Кому в Европе отрежут головы первыми: «беженцы – это проблема немцев»?

Либо ЕС выработает взаимоприемлемое для всех его 28 государств решение по размещению мигрантов, либо встанет перед угрозой раскола, либо будет найдено, что лечить следует не «вершки», а «корешки»

Станислав Стремидловский, 3 сентября 2015, 21:11 — REGNUM  

В пятницу, 4 сентября, в Праге на внеочередное совещание соберутся главы Вышеградской группы — премьер-министры Венгрии, Польши, Словакии и Чехии. «Политики вновь хотят единым голосом отвергнуть идею введения квот на беженцев, на основе которых бы те распределялись между странами ЕС более равномерно», — передает в этой связи Radio Praha. В целом, так сказать можно, хотя в позиции каждой из сторон есть свои нюансы.

Вышеградская группа была неактивной с начала украинского кризиса, когда между ее участниками наметились серьезные противоречия. Активность проявляла Варшава, пытаясь заставить Будапешт, Братиславу и Прагу присоединиться к ее радикальной антироссийской линии. Поэтому в какой-то момент оказалось проще заморозить деятельность «четверки», нежели отбиваться от настойчивых поляков. Реанимация Группы произошла только сейчас и на этот раз пробудила ее не Польша, а Венгрия. Будапешт столкнулся с критической ситуацией, вызванной небывалым наплывом беженцев с Ближнего Востока и Африки, которые хотя и рассматривают Венгрию в качестве транзитной площадки по пути в более благополучные европейские страны (как, например, Германия), но все-таки оказывают огромное давление на социальную инфраструктуру и подогревают ксенофобские настроения в обществе. Как пишет англоязычная венгерская газета Budapest Times, в начале августа власти столицы решили создать специальные зоны, где мигранты могли бы воспользоваться средствами элементарной гигиены и получить медицинские услуги. Однако, говорит мэр Будапешта Иштван Тарлош, в настоящее время опасения вызывает санитарно-эпидемиологическая обстановка, которая сложилась на улицах, в подземных переходах и парках, оказывающая «повышенное давление» на коммунальные структуры и занятую поддержанием общественного правопорядка полицию. Мэр ждет, что парламент и правительство в скорейшее время ужесточат законодательство, регулирующее миграцию. При том, что «Европейский союз продемонстрировал почти полную некомпетентность в видении проблемы в целом», — подчеркивает издание.

Некоторые венгерские политики говорят более откровенно о бедах с беженцами. Так, Янош Лазар, глава канцелярии премьер-министра Виктора Орбана, заявил прямым текстом — виноваты немцы. Эту констатацию выносит на свои полосы влиятельная немецкая газета Frankfurter Allgemeine Zeitung, комментируя опубликованную у себя же статью венгерского премьера — «Орбан: проблема беженцев есть немецкая проблема». На встрече со спикером Европейского парламента глава правительства Венгрии отметил, что мигранты не являются заботой Евросоюза, поскольку «никто не хочет остаться в Венгрии, но едут в Германию». И дополнил мысль в FAZ. По его мнению, в Европе имеем дело не с «проблемой иммиграции», но с угрозой «постоянно вспучивающихся» миграционных потоков. Ответственность за это Орбан возложил на Евросоюз, назвав политиков, провоцирующих беженцев думать, что в Европе их ждет «лучшая жизнь» и поэтому им не следует оставаться на родине, «безответственными». Вот почему так важна «стена, построенная венграми», подчеркивает премьер, назвав «удручающим» то, что кроме Будапешта и Мадрида «ни одна другая страна не хочет защитить европейские границы». Тем более что, говорит Орбан, большинство иммигрантов являются людьми, воспитанными в другой культуре и исповедующие другую религию, «они в основном не христиане, но мусульмане», это важно, поскольку «Европа имеет христианские корни».

Менее радикальную позицию высказывает Словакия в лице премьер-министра Роберта Фицо и министра иностранных дел Мирослава Лайчака. Фицо требует признать то, что 95% беженцев — это экономические мигранты. Братислава вновь протестует против принятия обязательных квот для вынужденных переселенцев. «Если не начнем говорить правду о миграции, никогда не сдвинемся с места», — заявил словацкий премьер. Он считает, что предпринимаемые ныне Евросоюзом шаги по решению проблем беженцев только поощряют контрабандистов и организованную преступность, которые наживаются на переброске вынужденных переселенцев в Европу. В свою очередь глава МИД Словакии отмечает, что Шенгенская зона де-факто уже рухнула, «она не работает, у нас что-то вроде анархии, один из краеугольных камней ЕС потрясен до основы». Тысячи людей перемещаются между европейскими странами, у них никто не проверяет документы и наличие визы. Поэтому Лайчак утверждает, что Братислава вовсе не является «несолидарным государством», однако настаивает на тщательной охране границ, а также устранении причин миграции и контрабанды.

Слова словацкого дипломата — это, в частности, ответ на предупреждения немецкого канцлера Ангелы Меркель, которая пригрозила пересмотром Шенгенского соглашения в случае, если «не удастся договориться о более справедливом распределении беженцев». Восточная Европа дает понять, что это ее уже не пугает. На этом фоне жестом отчаяния смотрится предложение министра внутренних дел Австрии Йоаханны Микль-Ляйтнер по ограничению перечисления дотаций членам Евросоюза, отказывающимся принять беженцев. Категорически неприемлемым назвал его министр финансов Чехии Андрей Бабиш. Общаясь с журналистами, Бабиш подчеркнул, что подобный шаг привел бы к проблемам во всем ЕС и призвал немедленно созвать для обсуждения данного вопроса саммит. И, действительно, если призывы «хватит кормить восточных европейцев» вдруг получили бы институциональное оформление, что же останется от Евросоюза?

Так что заседание Вышеградской группы обещает быть непростым. Похоже, что единственной, кто на нем способен проявить «понимание» проблем западных европейцев, окажется Польша. Варшава зависит от благосклонности Берлина в отношении польской инициативы по военному укреплению восточного фланга НАТО, а немецкие газеты успели связать согласие Германии на это с принятием Польшей инициатив канцлера Меркель по миграционной политике. Польский премьер-министр Ева Копач, заявляя о невозможности согласиться на введение системы обязательных квот для беженцев, одновременно говорит, что у Варшавы «есть моральное обязательство заботиться» о них. Выступая перед активом Европейской народной партии, в которую входит правящая польская партия «Гражданская платформа», глава кабинета сказала о необходимости проявить солидарную позицию: «Мы хотим, чтобы ЕС был последовательным и сильным, и против деления на старую и новую Европу… Мы не согласны с любой риторикой, которая пытается дифференцировать статус членов Евросоюза… Польша не уклоняется от ответственности… Мы не можем позволить себе принять экономических мигрантов».

Однако так не бывает, чтобы рассортировать мигрантов на два сорта и оставить за собой право выбирать один из них, спихивая остальных на ту же Германию, и при этом выступать против деления членов ЕС на «старую и новую Европу». Перед восточными европейцами, как и перед всем Европейским союзом, стоит большой вызов. Либо ЕС выработает взаимоприемлемое для всех его 28 государств решение по размещению мигрантов, либо встанет перед угрозой раскола, либо будет найдено, что лечить следует не «вершки», а «корешки». Последнее — это война. Потому что тогда европейцам придется отправлять свои армии на Ближний Восток и Африку и вступать в непосредственные столкновения как минимум с «Исламским государством».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.