«Беби-бокс» – сознательный обман или вопиющая некомпетентность?

«Аргументы» защитников «беби-боксов» вызывают гигантское недоумение у общественников

Ольга Скопина, 8 сентября 2015, 16:20 — REGNUM  

В Москве 31 августа в мусорном контейнере возле жилого дома по улице Высокой местными жителями в полиэтиленовом пакете было обнаружено тело младенца мужского пола. ИА REGNUM опубликовало мои комментарии по поводу этой трагедии. Я писала, что женщина, совершившая преступление, не воспользовалась установленным в Москве беби-боксом и пошла на преступление — убила своего ребёнка.

Читайте также: Беби-боксы» не спасают от убийства детей

На эти комментарии ответила руководитель проекта «Колыбели надежды» Елена Котова, главная сторонница внедрения ящиков для подкидывания детей в нашей стране. Не могу оставить без внимания ее слова и поэтому отвечаю на них.

Котова говорит: «Во-первых, меньше чем за час до «беби-бокса» в Люберцах не добраться. Вы когда-нибудь приезжали из Москвы в Люберецкий район? 2,5 часа на машине до Люберец! Это еще без пробок. Поэтому говорить о том, что рядом находился «беби-бокс» или «окно жизни», я бы не стала».

Странно слышать от Елены такие аргументы, так как совсем недавно она прокомментировала случай убийства новорожденного в аэропорту «Домодедово»: «Почему она из Ростова летела в Тюмень? Для каких целей? Может быть, она летела в Тюмень, чтобы оставить там ребенка в беби-боксе? Ни в Ростове, ни в Москве беби-боксов нет».

То есть Елена в одном случае считает, что женщина вполне в состоянии совершить перелёт из одного города в другой, преодолеть тысячи километров, специально для того, чтобы положить ребёнка в беби-бокс. Но в другом случае, опять же со слов Елены, путь до беби-бокса в 20 км на общественном транспорте вдруг становится непреодолимым препятствием. Какое-то странное противоречие. Или противоречий никаких нет, если есть желание любой ценой продавить установку ящиков для выкидывания детей? В таком случае сходные ситуации можно трактовать и так и эдак, в зависимости от аудитории, как выгодно оратору?

Читайте также: «Ящики для детей» могут запретить законодательно

Елена Котова не согласилась и с моим комментарием о том, что ребёнка можно было оставить врачам в ближайшем роддоме, расположенном в 30 минутах ходьбы от места, где был найден мёртвый младенец. Котова утверждает: «Это уголовная статья 125 — «Оставление в опасности». Даже если дать ребенка в руки врачу, акушеру, это статья Уголовного кодекса. Что она на пороге больницы бросила, что в руки врачу дала, что в гипермаркете оставила, что в мусорном баке — одинаково».

Первое, что здесь обращает на себя внимание, это то, что, по версии Елены, убийца не понесла ребёнка в роддом из-за боязни уголовной ответственности по статье «Оставление в опасности», но при этом не испугалась уголовной ответственности за убийство младенца? Где тут логика? Во-вторых, интернет «сообщает», что Елена Котова имеет юридическое образование, поэтому не понятно, как воспринимать такие аргументы — либо как сознательный обман, либо как вопиющую некомпетентность.

В любом случае оба варианта не в пользу Елены. Действия матери, передавшей ребёнка медицинским работникам в роддоме, не могут и не попадают под действия ст. 125 УК РФ «Оставление в опасности», поскольку мать передаёт ребёнка медицинским работникам, врачам, отвечающим за жизнь и здоровье пациентов в медицинском учреждении. Таким образом, передавая ребёнка из рук в руки, она не оставляет его без надзора и помощи, вследствие чего и не несёт никакой уголовной ответственности. При этом мать имеет право сохранить анонимность при передаче.

В случае отказа матери представить документы, удостоверяющие личность, составляется «Акт об оставлении ребенка матерью, не предъявившей документа, удостоверяющего ее личность, в медицинской организации, в которой происходили роды или в которую обратилась мать после родов» (утвержден Приказом Минздравсоцразвития России от 25 января 2010 г. № 23н), являющийся основанием не вносить сведения о родителях ребенка в запись акта о рождении (ст.19.1 Федерального закона от 15.11.1997 г. № 143 «Об актах гражданского состояния»). Следовательно, существующий порядок сохраняет анонимность без риска уголовного преследования матери и в полном объеме реализует возможность оставить ребенка в медицинском учреждении без использования системы беби-бокс.

Если разбираться серьёзно, то как раз подбрасывание ребёнка в беби-бокс является тем самым заведомым оставлением в опасности, поскольку ребёнок, положенный в ящик, в момент оставления без присмотра может срыгнуть и подавиться, захлебнуться, задохнуться, вывалиться из «люльки» (возраст подкидышей разный). Подбрасывающее лицо не знает и не может знать наверняка, в чьих руках окажется ребёнок, что с ним в результате произойдёт, когда и кто ему сможет оказать помощь. То есть именно при подбрасывании ребёнка в беби-бокс гражданин должен быть привлечён к уголовной ответственности за оставление младенца в опасности.

Читайте также: Проект «ящиков для детей» подвергли жёсткой критике

Будем надеяться, что Елена Котова занимается подобными манипуляциями неосознанно, при этом ненамеренно вводя людей в заблуждение, а потому стоит посоветовать относиться более внимательно к своим заявлениям и более уважительно — к своей аудитории.

Читайте ранее в этом сюжете: Подкидыш в Челябинске вновь адресует к дискуссии о беби-боксах

Читайте развитие сюжета: В трех перинатальных центрах Подмосковья появятся беби-боксы

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.