Почему карабахский конфликт сравнивают с кризисом на Украине?

Состоится ли встреча Алиева и Саргсяна?

Станислав Тарасов, 13 сентября 2015, 14:50 — REGNUM  

Сопредседатель Минской группы ОБСЕ от США Джеймс Уорлик в интервью «Голосу Америки» выступил с очередным заявлением по карабахскому урегулированию. На сей раз оно оказалось категоричным. «Настала пора добиться мира в карабахском конфликте, — заявил он. — Народы увидят, как изменится регион, если нам удастся добиться урегулирования». Уорлик выразил надежду на то, что «до конца года сопредседателям удастся организовать встречу президентов Армении и Азербайджана, сообщив, что «на встрече министров иностранных дел двух стран в сентябре в Нью-Йорке мы попытается уточнить повестку, время и место встречи».

Ранее встреча Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева была запланирована на конец сентября в рамках сессии Генеральной ассамблеи ООН. Уорлик тогда отмечал, что «для решения конфликта мирным путем имеется потребность в новых обязательствах, подготовленных на самом высоком уровне». На этом направлении Минская группа ОБСЕ проделала заметную работу. Азербайджанский портал Haqqin.az, обращая внимание на факт интенсивных консультаций сопредседателей Минской группы ОБСЕ с Госдепартаментом, Пентагоном, Советом национальной безопасности США, затем перебрасывание «мостика» в Москву, когда в столицу России прилетел Уорлик, не без оснований полагал, что «сопредседатели планировали внести некий новый элемент в урегулирование». Не исключено, что он обсуждался в ходе визита министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Баку, а также рабочего визита президента Саргсяна в Москву во время переговоров со своим российским коллегой Владимиром Путиным. Но когда появились сообщения о срыве встречи Алиева и Саргсяна в Нью-Йорке, Haqqin.az констатировал: «Либо Саргсян, либо Алиев отказались брать на себя такие обязательства».

Как всегда, сопредседатели Минской группы ОБСЕ, Баку и Ереван решили не раскрывать смысл «нового элемента» или возможные «новые обязательства на высоком уровне». Более того, с конца июля на линии соприкосновения конфликтующих начались вооруженные стычки, что логично выводило на первое место проблему максимального снижения рисков перерастания конфликта в региональную войну. Когда летом 2014 года вооруженные столкновения приняли более масштабный и ожесточенный характер, главы России, Армении и Азербайджана провели встречу в Сочи в резиденции «Бочаров ручей». Казалось, что Москва приняла эстафету от Парижа, который патронировал по линии Минской группы ОБСЕ проблему карабахского урегулирования. Однако президент Владимир Путин, призывая стороны «решить конфликт мирно и проявить добрую волю», специально подчеркивал, что «с уважением относится к международным форматам», и что «конфликт нужно решить на компромиссной основе и на тех принципах, которые предложили нам сопредседатели Минской группы». Таким образом, Ильхаму Алиеву, делающему упор на четыре резолюции СБ ООН, которые предусматривают «незамедлительный и безоговорочный вывод армянских оккупационных сил с территории Азербайджана», было указано, что Москва не намерена выступать в роли эксклюзивного посредника в карабахском урегулировании, и указан адрес, по которому следует направлять требования — Минская группа ОБСЕ. Да и сейчас эта позиция получила подтверждение в заявлении официального представителя МИД России Марии Захаровой: «Мы участники этого формата и очень ответственно относимся к своим обязательствам, понимая, насколько серьезная тема находится на повестке этой группы». Поэтому складывается устойчивое ощущение того, что Баку оказался в ловушке, из которой не знает как выбраться. С одной стороны, критикуя так называемые обновленные Мадридские принципы, Азербайджан их официально не дезавуирует и не сопоставляет с упомянутым резолюциями Совета безопасности по Карабаху. А с другой, всеми силами пытается сменить состав Минской группы, либо вступить в альянс с одной из стран-сопредседательниц, чтобы сменить переговорную повестку. В то же время фактом являлось и участие Азербайджана в переговорах по формуле 5+2 — поэтапного освобождения районов, согласования статуса Лачинского коридора, определения будущего статуса Карабаха.

Еще в марте 2010 года бакинская газета «Зеркало» рассуждала о возможности «через 5−10 лет провести референдум по определению окончательного статуса этой территории», а «если договориться не удастся, то разработкой окончательного статуса Карабаха займется комиссия наподобие косовской, под патронажем ОБСЕ или же ООН». Тогда назывался и третий сценарий, предложенный сопредседателями Минской группы ОБСЕ: по ходу выполнения положений Мадридских принципов предполагается предоставление Нагорному Карабаху промежуточного статуса. Сейчас мы не будем давать оценку этим проектам, отметим только то, что они имели предметный характер и давали доступный экспертам материал для анализа и дискуссий. Теперь такого нет, что не только выхолащивает на публичном уровне переговоры в формате Минской группы ОБСЕ, но и определяет неустойчивость формулы «ни войны, ни мира». Более того, когда замминистра иностранных дел Азербайджана Махмуд Мамедгулиев вызвал в МИД для разъяснений главу представительства ЕС в Баку Малену Мард (из-за резолюции Европарламента по правам человека в АР), он выразил протест в связи с используемым в резолюции выражением «Нагорный Карабах», что якобы «противоречит международному праву».

Тогда о чем же будут говорить в Нью-Йорке главы внешнеполитических ведомств Армении и Азербайджана и какая повестка может быть ими предложена для намеченных переговоров Алиева и Саргсяна? Наши версии.

Первый сценарий. Если такая встреча состоится, то основное внимание будет направлено на введение режима прекращения огня на линии соприкосновения сторон.

Второй сценарий. Учитывая, что в вооруженном конфликте между Азербайджаном и Арменией не заинтересованы — по разным причинам — главные внешние игроки, но прежде всего страны — сопредседатели Минской группы ОБСЕ, будет предложено ввести международные миротворческие силы или постоянных наблюдателей от ОБСЕ на стационарной основе, что имеет место на Украине. Уорлик уже озвучил такой сценарий. «Тут важно не зацикливаться на одном элементе или одном принципе урегулирования. Территории должны быть возвращены, но есть и другие факторы. И поэтому мы всегда говорим о комплексном урегулировании — вы не можете взять лишь один аспект и утверждать, что это основа урегулирования. Мы должны рассматривать мирное урегулирование во всей его полноте», — заявил американский дипломат. Он также считает, что «если или когда территории будут возвращены, то необходимо будет ввести международные миротворческие силы, чтобы обеспечить безопасность Нагорного Карабаха, а какие именно миротворцы должны быть — ОБСЕ или ООН — будет предметом обсуждения».

Третий сценарий. Конфликт в Карабахе будет и дальше «замораживаться». Кстати, об этом на днях говорил бывший президент Украины, представитель Киева в контактной группе в Минске Леонид Кучма. Он сравнил Донбасс с Карабахом. По его словам, «мир, кажется, согласился с тем, что эти проблемы находятся в таком состоянии — и в Грузии, и в Молдове, и в Азербайджане». К тому же сейчас не просматривается каких-либо внятных формул урегулирования карабахской проблемы, а с выводом Ирана из режима санкций заметно снижается значение бакинских энергетических коммуникаций, что, с одной стороны, может снизить накал конкретной борьбы между внешними игроками в Закавказье, а с другой — используется Баку для более активных действий с целью хотя бы привлечения к себе международного внимания. Наконец, с третьей стороны, как ни парадоксально, но это создает внешним игрокам благоприятные возможности для широкого политико-дипломатического маневра по давлению на Баку и Ереван с целью сохранить стабильность в Закавказье.

Четвертый сценарий. Учитывая продвижение в урегулировании украинского кризиса на основе поддержанных «нормандской четверкой» Минских соглашений, предусматривающих участие в переговорном процессе Донецка и Луганска, Минская группа ОБСЕ будет пытаться ввести в «игру» Степанакерт, что не противоречит Мадридским принципам. В любом случае Армению и Азербайджан будут принуждать к прямому контакту на высшем уровне до того момента, пока не созреют условия для принятия новых решений по Карабаху, возможно, в новых геополитических обстоятельствах.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.