Против Японии: что потеряла Россия в 1905-м и вернул СССР в 1945 году

Из политики и дипломатии. 32

Олег Айрапетов, 1 сентября 2015, 19:33 — REGNUM  

Поражение России в Маньчжурии привело к отказу от противостояния по периметру границ и ряду соглашений, которые должны были снять большинство противоречий Петербурга с соседями ради дипломатического прорыва в районе Проливов. Увы, ослабленная в результате неудачной войны и революции Россия оказалась неспособной добиться успеха и в этом случае. Вторая, «дипломатическая Цусима» А.П.Извольского образца 1908 года — прямое следствие первой Цусимы. А между тем Цусимское сражение произошло в тот же день, что и коронация Николая II. Император заметил это, безусловно неприятное для него совпадение. Наиболее точно, на мой взгляд, его чувства передает запись от 14(27) мая 1907 года: «Памятный день, навсегда омраченный ужасной гибелью флота в Цусимском бою!»

Русско-японская война отразилась на будущем Великих Держав и в другом, не заметном поначалу аспекте. Совершенно очевидно, что победа азиатского государства над европейской Империей вызвала рост надежд на деколонизацию среди азиатских подданных друзей и противников Петербурга. Ни поражения Италии в Абиссинии в 1885 и 1896 годах, ни Франции в Тонкине в 1885 году не приводили еще к столь масштабным последствиям. Впрочем, эти войны и не были столь масштабными. Победы японцев поражали и вдохновляли и молодого Д. Неру и учителей будущих баасистов в Египте. Японская победа убедила их в возможности победы в противостоянии с Британской империей.

Февраль и октябрь 1905 года неожиданно отозвались в феврале 1917 года. На Мандаринской дороге судьба свела людей, отношения между которыми будут иметь огромное значение для периода 1914−1918 годов. Достаточно назвать имена генералов М.В.Алексеева, Н.В.Рузского, Л.Г.Корнилова, А.И.Деникина, С.Л.Маркова. Эти февральские дни породили у участников мукденских боев жесткую критику не только армейских, но и государственных порядков. «Самодержавие разбито и опозорено именно в той области, в которой его считали неуязвимым… — Писал в марте 1905 г. П.Б.Струве. — И армия останется преданна самодержавию? Нет, этого не должно быть и не будет». Революционер 1905 г. и контр-революционер 1917 г. торопился, но в главном он был абсолютно прав — по авторитету монархии был нанесен сильнейший удар.

Начавшаяся в 1905 г. революция порождала у генерала Алексеева — будущего начальника штаба Ставки Верховного Главнокомандующего — мысли, как мне представляется, весьма важные для понимания той роли, которую он сыграл через 12 лет. Россия, по его мысли, была кораблем без руля и опытного капитана, и разумных «лейтенантов». Пожалуй, это было первое критическое замечание в адрес императора и его политики: «Трудно судить по информации телеграмм о том, что происходит в России, но мне рисуется внутреннее наше положение опасным. Брожение ищет выхода. Этот выход может быть дан мерами предупредительными, но силы накопившиеся могут и не дождаться этих мер, а прорвать все преграды и вылиться в форму, образцы которой нам дает история. Для мирного выхода опять же нужен человек, нужно, чтобы не упущено было время. Но человека нет, а сколько пропущено времени…»

Любое поражение порождает у современников мысль о преобразованиях. Их масштабность измеряется тем, насколько велика, в оценках проигравшей стороны, катастрофа. В отличие от монарха, у Алексеева воспоминания о русско-японской войне прежде всего были связаны с Мукденом. «Февральские» мысли генерала выходили далеко за рамки только военных реформ. Более того, дни 23−27 февраля долгое время оставались самыми черным периодом его жизни, и, как мне представляется, его «послемукденские» размышления позволяют лучше понять поведение Начальника штаба Верховного Главнокомандующего в те же дни 1917 года. Впрочем, настроения эти проявлялись и среди оппозиции и раньше. Отвечая на скрытые (впрочем, весьма небрежно) призывы левых в Думе к революции, 12(25) февраля 1916 г. В.М. Пуришкевич заявил: «Война бывала иногда матерью революции, но всякий раз, когда революция рождалась в муках войны, она была плодом разочарования народа в способности его правительства защитить страну от неприятеля».

Генералитет, проигравший в 1904—1905 гг. войну с внешним врагом, внезапно для себя обнаружил, что демобилизация армии — задача не менее сложная, чем призыв запасных и концентрация и снабжение армий, а внутренний враг может оказаться опасней внешнего, если поведет за собой стремящихся после войны домой солдат. Не менее внезапным было и другое открытие — при условии обладания небольшой, но вполне надежной кадровой части такой враг, как революция, оказался не так уж и страшен. Успехи генералов А.Н.Меллера-Закомельского и П.К. Ренненкампфа на Транссибе — вполне логичное объяснение решения отправить батальон Георгиевских кавалеров под командованием ветерана Маньчжурской кампании Н.И.Иванова на восставший Петроград в феврале 1917 г. Такой опыт — поражения и победы — оставила русско-японская война России и миру.

Это наследие вдохновило восточную соседку России на интервенцию в годы Гражданской войны. На Дальнем Востоке и в Сибири с августа 1918 по октябрь 1919 г. находилось свыше 120 тыс. японских солдат и офицеров, своим присутствием обеспечивавших грабеж русской земли. Справедливости ради отметим, что англичане, американцы и прочие, уступая японцам в числе, не отставали от них в грабеже. В апреле 1920 г. японцы высадили десант на Северном Сахалине и 3 июля того же года объявили об оккупации русской половины острова. Начались массовые репрессии, сопровождавшиеся «экономической эксплуатацией территории». Слабость государства, обладавшего значительными богатствами, провоцировала аппетиты могучего соседа. В эти годы Токио не разменивался на разговоры о справедливости и не стеснялся в демонстрации своих интересов.

По условиям «Конвенции об основных принципах взаимоотношений между СССР и Японией» от 20 января 1925 г. уход оккупантов из Северного Сахалина обуславливался значительными уступками советской стороны: «…принимая во внимание нужды Японии в отношении естественных богатств, правительство Союза Советских Социалистических республик готово предоставить японским подданным, компаниям и ассоциациям концессии на эксплуатацию минеральных, лесных и других естественных богатств на всей территории Союза Советских Социалистических Республик». При этом советские власти обязались в течение 5 месяцев после эвакуации японской армии с русской территории заключить договоры о концессиях на Северном Сахалине сроком от 40 до 50 лет. Японцам должно было быть предоставлено не менее 50% нефтяных площадей, право на добычу угля, проведение лесозаготовок, японские концессии получали особые льготные условия эксплуатации.

Как известно, уступки не остановили японских политиков от нападений на СССР. И каждый раз их вдохновлял опыт 1904−1905 гг. Выйдя из Первой мировой войны в клубе держав-победительниц, Токио начал целенаправленно готовить свою армию к войне с Советской Россией, а флот — с США. После весьма болезненных сюрпризов, сделанных РККА Токио в 1938 г. на Хасане и в 1939 г. Халхин-голе, в японском правительстве победила партия сторонников направления на «южные моря». Тем не менее, несмотря на советско-японский договор о нейтралитете от 13 апреля 1941 г., отношения между двумя странами были далеки от добрососедских. После нападения гитлеровской Германии на нашу страну Квантунская армия, благодаря скрытой мобилизации, была увеличена вдвое. На границе организовывались провокации. Удар Японии в сторону США, британских, нидерландских и французских колоний не снял опасности, которая оставалась достаточно высокой до 1943 г.

Круг взаимных подозрений и счет обид замкнулся в 1945 году. 28 августа 1945 г. закончилось очищение от противника южной части Сахалина и Курил. В тот же день над Порт-Артуром был поднят военно-морской флаг СССР. 2 сентября 1945 г. итоги 40-летию подвел И.В. Сталин:

«Свою агрессию против нашей страны Япония начала еще в 1904 году во время русско-японской войны. Как известно, в феврале 1904 года, когда переговоры между Японией и Россией еще продолжались, Япония, воспользовавшись слабостью царского правительства, неожиданно и вероломно, без объявления войны, — напала на нашу страну и атаковала русскую эскадру в районе Порт-Артура, чтобы вывести из строя несколько русских военных кораблей и создать, тем самым, выгодное положение для своего флота. И она действительно вывела из строя три первоклассных военных корабля России. Характерно, что через 37 лет после этого Япония в точности повторила этот вероломный прием в отношении Соединенных Штатов Америки, когда она в 1941 году напала на военно-морскую базу Соединенных Штатов Америки в Перл-Харборе и вывела из строя ряд линейных кораблей этого государства. Как известно, в войне с Японией Россия потерпела тогда поражение. Япония же воспользовалась поражением царской России для того, чтобы отхватить от России южный Сахалин, утвердиться на Курильских островах и, таким образом, закрыть на замок для нашей страны на Востоке все выходы в океан — следовательно, также все выходы к портам советской Камчатки и советской Чукотки. Было ясно, что Япония ставит себе задачу отторгнуть от России весь ее Дальний Восток.

Но этим не исчерпываются захватнические действия Японии против нашей страны. В 1918 году, после установления советского строя в нашей стране, Япония, воспользовавшись враждебным тогда отношением к Советской стране Англии, Франции, Соединенных Штатов Америки и опираясь на них, — вновь напала на нашу страну, оккупировала Дальний Восток и четыре года терзала наш народ, грабила Советский Дальний Восток.

Но и это не все. В 1938 году Япония вновь напала на нашу страну в районе озера Хасан, около Владивостока, с целью окружить Владивосток, а в следующий год Япония повторила свое нападение уже в другом месте, в районе Монгольской Народной Республики, около Халхин-Гола, с целью прорваться на советскую территорию, перерезать нашу Сибирскую железнодорожную магистраль и отрезать Дальний Восток от России.

Правда, атаки Японии в районе Хасана и Халхин-Гола были ликвидированы советскими войсками с большим позором для японцев. Равным образом была успешно ликвидирована японская военная интервенция 1918−1922 годов, и японские оккупанты были выброшены из районов нашего Дальнего Востока. Но поражение русских войск в 1904 году в период русско-японской войны оставило в сознании народа тяжелые воспоминания. Оно легло на нашу страну черным пятном. Наш народ верил и ждал, что наступит день, когда Япония будет разбита и пятно будет ликвидировано. Сорок лет ждали мы, люди старого поколения, этого дня. И вот, этот день наступил. Сегодня Япония признала себя побежденной и подписала акт безоговорочной капитуляции.

Это означает, что южный Сахалин и Курильские острова отойдут к Советскому Союзу и отныне они будут служить не средством отрыва Советского Союза от океана и базой японского нападения на наш Дальний Восток, а средством прямой связи Советского Союза с океаном и базой обороны нашей страны от японской агрессии».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.