Промышленного производства французского вина на Алтае пока не вышло

В Алтайском крае еще не наладили производство французского вина в промышленных масштабах, зато осваивают «авторские рецепты» ягодных напитков

Барнаул, 8 сентября 2015, 13:56 — REGNUM  В Алтайском крае так и не наладили в промышленных масштабах производство вина из французского винограда. Посадки сортов «шардоне», «мускат», «пино-нуар» и «миньё», произведенные еще в 2009 году, первый промышленный урожай дадут только в 2015 году. Об этом корреспондентам ГТРК «Алтай» сообщил автор проекта, генеральный директор компании «Алтайская лоза» Владимир Вагнер.

Урожай винограда на Алтае в этом году замечательный. Насколько — председатель барнаульских виноградарей Виктор Татиевский показал корреспондентам наглядно. Он уже давно вынашивает проект: открыть под Барнаулом винодельческую усадьбу.

«Нашел в спонсоры предпринимателя. В планах — выращивать парниковый виноград. Те сорта, на которых уже набили руку алтайские любители. А из него — готовый виноматериал. Да что там! Можно сразу «авторское» вино», — поясняют корреспонденты ГТРК «Алтай».

«Если по требованию законодателей на этикетке будет указано не только «вино российское авторское», но и фамилия автора, то производители будут стараться сделать его высококачественным», — пояснил Виктор Татиевский.

Как далеко такие планы может отодвинуть суровая реальность, лучше всех знает Владимир Вагнер. Шесть лет назад, когда бизнесмен взялся выращивать в алтайском предгорье французский виноград в промышленных масштабах, в успех мало кто верил. И сейчас слышит вопросы с иронией в свой адрес — мол, и где оно, алтайское вино на прилавках?

Владимир Вагнер объясняет журналистам: во-первых, заложенные виноградники только в этом году, как и прописано природой, дадут первый промышленный урожай — 10−15 тонн. А во-вторых, лицензия на производство стоила 20 миллионов рублей. Правда, с 1 июля в России действует новый закон об алкогольном обороте: лицензию можно получить по упрощенной схеме. Ориентировочно, для фермеров-виноделов она теперь обойдется в 800 тыс. рублей.

Владимир Вагнер недоумевает по поводу непомерной суммы лицензии, определенной для фермеров.

«Разговор идет, чтобы ее уменьшать, но пока эта цифра остается. Беда в чем? Государство издало закон, президент подписал, сегодня нормативные документы только начинают выходить: постановление, сколько будет стоить лицензия, постановление о том, какое оборудование нужно иметь», — отмечает Владимир Вагнер.

На поддержку отечественного виноделия в «Алтайской лозе» надеются после недавнего нашумевшего заявления министра сельского хозяйства. Александр Ткачев предложил обсудить: а не поднять ли пошлины и не запретить ли вовсе ввоз в Россию импортных виноматериалов?

«Постепенно сокращать долю иностранного вина можно. Враз заменить его своим — никак», — уверен профессор Валерий Севодин. По его словам, «во-первых, цены на него сразу вырастут, а во-вторых, появятся винные «заводики» с якобы французской технологией».

«У них бутылка кагора стоит 600 рублей, а у нас в Сибири всего 100 рублей. Это о чем говорит? Помои крашеные. Можно просто спровоцировать вал контрафакта и дряни. Откровенного яда на анилиновых красителях», — пояснил корреспондентам ГТРК «Алтай» декан, профессор кафедры биотехнологий Бийского технологического института Валерий Севодин.

Кстати, в Бийском технологическом институте давно экспериментируют с виноградными винами. Правда, крымские коллеги однажды поддели: мол, сколько ни старайтесь в Сибири, но виноградарей юга вам не догнать.

«И тогда бийчане взялись за… старое. Старое доброе плодово-ягодное вино по собственным рецептам. И этим летом на международную выставку в Крым повезли свое — из облепихи, калины, черники, голубики. Обошли там виноделов из 5 стран, привезли 6 медалей и оставили в недоумении жюри», — отмечают корреспонденты ГТРК «Алтай».

«Наши ягоды отличаются от тех, что произрастают в южных регионах. И жимолость была настолько новая ягода, что сначала даже не могли выговорить ее название!» — говорит доцент кафедры биотехнологий Бийского технологического института Ксения Севодина.

Корреспонденты ГТРК «Алтай» вспоминают: а ведь в советские годы 80% вина на Алтае было собственного производства. И виноградного не было. 35 цехов по розливу вина, плоды и ягоды на которые поставляли 90 совхозов и колхозов. Все уничтожено при горбачевском «сухом законе». А яблочного вина — того, которым так славился Алтай, в России официально вообще не существует.

«Ведь с Урала приезжали, из Подмосковья, с Севера. У нас стояли огромные фуры. Брали наши вина. Знаменитое вино «Юбилейное» из черноплодной рябины. Знаменитое «Алтын-Кель». Секрета мы не знаем, мы пытались сделать свои вина, несколько вин получилось очень хороших», — дополняет историю заведующая лабораторией переработки плодов и ягод НИИ им. М. А. Лисавенко Наталья Шелковская.

Свой довод привел и Владимир Вагнер. «В Европе 50% вина делают из яблок и груш. Почему мы это сделали несъедобным, и по сей день законодательство не позволяет нам делать? Из него можно только делать винные напитки», — отмечает генеральный директор компании «Алтайская лоза».

А в алтайском НИИ Лисавенко сегодня по-прежнему делают вино — в качестве эксперимента, «в стол». И ждут, что их рецепты и технологии однажды понадобятся. Бийчане уже получают заявки: Казань хочет технологию медового вина, например, — отмечают корреспонденты ГТРК «Алтай».

По их словам, Владимир Вагнер тоже пока оставил мысли продать виноградный урожай на сок — благо, предложения поступают. С нынешнего богатого сбора здесь рассчитывают в следующем году выпустить на продажу 3 вида алтайского вина. Новый закон позволяет продавать его на месте, до 50 тысяч бутылок в год. Так что массово на прилавках оно не появится, продавать будут туристам и тем, кто заглянет на алтайско-французские виноградники.

Как уже сообщало ИА REGNUM, виноградники в Алтайском районе заложили в 2009 году по инициативе Владимира Вагнера и при активной поддержке администрации Алтайского края. Место выбрано не случайно: считается, что климат предгорий хорошо смягчает сибирские морозы. Консультантами алтайских виноградарей стали ученые-селекционеры и виноделы из французской провинции Франш-Конте.

Первую опытную партию красного вина «Алтайская лоза» получили в декабре 2011 года. В том же году завезли необходимое немецкое оборудование для прессования винограда, сертифицированное по европейским стандартам.

«Благодаря французской технологии мы смело ставим перед собой задачу промышленного выращивания винограда», — отмечал Владимир Вагнер в августе 2012 года. По его словам, через несколько лет на Алтае планировалось производить до 500 тыс. бутылок красного и белого вина.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.