в мозгах чиновников. Да и вообще, как психолог, я с большим скепсисом отношусь к подобного рода опросам. Кто спрашивает, кого спрашивает, как спрашивает… Сделайте, как надо, — и результат будет «хорошим». Сегодня необходимо проявить заботу о малоимущих? Увидим «нужный опрос», там все респонденты все «правильно» скажут, не надо волноваться.

Есть у этой инициативы и другая сторона, о чем чиновники говорят открыто: данная мера должна поддержать российского сельхозпроизводителя. Судя по первичной информации, по этим картам можно будет купить только отечественные продукты.

Что и требовалось доказать. И не надо разводить антимоний по поводу того, как себя станут чувствовать наши сограждане, получившие карточки. Психология здесь близко не стояла, согласно последним данным, у нас на 100 работающих приходится 30−35 пенсионеров, всего же их 41,3 миллиона человек. О масштабах благодарности государства тем, кто заработал свой трудовой стаж, умолчу. Это в «мире крупного капитала» размер пенсии доходит до 60−70 процентов от средней заработной платы.

Давайте реально смотреть на вещи: у нас сегодня в стране люди после 40 лет уже считаются «не пойми кто». Плюс к этому сейчас сплошь и рядом людей увольняют, и это не измышления западных бумагомарателей, а реальность. Так что, возможно, некоторые молодые — нуждающиеся в поддержке — брать продуктовые карточки не станут. А вот работающие, но получающие «копейки», никогда не откажутся.

Но все же в числе получателей молодые окажутся. Вопрос о том, не сломаются ли они психологически, смысла не имеет. Если человек пошел и зарегистрировался в качестве безработного — процедура непростая, замечу — значит, для него эта небольшая сумма, которую ему станут выплачивать, крайне важна. Соответственно, не откажется он и от «продуктовой халявы».

Представьте себе: человек попал в очень трудное положение и вынужден был обратиться за получением продуктовых карточек. Потом «нашел свое место в жизни», создал бизнес и стал на ноги. Разве можно в этом случае говорить, что он сломался и поставил на себе крест, когда бедствовал?

В ходе того же опроса ВЦИОМ 14% сограждан выразили убеждение, что введение «карточной системы» породит «спекуляцию и махинации», а практически каждый десятый был убежден, что «до бедных карточки не дойдут». Они пессимисты или реалисты?

Да кто ж сомневается в мудрости этих самых 14%! По американским «продуктовым маркам» в магазине запрещено покупать сигареты и спиртное. У нас не исключены «спекуляция и махинации» на уровне покупатель-продавец, но куда масштабнее они будут на более высоком уровне людей, причастных к этой карточной системе.

Была бы у вас такая возможность, так тоже бы получили карточки?

Я бы посмотрела, что на них «дают», пока такой необходимости у меня нет. Хотя вот мне предлагали замечательную «халяву». Я живу в доме, предназначенном под снос, рядом уже достраивают тот, куда я, вместе с соседями, скоро переезжаю. И недавно, согласно какой-то московской программе, у нас бесплатно начали менять старые окна на стеклопакеты. Половина жильцов окна сменила, при том что буквально через три месяца станет праздновать новоселье — уже в другом доме…

Сижу — и не понимаю. Да, у нас все укладывается в емкий термин «халява». Но объясните мне, зачем? Нет, я этого делать не стала. Так что, дорогостоящая замена окон в доме, который будет снесен, — на его месте построят многоярусную автостоянку — имеет отношение к «спекуляции и махинациям», преподнесенным как все та же забота о ближнем?

То есть халява — это не синоним заботы о гражданах?

Нет, конечно, и как заботу о человеке ее никто и не воспринимает. Расценивается как подачка, не более того.

Вместо краткого послесловия. Жестоко ошибаются те, кто по сей день верит, будто у американцев и русских — то есть граждан России — есть много общего. В 2012 году журналист Кристофер Кук в интернете, не таясь, рассказал, как он лишился работы — там, «за океаном» — и какой стресс пережил, обратившись за «продуктовыми марками». Есть у него в блестящем репортаже о своем опыте фраза: «Не могу вспомнить, что когда-то переживал такое чувство стыда за свою бедность». Как относится к получению «продуктового пособия» каждый десятый его соотечественник, неизвестно. Известно другое: по данным на 4 сентября, 45,5 миллиона граждан «великой демократической страны» это самое пособие получают.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.