Русская Армия и кризис в Персии (1914 — 1915)

Из истории политики и дипломатии. 34

Олег Айрапетов, 15 сентября 2015, 23:27 — REGNUM  

Появление немецкой миссии в Эрзеруме в августе 1914 г. немедленно дало о себе знать. В сентябре заметно участились набеги турецких курдов на территорию Персии в районе озера Урмия. Целью этих налетов к концу месяца стали уже не только деревни с невооруженных христианским (преимущественно айсорским) населением, но и русские посты, а также разъезды персидских казаков. После набега обычно следовала реакция русских войск, и курды уходили на территорию Турции. Среди персидских курдов стала распространяться информация о присоединении к Турции Иранского Курдистана и Азербайджана в ближайшем будущем. Планы были весьма обширными — в Турции перед войной проживало 2,2 млн., в Персии — 1,1. млн., в России — 0,2 млн. курдов. Их общность была весьма условной, этот народ был разделен на враждующие друг с другом племена, значительная его часть сохраняла язычество — к туркам хорошо относились лишь курды-сунниты, однако они и были большинством, во всяком случае, среди турецких курдов.

Активизация набегов этих подданных султана совершенно ясно указывало на еще одно направление будущей активности турок — Персию. В Константинополе готовились использовать разрыв на персидско-турецкой границе в районе гор. Хотур. Смешанная русско-британско-турецко-персидская комиссия, которая начала работу после подписания 4(17) ноября 1913 года в Константинополе Заключительного Протокола о турецко-персидском разграничении, еще не успела завершить демаркацию границы на этом спорном участке. У русского генералитета не было сомнений в том, что турки, имея подобное «окно» на границе, попытаются вернуться в Северную Персию, где они уже пытались закрепиться в 1905, 1908, в 1910—1911 гг., и откуда им пришлось уйти в 1912 г.

Еще до формального объявления войны Турции, в ночь на 18(31) октября 1914 года В.А. Сухомлинов, извещая генерала Н.Н. Янушкевича о том, что это произойдет в ближайшем будущем, инструктировал его: «Персия не способна оказывать сопротивление Турции и Россия не должна стесняться соображениями нейтралитета, не объявляя войны Персии."В Министерстве иностранных дел существовало другое мнение по этому вопросу. 20 октября (2 ноября) 1914 года английское посольство в России, ссылаясь на позицию Эдуарда Грея, представило С.Д. Сазонову памятную записку. Англичане просили проявить в Персии максимально «примирительную позицию», опасаясь осложнений в Египте, Афганистане и в Индии. Сазонов поддержал эту просьбу в своем обращении в Ставку и в Наместничество на Кавказе. «Примирительная позиция» настолько осложнила положение в Персии, что ее последствия были с трудом преодолены лишь весной 1915 г.

В Персии у турок были сторонники еще со времен революции. Что касается Кабула, то еще в начале 1-й Балканской войны эмир Хабибулла-хан обещал поддержку султану и заявил, что Османскую империю и Афганистан объединяют интересы и враги. Уже в конце 1914 — начале 1915 гг. русскому командованию пришлось учитывать возможность обострения ситуации в Персии, где турецкие и германские агенты развернули весьма успешную пропаганду «священной войны» против России и Англии (особенно среди курдов, в районе озера Урмия, т. е. в зоне русского влияния), пользуясь сочувствием, а иногда и прямой поддержкой местной жандармерии, находившейся в значительной степени под контролем шведских офицеров — инструкторов. Увеличение количества немцев и турок в Персии было легко заметно. Они быстро распространяли свое влияние на полудикие племена пограничья, не особенно церемонясь в средствах. Особенно удачной по действенности находкой стали слухи о том, что германский кайзер принял ислам.

Твердо полагаться власти могли только на «Персидскую казачью бригаду», действовавшую под командой русского генерала и русских инструкторов. В 1911 г. в Персии появилась новая сила — жандармерия, которую тренировали шведские инструкторы. Жандармерия с момента своего создания стала гораздо большей силой, чем казачья бригада. Уже в 1911 г. насчитывалось 5700 рядовых жандармов. Кроме того, численность инструкторов из Скандинавии (34) превышала число русских офицеров (не более 10). В результате резко ослабело влияние той силы, которая традиционно играла роль проводника русского влияния в стране.

Казачья бригада, находившаяся под русским командованием, по сравнению с жандармами в 1914 г. была относительно невелика (1,2 тыс. сабель), к тому же, она была почти полностью задействована для охраны шахского двора и 450 километров дороги Энзели-Решт-Казвин-Тегеран. Это шоссе, построенное русскими инженерами, в 1914 году было главной транспортной артерией, связывавшей столицу Персии с Россией. К июлю 1914 г. шведы создали 11 жандармских полков, примерно по 1 тыс. чел. в каждом, расположенных в разных городах и провинциях Персии. Столичная полиция и жандармерия также находились в руках шведов. Жандармы и полицейские были хорошо обучены и вооружены. С конца 1914 г. инструкторский кадр этих частей получил еще один источник пополнения — за счет бежавших из русского плена австрийцев и турок.

С началом войны задачи по охране дорог, государственных учреждений и русского имущества стали гораздо более сложными, роль персидской казачьей бригады для их решения резко возросла. Большие опасения вызывали и шахсеваны — 45 кочевых племен на юге провинции Азербайджан практически не подчинялись Тегерану и в 1911—1912 гг. доставили немало забот русским властям. Дело часто доходило и до нападений на пограничные посты и селения. В сентябре 1912 г. глава шахсеванов Баграм-хан сдался русским войскам под Ардебилем и поклялся, что больше не будет воевать против них. Следует отметить, что большая часть кочевников в 1914—1915 гг. выполнила это обещание. Накануне начала войны уверенности в этом, разумеется, не было. Русский контроль над Персией был явно незначителен и не гарантировал порядка и безопасности на фланге Кавказской армии в случае войны с Турцией.

В самом начале турецкого наступления русское командование, опасаясь катастрофы на Карском направлении, приказало Азербайджанскому отряду генерал-майора Ф.Г. Чернозубова (12 батальонов, 1 дружина, 24 сотни при 24 орудиях) покинуть Северную Персию. Несмотря на протесты Чернозубова, ему пришлось отступать, бросив при этом склады. Командир отряда был образованным офицером, прекрасным знатоком региона, в совершенстве владевшим персидским и курдским языками, был лично храбрым человеком, но при этом скорее администратором, чем военным, и не сумел настоять на собственном мнении. Воспользовавшись отходом русских сил, турецкие войска и иррегулярные части просачивались в Персию, дойдя 1(14) января 1915 г. до Тавриза. Задача была очевидной — обойти Кавказскую армию через территорию Персии и вторгнуться в русский Азербайджан. Решение этой задачи облегчалось наличием вполне приличной дороги, на которую выходил противник.

Шоссе Тавриз-Джульфа, построенное русскими инженерами, было основной коммуникационной линией, связывающей южный и северный Азербайджан и важнейшим торговым путем для русской торговли в Персии. Влияние России на экономику этой страны было весьма значительным. В 1912—1913 гг. общий торговый оборот Персии равнялся 180, 704 млн. руб., из которых на долю России приходилось 113,374 млн. руб., или 62,7%. В 1913 г. русский импорт (на сумму 59,216 млн. руб.) составил 58% всего ввоза Персии, а экспорт (54,158 млн. руб.) — 68,9% от общего вывоза. Россия ввозила почти 90% стали и железа, 76% спичек, 94% стекла, 85% фарфора, потребляемого персидским рынком. Поспешное отступление русских войск резко и негативно сказалось на престиже России среди местного населения, прежде всего курдов, которые начали переходить на сторону турок и совершать набеги на города, склады и дороги.

Вторгнувшись в нейтральное государство, турки грубо нарушали основы международного права, при взятии одного из городов ими был убит русский консул А.И. Ияс. Его голову насадили на пику и возили по городам в качестве демонстрации победы. С этим трофеем 25 декабря 1914 г.(7 января 1915 г.) в Тавриз вошел отряд из 1200 аскеров и приблизительно 3 000 курдов. Верное принципу поддержки сильнейшего, местное население и власти Тавриза устроили вошедшим в город войскам «восторженную встречу». Это помогло не всем. Чиновники и представители местной знати, подозреваемые в русофильских настроениях, были расстреляны. Этой судьбы не избежали даже несколько ханов и губернаторов. Пострадало и христианское (в основном армянское) население города.

Турецкие солдаты и курдские ополченцы начали повальный грабеж и насилия, которые старался пресечь американский консул, население было обложено налогом «на нужды священной войны». В сторону Джульфы, под защиту русской армии, потянулись спасавшиеся от резни беженцы — армяне, айсоры, персы. Их дорога к спасению для многих стала могилой. «Трудно описать картину массового бегства мирного населения. — Писал военный корреспондент. — Тысячи женщин, стариков, старух, детей сотни верст прошли по снегу, пока добрались до Джульфы. Многие беженцы так и не дошли до Джульфы: кто замерз, а кто умер от болезни или голода.» Тем временем шах и меджлис заняли выжидательную позицию, не торопясь принимать чью-либо сторону. После разгрома 3-й армии Энвер-паши инициатива вновь вернулась к русской стороне.

У селения Софиан, в 27 верстах от Тавриза, на шоссе, ведущем в Джульфу, успехам турок и курдов был положен предел. Попав в засаду, курдская кавалерия и пехота низама попали под пулеметный огонь с флангов с расстояния 200−300 метров и побежали, оставив на поле боя около 1 тыс. трупов. «В боях под Тавризом, — сообщил 18(31) января штаб Кавказской армии, — турки потеряли 4 горных орудия, боевые и продовольственные припасы и, будучи отрезаны от Тавриза, понесли большие потери и бежали. 17 января Тавриз занят нашими войсками». Потеряв около 2 тыс. чел. убитыми, ранеными и пленными, бросив артиллерию, обозы и склады, турки и курды бежали из города. Предварительно они повесили персов, не желавших продавать им товары за бумажные деньги, разграбили их имущество и сожгли базар. 18(31) января 1915 г. Чернозубов въехал в Тавриз — его приветствовали тысячи людей и представители власти. «Турки, — отмечал русский журналист, — встреченные вначале довольно приветливо тавризцами, после двукратного поражения и позорного бегства потеряли весь престиж». 21 января (3 февраля) в город вернулся русский консул. Т.к. русское консульство было разграблено и сожжено, он остановился в здании турецкого консульства, куда, кстати, была перенесена значительная часть награбленного.

Русские войска, отразив наступление турок, ликвидировали угрозы флангам Кавказской армии. К 25 марта (7 апр.) 1915 г. была очищена территория верхней Аджарии, где в ноябре 1914 г. туркам удалось спровоцировать восстание. Русские войска начали переходить государственную границу — реку Чорох. 22 апреля (5 мая) в Северной Персии в районе уездного центра Дильман был разбит отряд Халил-бея. Турки отступили, оставив под городом около 3,5 тыс. убитых, а самом Дильмане — полевой госпиталь с ранеными и врачами. У победы над Халилом было не только военное значение — персидские курды (численность примкнувших к Халилу ополчений оценивалась приблизительно в 15 тыс. чел.) не хотели следовать за отступавшими турками и продолжать военные действия. Это было тем более важно, что с первых дней войны турки и курды развязали в Северной Персии массовую резню не только армян, но и ассирийцев. К сожалению, спасти все население огромного региона, которое превратилось в объект массового уничтожения, не удалось.

Турецкие и курдские отряды грабили и мусульман, особенно активно изымая продовольствие, но отношение к христианам было куда более жестким. В уезде Салмас Хойской провинции проживало около 70 тыс. чел. — четверть из них была христианами. Это были армяне и айсоры. Здесь, только рядом с Дильманом, были разгромлены 20 христианских селений. Школы, церкви, библиотеки были сожжены и осквернены, население вырезано. Особенно пострадало село Гефтуван. «Трупы носят следы зверской расправы, — отмечал очевидец, — по преимуществу топорами, кинжалами и тупыми орудиями. Запасы продовольствия частью увезены в Турцию, частью сожжены». В результате резни, устроенной турками в Персии, и отсюда в сторону русской границы потянулись беженцы — армяне, айсоры и греки. В начале 1915 г. в русских пределах их насчитывалось уже около 45 тыс. чел.

Сценарий действий был похож на тот, что использовался в Западной Армении: как правило и тут начинали с деревень, где прежде всего истреблялись мужчины. Их связывали группами по 3−5 человек, конвоировали на кладбища, где и резали. После этого наступал черед насилий над женщинами и детьми, которых по окончанию также по большей части убивали. Трупами людей забивали колодцы, чтобы отравить источники воды для случайно спасшихся. О масштабе этих действий можно судить по тому, что в кратчайшие сроки, за несколько месяцев, из 50-тысячного айсорского населения было истреблено около 20 тыс. человек, остальные скрылись в районах, контролируемых русскими войсками или на территориях французских и американских миссий.

Около 10 тыс. чел., не сумевших бежать к Джульфе, укрылись под покровительством энергичного американского консула в Урмии. Вскоре территория миссии была осаждена — недостаток воды и продовольствия сразу же поставили под угрозу жизни собравшихся там людей. Этого туркам и курдам было явно недостаточно. После поражения под Тавризом они решили отыграться на всем мирном христианском населении. По свидетельству американского консула, турки, несмотря на его протесты, ворвались на территорию миссии, установили там виселицы. Начались издевательства и казни священников, а затем и мирян. За один день было убито несколько сот человек. Только после прихода русской армии несчастные айсоры смогли почувствовать себя безопасно в районе Дильмана. В ответ на протест американского правительства турки заявили о своей готовности компенсировать убытки местных жителей. Разумеется, это была очередная ложь.

К сожалению, спасти все население огромного региона, которое превратилось в объект массового уничтожения, не удалось. Одновременно с действиями в Персии младотурецкое правительство приступило к истреблению коренного населения Западной Армении. Широкомасштабные карательные меры турок против христиан после провала под Сарыкамышем были предвестником геноцида, организованного младотурками с целью свалить ответственность за катастрофу на головы армянского населения своего государства и, воспользовавшись войной, добиться его полного уничтожения.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
26.02.17
Борьба за пост президента США продолжается: теперь — при живом Трампе
NB!
26.02.17
Выборы в Эквадоре: удастся ли Корреа «добежать до бельгийской границы»?
NB!
26.02.17
«Народный автомобиль»: сильнее Гитлера и «дизельгейта»
NB!
25.02.17
Фильм о Клинтон завоевал антипремию «Золотая малина»
NB!
25.02.17
«Бавария» уничтожила «Гамбург» 8:0 в 1000-м матче Карло Анчелотти
NB!
25.02.17
The Daily Express: «Печально известная победа Красной Армии над нацистами»
NB!
25.02.17
1917: Кто же отступил от Бога – страна или Церковь?
NB!
25.02.17
Варшава вспомнила о роли Германии в создании «Большой Украины»
NB!
25.02.17
Иран закупает в Казахстане 950 тонн уранового концентрата
NB!
25.02.17
Турция—Россия: политика «баланса внутри балансов»
NB!
25.02.17
«Настоящий позор для коалиции»: Карс взят
NB!
25.02.17
Омурбек Бабанов: «У нас общая история. Наш дед погиб за наш общий народ»
NB!
25.02.17
На Украине сейчас в моде «бесплатная аренда»: обзор рынка недвижимости
NB!
25.02.17
Климатология — лженаука
NB!
25.02.17
МГИМО имени В.И. Чуркина — это справедливо и важно!
NB!
25.02.17
В американском штате Арканзас возобновлена смертная казнь
NB!
25.02.17
В Лондоне обнаружен архив Горбачев-фонда
NB!
25.02.17
Более 50% американцев высказались за расследования связи между Трампом и РФ
NB!
25.02.17
Неуклюжая попытка президента США сохранить лицо
NB!
25.02.17
Премьер Армении ездил в Грузию за альтернативой
NB!
25.02.17
Савченко рассказала о боевом духе и условиях содержания в ДНР пленных ВСУ
NB!
25.02.17
«Я, оказывается, революционер. Что этим хотят сказать?»