Эстония: обыкновенный нацизм

Беженцы — «тараканы», «отребье» и «зараза». Русские — «тибла». Все эти высказывания чиновнику сходят с рук, если этот чиновник — эстонец

Таллин, 4 сентября 2015, 15:21 — REGNUM  В Эстонии разразился очередной скандал с публичным ксенофобом — националистом, который не стал выбирать выражений в демонстрации своей ненависти к беженцам Средиземноморья и русскоязычному населению Прибалтики. Начальство «плохого мальчика» пожурило пальчиком, цивилизованная Европа в очередной раз предпочла не заметить гнилостных испарений и неонацистских заявлений со своих северо-восточных провинций. Двуличие эстонской «свободы слова» и реакция на это Запада тем показательнее, что за менее смелые высказывания, но в защиту русского населения или международной позиции России репрессии следуют незамедлительно.

Сотрудник отдела прессы добровольческой военизированной организации Kaitseliit, известный журналист Урмас Рейтельманн, публично оскорбивший беженцев Средиземноморья и русское население Эстонии, не понес наказания за свои слова, отделавшись от строгого начальства выговором и беседой за закрытыми дверями. Осудивший высказывания подчиненного министр обороны, член Социал-демократической партии Свен Миксер решил, что этого будет достаточно. В итоге государственный чиновник, охарактеризовавший в Facebook тысячи бегущих от гражданской войны (развязанной в том числе и НАТО, членством в котором гордится Эстония) в Ливии и Сирии мужчин, женщин и детей «заразой», «человеческим отребьем», «миллионами тараканов», а русскоязычное население своей страны — паразитирующими на эстонской государственности «тиблами» (оскорбительное ругательство русских в Эстонии), вернулся к исполнению своих прямых обязанностей — связям с общественностью.

В русской Эстонии высказывания Рейтельманна вызвали вал резко негативных высказываний. Депутат парламента от самого русского региона страны Ида-Вирумаа Мартин Репинский передал письменный запрос министру Миксеру, в котором потребовал реакции на заявления Рейтельманна. «По моему мнению, совершенно четкая цель данного послания — разжигание розни, что совершенно недопустимо! Считаю, что Kaitseliit Эстонии, как и министерство, должны что-то предпринять и что за такими способами самовыражения должны следовать санкции», — подчеркнул Репинский.

Главный редактор газеты «Столица» Александр Чаплыгин был по традиции эмоционален в своем комментарии: «Слово «тибла» окончательно введено в официальный оборот. Раз государственный служащий имеет право называть таким образом своих сограждан, значит, это могут безнаказанно делать все желающие. Остается дождаться, когда «тибла» заменит все остальные обозначения некоренного населения в государственных документах. Может, и Россию пора переименовать в Тиблостан?»

Пользователи социальных сетей русской Эстонии высказывались куда смелее, жестче и остроумнее. Дмитрий Волков прямо указал на то, что Рейтельманн как журналист просто отреагировал на социальный запрос титульного большинства: «Эстонский электорат сверху донизу вполне евротолерантен и проамериканен. То есть — бессловесен и надеется свалить. А не электорат полностью лишён права голоса…» Ольга Томингас пожалела пресс-секретаря: «Несчастный человек. Сколько людей вокруг, которых он ненавидит. Сам сгорит в своей ненависти». А Владимир Сааль иронизирует: «В русских школах не диплом, а тиблом. Дипломаты из России… ну, вы поняли. И чтоб никакого потибления отношений с тиблами!» Некоторые из пользователей русского Facebook призвали начать кампанию высмеивания Рейтельманна и выставили вместо своих фотографий надпись «Я — tibla».

По многолетней традиции большинство русских государственных чиновников Эстонии постаралось «не заметить» оскорбления в собственный адрес, дремучей ксенофобии и расизма коллеги и трусовато промолчали. Отсутствует их заметная реакция как в СМИ, так и социальных сетях. На открытых для обзора социальных страницах таких лиц — сплошные сентябрьские фотоколлажи и перепосты из модных журналов о красивой, насыщенной ярким потребительством жизни. Набрали в рот воды и красноречиво промолчали по поводу слов Рейтельманна и немногочисленные русские члены самой организации Kaitseliit. Однако, что у таких русских на душе, позволяет понять эмоциональное высказывание сотрудника Департамента полиции и погранохраны Алексея Кузнецова, абсолютно лояльного нынешним правящим партиям и царящим в стране порядкам: «Из случившегося я делаю вывод, что военизированная организация Kaitseliit одобряет разделение граждан своей страны на эстонцев и «тибл». И если первых Kaitseliit в случае военной угрозы планирует защищать, то во вторых он видит угрозу, потому что паразитирование — это угроза для организма донора». Он уверен, что Рейтельманн своими провокационными высказываниями о беженцах намеренно распространяет миф, призванный обесчеловечить эту непростую социальную группу, «чтобы морально легче было принять решение, по сути, означающее для этих людей гибель».

Случай с Рейтельманном можно было оценить как исключение из правил, если бы не то тревожное обстоятельство, что пресс-офицер стал уже вторым подряд представителем министерства обороны Эстонии, избежавшим наказания после ксенофобских заявлений. Буквально за два месяца до него в июне 2015 года офицер центра информации штабного-связного батальона и тоже известный эстонский журналист и музыкант Ханнес Вырно выступил в Facebook с критикой плана по приему беженцев из Африки. Он назвал темнокожих беженцев «черномазыми» и «дикарями». Министр обороны в ответ на это пожурил ксенофоба и… все. Думаем, не стоит далеко ходить за истиной, чтобы понять, что разговоры вроде тех мнений, что высказали два офицера военного ведомства, идут среди их коллег постоянно. И вряд ли два ксенофоба выглядят там «белыми воронами». В Силах обороны Эстонии, куда входит Kaitseliit, постоянно происходят скандалы, связанные с русофобским или неонацистским поведением подчиненных: от ношения серег в виде нацистской свастики на военном параде до размещения в социальных сетях записи песни с призывом «резать русских». Как видно, рейтельманы не переводятся в Эстонии с поразительным постоянством.

Слово и дело. С третьего сентября между этими понятиями можно провести прямую связь: ранним утром неизвестные подожгли здание центра беженцев в Вяо в северной Эстонии. Пожар небольшой — не более десяти метров общая площадь, и семьи беженцев были эвакуированы в безопасное место, но абсолютному большинству жителей Эстонии стало понятно, что безнаказанность публичных ксенофобов только плодит их последователей и вдохновляет на более агрессивные поступки. Первый случай поджога центра беженцев в Эстонии не будет последним, убеждены все. Ненависть в виде слова породила ненависть как действие — никак не наоборот. И по традиции — оцените лицемерие официальных лиц страны. Президент, премьер-министр, министры и другие ВИПы от власти поспешили осудить действия поджигателей, демонстративно не замечая, что «поджигатели» вроде Вырно и Рейтельманна куда опаснее.

И совсем не случайно последний социологический опрос показал резкое ухудшение отношения жителей Эстонии к беженцам Средиземноморья. Если в июне нынешнего года их прием одобрял 41% населения, то в сентябре этот показатель упал до 22%. Парадокс: наплыва беженцев нет, как и вызванных этим проблем, а вот нетерпимость к ним уже есть. И она растет!

Снисходительное отношение государственных властей Эстонии к титульным ксенофобам-чиновникам и журналистам тем показательнее и характернее, что в отношение русских журналистов страны действуют совсем другие (жесткие) традиции. Стоит им лишь заикнуться с критикой существующих в родной стране порядков, рассказать об очевидных проблемах с некоренным населением — готовь вещи на выход. И Боже вас упаси сказать что-то хорошее о России или критиковать госпереворот на Украине!

Из самых последних примеров подобного рода — увольнение в апреле нынешнего года «со дня» ответственного редактора крупнейшего новостного портала Эстонии на русском языке Delfi Маргариты Корнышевой. Называя свое увольнение «политическим», Корнышева описала тот круг тем, которыми она занималась в редакции: «Это, прежде всего, русский спектр, полностью политический характер работы Полиции безопасности (КаПо) и так далее». Журналистка сообщила, что ее последние статьи касались Ежегодника КаПо и попыток кардинально переписать историю Второй мировой войны на примере государственного предприятия Eesti Mundiari. Уволивший ее главный редактор DELFI Урмо Соонвальд заявил эстонским СМИ, объясняя свое решение, что у него возникло чувство, что в редакции работает «сепаратистка». Получив «волчий билет» и статус безработной, одна из самых опытных и титулованных журналистов русской Эстонии, автор множества острых публикаций и расследований, Маргарита Корнышева затем пять месяцев не могла найти работу в местных СМИ. «После моего увольнения со мною связывались многие представители СМИ, но чтобы предложить работу…» — говорит она. По мнению журналистки, у многих редакторов «просто не хватило смелости». С сентября она работает одним из сотрудников таллинского бюро депутата Европарламента от оппозиции и известной защитницы образования на русском языке Яны Тоом.

Любой русский журналист или издание, критикующие правящие партии и ситуацию с правами русского нацменьшинства страны, обречены: если таких нельзя директивно уволить или закрыть, то в силу вступает «политкомиссар» в лице Полиции безопасности Эстонии (КаПо) со своим Ежегодником. Попадание в такую брошюру по сути означает довольно некомфортное членство в черном списке. В лучшем случае — игнорирование и замалчивание вас всеми официальными структурами вопреки Закону о прессе и принципам «свободы слова». Такой журналист просто «исчезает» для госструктур: его запросы и вопросы игнорируются, он изолируется от доступа к пресс-сообщениям (могут в момент вычеркнуть из списков рассылки пресс-релизов), его попытки устроиться на работу будут натыкаться на все то же — «враг государства», «нелояльный» и «друг России». Десятки журналистов и редакторов были уволены из местных русских СМИ или вынуждены уйти сами, еще с десяток СМИ закрыт или намеренно разорен (рекламодателям было настоятельно рекомендовано не иметь дела с «неблагонадежным» изданием). А чтобы особо строптивые знали свое место — будет сделано все, чтобы их связи с зарубежными коллегами оказались максимально затруднены: бесконечные обыски и изъятие журналистских материалов на границе при поездках в Россию либо внезапное аннулирование шенгенских виз и запрет на посещение Эстонии российским журналистам.

В августе опубликован очередной рейтинг демократии американской организации Freedom House. Среди 29 государств бывшего коммунистического блока Европы Эстония заняла второе место, уступив лишь Словении. При этом в самой организации высокое место страны объяснили «вкладом в противодействие влиянию российской пропаганды». Комментируя данный показатель, публицист Родион Денисов не скрывает своей иронии: «Президент Тоомас Хендрик Ильвес почти в каждой своей речи призывает людей наслаждаться благами эстонской демократии, смело высказывая свои мысли и мнения, не опасаясь за последствия. И всё было бы хорошо, если бы эти последствия действительно не наступали». В качестве подтверждения своих слов Денисов называет «шельмование людей, имеющих отличную от официальной позицию». Ему вторит главред оппозиционного издания «Столица» Александр Чаплыгин: «Авторы отчета точно не знают о практике, когда представители спецслужб Эстонии читают политинформацию в редакциях местных СМИ».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail