Региональные выборы-2015: особенности и ловушки

За последней чередой региональных кампаний накануне думских выборов журналисты и эксперты всегда следят особенно пристально. Действительно ли скандалы на губернаторских выборах предвещают сюрпризы в день голосования? На что надеяться малым партиям на выборах в заксобрания? Попробуем разобраться

Михаил Нейжмаков, 7 сентября 2015, 17:06 — REGNUM  

Самые скандальные

Из губернаторских кампаний самой скандальной пока остается гонка в Омской области. Отказ в регистрации со стороны избиркома, а затем возвращение на дистанцию по решению суда кандидата от КПРФ Олега Денисенко привлекли внимание и федеральных СМИ. Ситуация вызвала дискуссии среди экспертов. Некоторые считали, что кандидат коммунистов сам был заинтересован в отказе от борьбы, но с этим нельзя согласиться. Насколько известно, рекламные щиты с изображением Денисенко стали появляться в Омской области еще весной. Было бы странно заблаговременно вкладывать ресурсы в повышение своей узнаваемости, не рассчитывая на борьбу всерьез.

Показательно, что областные власти помогли пройти муниципальный фильтр и кандидату «Коммунистов России» Александру Подзорову, работающему на том же электоральном поле. Видимо, в руководстве региона изначально ориентировались на сравнительно высокий результат кандидата от КПРФ и решили подстраховаться всерьез.

Дополнительно размыть оппозиционный электорат могло бы участие в гонке кандидата от «Справедливой России». Для чисто предвыборных целей это объективно помогло бы кампании действующего губернатора Виктора Назарова больше, чем выдвижение в Совет Федерации представительницы этой партии Елены Мизулиной, с Омской областью связанной слабо. Впрочем, в левопатриотической нише в омских выборах все равно действует еще и кандидат от «Родины» Андрей Дворецкий. За протестного избирателя борется и представитель ЛДПР Ян Зелинский.

На самом деле, руководство Омской области и их консультанты действовали вполне логично. Опасности для выдвиженца от власти начинаются в случае, если активный оппозиционный кандидат сходит с дистанции под самые выборы. Тогда его сторонники уже отмобилизованы и присоединяются к наименее неприятному для них из оппонентов власти, участвующих в гонке. Когда же оппозиционер просто не допущен до выборов, его избиратели, как правило, впадают в апатию и просто не идут на избирательные участки. Если бы не решение Верховного суда, восстановившего Олега Денисенко, Омскую область ждала бы тихая спокойная кампания.

Прогнозы по омским губернаторским выборам тоже разделились. Одни эксперты считают, что Олег Денисенко вернулся в кампанию слишком поздно, чтобы наверстать упущенное. По этой версии, решение областного избиркома, не зарегистрировавшего данного кандидата сразу, нанесло существенный вред его кампании. Другие политологи возражают, что вся судебная эпопея играет на руку Денисенко и выводит кампанию на качественно новый уровень, увеличивая его шансы на высокий результат.

На самом деле, борьба кандидата от КПРФ за право участвовать в избирательной кампании может повлиять на ее результат не так серьезно, как кажется на первый взгляд. Как было сказано выше, работу по повышению узнаваемости Олег Денисенко начал еще до старта предвыборной гонки. В августе агитационная работа не столь эффективна — многие избиратели находятся в отпусках. А главный упор в предвыборной гонке, как правило, все равно делается на последние недели кампании. С другой стороны, ореол «гонимого», как правило, не привлекает избирателей к кандидату сам по себе. Он мобилизует действующих сторонников такого политика и его партии. Поэтому штабу Виктора Назарова стоит опасаться не резкого взлета популярности кандидата от КПРФ после всех судебных перипетий, а повторения в Омской области «эффекта Навального», пусть и в меньших масштабах. Когда при низкой явке и инерционной кампании действующего губернатора активный оппозиционный кандидат может получить значительный результат просто за счет мобилизации базового электората. Впрочем, повторимся, что мобилизации сторонников того же Алексея Навального на столичных выборах-2013 способствовала очень серьезное внимание к гонке федеральных СМИ. Гораздо большее, чем сейчас к омским выборам. То есть мобилизация электората КПРФ произойдет, но вряд ли это принесет кандидату данной партии сенсационный результат.

Скорее всего, восстановление в правах выдвиженца коммунистов — не только показательное решение, в рамках озвученного Вячеславом Володиным курса на конкурентные региональные выборы. Видимо, у действующего омского губернатора Виктора Назарова есть серьезные противники на федеральном уровне. Поэтому по уровню напряженности губернаторская гонка в этом регионе напоминает аналогичные брянские выборы 2012 года, когда ключевым оппонентом тогдашнего губернатора Николая Денина был кандидат-коммунист Вадим Потомский. Денин тогда победил, но негативная кампания против него в федеральных СМИ продолжилась. Брянского экс-губернатора эта ситуация через два года после выигранных выборов привела к отставке. Но Виктор Назаров, накопивший все же меньший багаж негатива за время пребывания в должности, может оказаться более удачлив.

Тихие, но сложные

Как правило, сложности на пути к победе предсказывают и губернатору Приамурья Александру Козлову. Предвыборная гонка в этой области не отмечена скандалами федерального уровня, однако врио главы региона считается не самым сильным кандидатом. Ему вспоминают не особенно яркое выступление на «праймериз» «Единой России», где чиновник набрал лишь 38,7% голосов, и давшуюся нелегко победу на выборах главы Благовещенска в сентябре 2014 года (с результатом 38,68%). Подчас эксперты предсказывают, что исход этой гонки решит второй тур (что еще ни разу не случалось после возвращения губернаторских выборов в 2012 году). А соперником врио губернатора во втором раунде видят кандидата от ЛДПР Ивана Абрамова.

Но дело в том, что современные губернаторские выборы — это именно тот случай, когда «возможность победы заключена в противнике», как говорил стратег Сунь Цзы, около 2500 лет назад живший в соседнем с Примаурьем Китае. Не так важно, насколько силен действующий губернатор, главное, насколько агрессивна кампания его противников. Имеет значение не сам протестный электорат, а возможность противников вывести его на избирательные участки. Предвыборная кампания идет относительно спокойно, дополнительных мобилизующих факторов для протестного избирателя немного. Конечно, учитывая результаты «праймериз», есть вероятность саботажа кампании губернатора со стороны фрондирующей части местных элит.

Но обратим внимание — агрессивных материалов против Александра Козлова в федеральных СМИ появляется немного. Это может свидетельствовать, что надежного федерального прикрытия у противников губернатора нет, как нет и серьезного запроса хотя бы части федеральных игроков на ослабление главы Приамурья. А без такого прикрытия местные игроки, скорее всего, создавать серьезные препоны губернатору не решатся.

Интересен и вопрос, кто же займет на этих выборах почетное второе место. Чаще такую роль отводят либерал-демократу Ивану Абрамову. В этом есть своя логика, так как, например, на думских выборах 2011 года именно ЛДПР занимала по этой области второе место. Да и предвыборный фонд Ивана Абрамова, насколько известно, оказался больше, чем у других оппозиционных кандидатов в ходе нынешней губернаторской гонки в области. Впрочем, в ходе кампаний последних лет тот же Абрамов все же немного уступал выдвиженцам КПРФ. На выборах мэра Благовещенска в 2014 года его незначительно опередила Татьяна Ракутина, а в ходе губернаторской гонки 2012 года — ее однопартиец Роман Кобызов, между прочим, участвующий и в нынешней предвыборной кампании.

Считается, что размыть электорат кандидата от КПРФ может выдвиженец Компартии социальной справедливости («КПСС») Михаил Драгунов. На деле все сложнее. Результаты «КПСС» нельзя объяснить только работой на поле КПРФ. Голосование за «КПСС» вряд ли вызвано путаницей. КПРФ — одна из старейших, то есть хорошо идентифицируемых гражданами партий, а ее избиратель обычно достаточно политически грамотен, чтобы не «заблудиться» в избирательном бюллетене. Скорее всего, поддержка «КПСС» объясняется не «ностальгией по СССР» или «разочарованием в КПРФ», а намерением проголосовать «против всех». Как правило, для реализации такого намерения избиратель и ищет максимально «несерьёзные» партии и кандидатов, прекрасно понимая, что их воспринимают в качестве «симулякра» или «фейка». Учитывая, что в такой же роли «заменителя против всех» часто выступает ЛДПР, «КПСС», как ни парадоксально это звучит на первый взгляд, может размыть и ее электорат.

Впрочем, такой сценарий в любом случае будет на руку Александру Козлову, перспективы которого, как видим, не столь мрачны, как кажется на первый взгляд.

Беспроблемные и потому легитимные

Если не интрига, то хотя бы информационная активность обнаруживается там, где на выборы от системной оппозиции идут опытные игроки региональной политики. Например, внимание даже федеральных СМИ привлекла новость о создании оппозиционной коалиции «За развитие Иркутской области» вокруг кандидата коммунистов Сергея Левченко, уже третий раз выходящего на выборы главы этого региона. Вскоре свою причастность к коалиции опровергли представители некоторых партий, анонсированных в качестве ее участников (например, о нежелании идти на такой союз со стороны «Яблока» заявил ее лидер Сергей Митрохин). В действительности, новости о коалициях в принципе интересны лишь очень политизированным гражданам, а таковых не так много. Другое дело, что вокруг Левченко за время кампании возникло сразу несколько информационных поводов. В частности, СМИ обратили внимание на уголовное дело, возбужденное в связи с невыплатами зарплат в ЗАО «Стальконструкция», которое возглавляет Андрей Левченко, сын кандидата от коммунистов. На первый взгляд, это должно отталкивать избирателей от данного политика. Но дело в том, что постоянных сторонников партии такие новости, наоборот, мобилизуют, заставляя воспринимать своего кандидата как «гонимого». А на итоги региональных выборов с низкой явкой в последние годы влияет не столько умение кандидата привлекать новых сторонников, сколько способность мобилизовать «старую гвардию». Конечно, серьезной угрозы губернатору Сергею Ерощенко в нынешних условиях это не несет, но немного дополнительных очков его оппоненту добавить может.

Однако, в большинстве регионов выборы, все же, проходят по традиционному «тихому» сценарию. Более того, среди кандидатов в губернаторы Брянской области, например, нет даже представителей КПРФ и ЛДПР. Часто можно услышать мнение, что победа в конкуренции с сильными соперниками, при высоком интересе избирателей к кампании и высокой явке повышает авторитет главы региона и делает выборы более легитимными. На деле это не вполне так. О том, что тот или иной оппозиционный кандидат «хотел бы пойти на выборы, но не был зарегистрирован» или выборы были «интересными и запоминающимися», в итоге будет помнить очень узкий круг лиц — политические журналисты, эксперты и незначительная часть политизированных граждан. А вот если победа далась действующему главе региона нелегко, в его силе засомневаются как раз многие. Членам его команды, отвечавшим за выборы, подобную трудную победу злые языки и вовсе еще долго будут припоминать практически как провал. К тому же, допустив потенциально сильных конкурентов до выборов, глава региона способствует еще большему их усилению, дает им шанс мобилизовать своих старых сторонников и привлечь новых. Вспомним 2013 год. «Красивый жест» мэра Москвы Сергея Собянина, который помог пройти муниципальный фильтр основным соперникам, тогда обсуждали не так уж долго и не очень активно. Но, несмотря на переизбрание действующего столичного мэра, наибольшую политическую выгоду из той кампании на тот момент извлек именно Алексей Навальный.

Поэтому губернаторы, добившиеся, чтобы парламентские партии выставили игроков со «скамейки запасных» вместо «звездного состава» своих кандидатов, а опасные представители региональных элит или серьезные федеральные «варяги» не участвовали в гонке вовсе — действуют вполне логично. Ворчание прессы и дежурное возмущение отдельных политиков — это ненадолго и на легитимность выборов, на самом деле, повлияет слабо.

Многообещающие, но «не выстрелившие»

Учитывая «тихий» характер большинства губернаторских кампаний, больше внимания в этом году было приковано к выборам заксобраний. Последние региональные выборы перед думской кампанией принято считать репетицией федерального избирательного марафона. Сюрпризов ждали, в том числе от малых партий, пытаясь определить, сможет ли кто-то из них через год потеснить в Госдуме парламентских игроков. Однако кампания у ряда политических бойцов второго эшелона не заладилась с самого начала. Некоторые партии не были допущены к выборам, регистрация других была оспорена в суде.

Из партий, которые на данный момент могут без сбора подписей принять участие в думских выборах-2016, больше всех отказов в регистрации списков получили «Коммунисты России» и «Родина». Первым отказали в 6, вторым в 5 регионах. Плюс — Рязанский областной суд отменил регистрацию всех кандидатов по списку «Родины» в своем регионе, 4 сентября Верховный суд оставил это решение в силе.

Как правило, спискам партий отказывали в регистрации из-за претензий к собранным за них подписям. Впрочем, вряд ли безосновательно мнение, что власти могут и закрывать глаза на факторы, препятствующие участию политических сил в предвыборной гонке. Почему же сейчас этого не произошло? Судя по всему, в верхах решили приберечь любые электоральные сюрпризы к самим думским выборам. Предположим, сейчас результаты КПРФ или «Справедливой России» оказались бы размыты из-за участия в гонке «Коммунистов России» или «Родины», способных сыграть на их поле. Это вызвало бы нервозность среди представителей региональных элит, которые не рассчитывают на выдвижение от «Единой России» и ищут подходящую партию для участия в гонке-2016.

К тому же та же «Родина» могла бы играть на патриотическом поле, на котором доминирует «Единая Россия». Проблемы «Родины» могут предвещать, что и в 2016 году «единороссы» сделают серьезную ставку на патриотические лозунги, а значит, их список будет серьезно усилен соответствующими кандидатами — в том числе в федеральной части списка. Наверняка в список «ЕР» войдут и политики, не принадлежащие к «партии власти». Нельзя исключать совсем, что подобное предложение может быть сделано тому же Дмитрию Рогозину. Ведь Дмитрий Медведев, который изначально должен был возглавлять список «Единой России» в одиночку, воспринимается патриотической общественностью без особого энтузиазма. А вот голоса избирателей, недовольных социальными проблемами или политическим курсом, как раз проще могут собрать КПРФ и «справороссы».

Кроме того, если бы кому-то из малых партий улыбнулась удача и они уверенно прошли бы в парламенты отдельных регионов, это резко увеличило бы интерес к этим силам. Вспомним казус восьмилетней давности. Хорошие результаты «Справедливой России» на выборах заксобраний в марте 2007 года (например, в Санкт-Петербурге и на Ставрополье) еще больше укрепили уверенность многих в ее успехе на думских выборах. Противникам такого сценария в итоге пришлось предпринять серьезные усилия, чтобы результат этой партии был далеко не столь внушителен. Не будь почти годичного ажиотажа вокруг данной партии накануне тех выборов, решить эту проблему было бы куда проще. Конечно, вряд ли какая-то из партий второго эшелона сегодня могла повторить тот давний успех «справороссов». Но мы ведь уже наблюдали случаи, когда в верхах серьезно перестраховываются, пытаясь избежать даже потенциальных опасностей.

Таким образом, пока Кремль объективно заинтересован в проведении максимально «скучных» региональных кампаний. Это не убивает шансы малых партий в 2016 году на корню, сюрпризов через год на 100% исключать нельзя. И все же — пока верха скорее заинтересованы в сохранении старой партийной системы, с нынешними парламентскими игроками.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.