«Проблемы казахстанского транзита на таможне – из-за реэкспорта»

Решение Федеральной таможенной службы РФ проводить полный досмотр машин, везущих грузы из стран ЕС в Казахстан, транзитом через Россию, привело к скоплению фур на границе республики. Из Казахстана шлют в Россию официальные обращения, в Белоруссии считают, что это наказание за реэкспорт

Астана, 11 сентября 2015, 09:58 — REGNUM  Проблемы казахстанского транзита на таможне возникли из-за реэкспорта, считает Александр Синкевич, белорусский экономист, который прокомментировал корреспонденту ИА REGNUM ситуацию, сложившуюся на границе Казахстана и России в связи с тем, что Федеральная таможенная служба РФ (ФТС) стала направлять грузовой транзит на склады временного хранения для полного досмотра.

«Безусловно, наказание за реэкспорт — именно это является негласной причиной. И раньше в отношении белорусского коридора, и теперь — в отношении складов временного хранения», — считает Синкевич.

Он отметил, что влияние санкционного противостояния России и Запада заметно сказалось на белорусской транспортно-логистической отрасли, которая из-за санкций понесла наибольшие потери по сравнению с другими отраслями экономики Белоруссии: «Уже в 2014 году ФТС России запретила транзит грузов в Казахстан и иные страны Азии через белорусский коридор — была оставлена возможность пропуска только через границу России с Украиной, Прибалтикой, Финляндией и Норвегией. В итоге подавляющее большинство белорусских перевозчиков было вынуждено переориентироваться либо на внутриевропейские перевозки, либо на азиатский рынок».

«Последняя новация российской ФТС с обязательной разгрузкой на СВХ вполне может коснуться перевозчиков из Республики Беларусь или любых иных стран, работающих с транзитом между ЕС и Азией», — обратил внимание эксперт на то, что вопрос может затронуть не только казахстанских грузоперевозчиков (географически кроме Казахстана «заперты» Россией еще и Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, Туркмения. — Прим. ИА REGNUM).

«Похоже, санкционная политика серьезно притушила тему евразийского союза, поскольку участники ЕАЭС не готовы вписываться в санкционную войну. Весьма вероятен следующий парадокс: пока не будут преодолены российско-западные противоречия, и евразийская интеграция будет проходить в заторможенном режиме», — поделился Синкевич общим впечатлением.

Что касается апелляции казахстанского Министерства по инвестициям и развитию к договоренностям в рамках Евразийского межправсовета (имеется в виду распоряжение от 29 мая о беспрепятственном прохождении транзита по книжкам Международных дорожных перевозок), эксперт отметил: «Увы, как и многие прежние интеграционные начинания, ЕАЭС во многом остается на бумаге. Если бы не украинские события, возможно, ЕАЭС получил бы больше реального наполнения».

О том, влияет ли как-то документ уровня Евразийского межправсовета на работу грузоперевозчиков, корреспондент ИА REGNUM спросил и у генерального секретаря Союза международных автомобильных перевозчиков Казахстана Теодора Каплана.

Как пояснил собеседник, распоряжение, несмотря на довольно высокий уровень принятия, особого значения не имеет. «29 мая этого года премьер-министры подписали распоряжение, обязывающее Россию открыть полностью российскую федеральную таможенную территорию. Документ приняли, но он не работает» — отметил Каплан.

Но на действие этого документа, сообщил генеральный секретарь Союза международных автомобильных перевозчиков Казахстана, грузоперевозчики и не рассчитывают. По его словам, в свое время за книжки МДП (книжка Международных дорожных перевозок позволяет перевозить без досмотра опломбированные транзитные грузы через границы стран, подписавших Таможенную конвенцию ООН 1975 года, — Прим. ИА REGNUM) действительно бились, в результате чего и было достигнуто упомянутое распоряжение. Но в реальности, утверждает Каплан, правила игры сложились иначе.

«Книжки были вопросом в июле 2013 года. С этим вопрос решили: он (Андрей Бельянинов, глава ФТС. — Прим. ИА REGNUM) чихает на книжку, и у нас машины уже давно работают без них. Нас заставляют платить на границе при въезде на территорию России, просят дополнительную оплату — 100 долларов, — и езжай на Казахстан. Мы с этим смирились. Внутренний транзитный документ оформляем. При этом сборы идут не в государство, не в бюджет России, это частные структуры вроде РОСТЭК, «Арсеналъ», еще там есть парочка (о поборах на таможне со стороны структур, аффилированных с Андреем Бельяниновым, в 2013 году был сделан запрос со стороны депутата Госдумы РФ. Также о связи РОСТЭК с главой ФТС писала «Новая газета». — Прим. ИА REGNUM). Им поручено собирать эту дополнительную мзду. Еще до 2 сентября мы могли ехать беспрепятственно по документу, который организовал Бельянинов, ну платим мы, ну едем и едем, а тут по его же документу все машины остановили!» — отмечает Каплан.

Обоснованных причин для происходящего Теодор Каплан не видит: «А левая нога главы ФТС захотела так — вот и все! Абсолютно причин нету. Говорят что-то про санкционные причины — ничего такого, глупость все это».

По словам Каплана, каждый день простоя одной фуры на российском СВХ стоит 7 тыс. рублей. Выгрузка и загрузка каждой тонны товара — 600 рублей. Таким образом, только чтобы разгрузить и загрузить 20-тонный автомобиль, перевозчикам приходится платить 24 тыс. рублей.

Напомним, 9 сентября Министерство по инвестициям и развитию Казахстана, курирующее вопросы транспорта, сообщило о том, что на границе «в ожидании досмотра скопилось более 100 автомашин, казахстанские перевозчики несут убытки, нарушаются сроки доставки грузов». В этой связи в министерстве провели оперативное совещание и от имени руководителя ведомства Асета Исекешева направили «соответствующие обращения по скорейшему урегулированию сложившейся ситуации в адрес Министерства транспорта и Федеральной таможенной службы РФ».

Ответная реакция российских чиновников пока неизвестна.

О том, что на казахстанско-российской границе возникли проблемы у фур, следующих в Казахстан, первым сообщил генеральный секретарь Союза международных автомобильных перевозчиков республики Теодор Каплан. По его словам, с 3 сентября безо всяких предупреждений машины, ранее проезжавшие беспрепятственно, российские таможенники стали отправлять на склады временного хранения для полной разгрузки товара и его досмотра. В итоге на границе, по сообщению представителя Союза 8 сентября, скопилось 150 фур.

В распоряжении Каплана оказалось видео, где представитель Самарской таможни поясняет, что приказ пришел от ФТС, «на уровне Москвы». При этом управляющий директор-директор департамента экономической интеграции НПП РК «Атамекен» Дана Жунусова утверждает, что водителя, который сделал запись, теперь разыскивают «сотрудники Федеральной таможенной службы и иных правоохранительных органов РФ». Представители Союза дали общую пресс-конференцию с региональным представительством Национальной палаты предпринимателей Казахстана — были озвучены жалобы на действия российской ФТС и просьба к казахстанскому профильному комитету разобраться в ситуации. Официальной реакцией профильного ведомства и стало обращение к российским коллегам.

ИА REGNUM напоминает, что отказ Белоруссии и Казахстана присоединиться к российскому продовольственному эмбарго породил «казахстанскую схему» контрабанды, по которой партии продовольствия, следовавшие из Белоруссии в Казахстан, реализовывались в РФ. При этом, по оценке экспертов, контрабандные поставки не приносят сверхприбыли госбюджету Белоруссии и наносят ущерб казахстанским потребителям.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.