Есть ли будущее у иранских курдов?

Ирак, Сирия, а теперь и Турция. Кто следующий?

Джамиля Кочоян, 30 августа 2015, 00:49 — REGNUM  

«И черепахи умеют летать» — так звучит одноименное название фильма иранского режиссера (курда по происхождению) Бахмана Гобади, удостоенного награды Берлинского кинофестиваля. Фильм повествует о курдских детях, брошенных на произвол судьбы, детство которых запомнится разве что трагедиями и террором Ближнего Востока. Однако не о курдском кинематографе пойдет речь, а об иранских курдах и их политическом положении в ИРИ. В современных реалиях курдский вопрос стоит остро не только на территории этнического Курдистана, но и в формате всего Ближнего Востока. Курды Ирака и Сирии за последнее десятилетие стали активными региональными игроками, а турецкие курды заявили о себе прежде всего деятельностью Рабочая партии Курдистана (РПК). Однако одна из частей четвертованной «страны курдов» остается мало исследуемой экспертами и слабо отраженной в СМИ. Как обстоит ситуация с курдами в Иране?

Для начала рассмотрим этноконфессиональное строение республики. Оно неоднородно, Иран — 16-я страна в мире по разнообразию этносов и языков. Персы составляют около половины населения страны (51%-65%), азербайджанцы — 16−25%, курды — 7%. Для сравнения: в Сирии курдов насчитывается 8%. Иранское общество также отличается многочисленными этническими и племенными группами — ассирийцы, армяне, евреи, черкесы, грузины, мазендеранцы и т. д. Государственной религией является ислам шиитского толка, который исповедуют 89% населения, 9% населения — сунниты, 2% — христиане и зороастрийцы. В Иране проживает крупнейшая за пределами Израиля еврейская община в регионе.

Учитывая неоднородность этноконфессионального состава, весомое значение имеет государственная национальная политика. До исламской революции в Иране политика элит была основана на принципе «единый иранский народ», цель которого — предотвратить сепаратистские настроения и сохранить территориальную целостность страны. Затем произошли изменения в Конституции ИРИ: термин «единый народ» был заменен сочетанием «религиозное единство». Отныне Иран признает не только ислам шиитского толка, но и другие религии. При этом основы национальной политики остались неизменными со времен династии Каджаров (Qâjâriyân, 1795−1975) — верховенство принадлежит шиитам.

Государственное взаимодействие в Иране усложняют такие факторы, как этноконфесииональная пестрота, разнообразие языков и диалектов (в курдском, персидском и азербайджанском-тюркском), национальная политика в контексте «персидского превосходства», а также особенности административного деления страны (Исламская республика разделена на останы (провинции), в т.ч. по религиозному, языковому, национальному признакам. Подобное устройство играет значимую роль в процессах интеграции меньшинств в «единый иранский народ». Если в каком-нибудь остане этническое меньшинство составляет 10−15% населения провинции, то такая ситуация вполне может привести к дестабилизации местности.

Политике «персонизации» меньшинств подверглись в значительной степени курды (третьи по численности после этнических персов и азербайджанцев). История помнит курдскую активность в ИРИ. Именно в Иране Кази Мухаммедом была впервые создана суверенная страна курдов — Мехабадская республика. Она объявила о независимости в январе 1946 года и была ликвидирована извне в декабре того же года. Практически год независимости и государственного самоопределения, которые, курдам не удалось повторить. Пока не удалось.

Далее проведены сравнительный анализ курдской ситуации в Иране с соседней (довоенной) Сирии и выявление сходств, по итогам которых возможно понять, что в перспективе может породить курдское движение в Исламской республике.

    1. Практически равная численность курдского населения в составе страны (7% курдов в Иране, 8% — в Сирии).

    2. Сложный этноконфессиональный состав населения двух стран. Сирия идентично пестрая: это и арабы (86%), и курды (8%), и армяне (2,7%); конфессиональная структура представлена исламскими и христианскими группами, с совокупностью течений и направлений.

    3. Значительная притесняемость курдского меньшинства среди других групп в стране. И.А. Чайко, научный сотрудник Института международных исследований МГИМО (У) МИД России пишет: «Сирийские курды — это одно из основных и одновременно наиболее притесняемых в правовом и культурном плане национальных меньшинств. Для курдов наиболее значимой, по сравнению с религиозной или родовой, является их национальная самоидентификация. Сплачивающим фактором является задача обеспечения своих прав и свобод в сирийском обществе». Идентичное положение и у иранских курдов. Среди этнических меньшинств Ирана курды — наиболее подвержены межэтническим конфликтам, причины подробно описала Лана Раванди-Фадаи, к.и.н., Институт Востоковедения РАН: «Они живут на очень небольшой территории, у них плохо развита экономика, мало образовательных и медицинских учреждений. Курды, в отличие от азербайджанцев Ирана, испытывают политическую изоляцию, их присутствие в политической элите Ирана очень невелико. На них большое влияние оказывает ситуация с курдами в северном Ираке и южной Сирии».

    4. Соседство с Иракским Курдистаном оказывает большое влияние и на сирийских, и на иранских курдов. Иранские курды локализуются в провинции Курдистан (западная часть Ирана), а также в останах Западный Азербайджан, Илам и Керманшах. Данные останы соседствуют друг с другом и граничат с Иракским Курдистаном.

    5. Единая предпосылка войны. Одной из причин войны в Сирии является этноконфессиональный конфликт. Издание IsraelOpinion считает, что этническая война в Иране лишь вопрос времени. Действительно, Иран «славится» этноконфессиональными конфликтами: иранские азербайджанцы желают присоединить провинцию Азербайджан к одноименной республике, курды — провинцию Курдистан превратить в автономию Иранский Курдистан, белуджи хотят присоединиться к Пакистану, арабы хотят создать собственное независимое государство (араб. Ахваз или на персидском Хузестан).

Географическая близость к Иракскому Курдистану благоволит национальному движению. При возможной эскалации иранские курды получат и военизированную поддержку, и дополнительные человеческие ресурсы. Кроме того, общая идеология борьбы с ИГИЛ станет сплачивающим фактором, ведь известно: люди, единые общей ориентированной целью добьются куда бОлее значительных результатов. Активизирующееся движение турецких курдов (шаткие мирные соглашения между Турцией и курдами сорваны) станут дополнительной опорой иранским курдам, а напряженные отношения турецкого и иранского лидеров станут еще одним фактором, в перспективе приводящим к возможной эскалации курдского национального движения в Иране.

Безусловно, есть и препятствия. По мнению шеф-редактора Восточной редакции ИА REGNUM Станислава Тарасова, поддержка Тегераном режима Башара Асада в Сирии и шиитского правительства в Ираке позволяет ему сдерживать курдский потенциал к государственному образованию. Во-вторых, бомбардировки Турцией приграничных районов Ирака, Ирана и Сирии под «эгидой борьбы» с ИГИЛ, которые преимущественно населены курдами приведут к возможным потерям курдского населения. В-третьих, национальная политика Ирана, которая нередко идет вразрез с фактической ситуацией, создана с целью препятствия всякому сепаратизму. Кроме того, Иранское руководство наверняка имеет в виду ситуацию с курдским движением в Ираке, Сирии и Турции и будет предпринимать необходимые меры вплоть до ужесточения национальной политики.

В ИРИ зародилась курдская государственность. Учитывая национальную политику Ирана, повторить это будет, конечно, сложно. Однако иранские курды, вооружившись поддержкой своих соседей-братьев, учитывая сложную этническую ситуацию в стране и конфликтогенное региональное окружение, вполне могли бы претендовать на экономическое развитие своих районов, получив в дальнейшем автономию. Важно единство, беда курдов — их разобщенность. И тогда даже черепахи научатся летать.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
30.03.17
«Война за сельхозземли Ставрополья разрушает крупные хозяйства»
NB!
30.03.17
Путин напомнил президенту Исландии, что его страна многим обязана СССР
NB!
30.03.17
Обстрел генерального консульства Польши в Луцке: кто виноват?
NB!
30.03.17
Глава Финляндии решил узнать, как выглядит мир с точки зрения Путина
NB!
30.03.17
Киев — Польше, Словакии и Румынии: «Грузия научит ВСУ воевать в горах»
NB!
30.03.17
«Дефицит госбюджета вырос на 50% из-за блокады»: обзор экономики Украины
NB!
30.03.17
Умирающая углепромышленность Украины: Свой уголь стоит, как импортный
NB!
30.03.17
Украинский капкан
NB!
30.03.17
The Daily Express: «Британия вновь стала самостоятельной»
NB!
30.03.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 30 марта
NB!
30.03.17
Эстония: Русофобия – стержень государства
NB!
30.03.17
Министры из Прибалтики просили США вооружить Украину против России
NB!
30.03.17
Влияние курса нацвалюты на экспорт по оценке Нацбанка Казахстана: отчет
NB!
30.03.17
Швед получил письмо, адресованное Путину
NB!
30.03.17
«Посол Испании в Киеве за свои слова о России не ответил»
NB!
30.03.17
Путин высказался о несогласованных митингах 26 марта
NB!
30.03.17
Путин: Россия рада климатическим изменениям в Арктике
NB!
30.03.17
Восемь интересных фактов о доходах государственного бюджета Казахстана
NB!
30.03.17
Путин: «читайте по губам: No»
NB!
30.03.17
«Дорогой рубль просто кому-то нужен»
NB!
30.03.17
Банкротство Westinghouse — трезвым взглядом
NB!
30.03.17
Глава ФМБА обвинил WADA в двойной игре