Есть ли будущее у иранских курдов?

Ирак, Сирия, а теперь и Турция. Кто следующий?

Джамиля Кочоян, 30 августа 2015, 00:49 — REGNUM  

«И черепахи умеют летать» — так звучит одноименное название фильма иранского режиссера (курда по происхождению) Бахмана Гобади, удостоенного награды Берлинского кинофестиваля. Фильм повествует о курдских детях, брошенных на произвол судьбы, детство которых запомнится разве что трагедиями и террором Ближнего Востока. Однако не о курдском кинематографе пойдет речь, а об иранских курдах и их политическом положении в ИРИ. В современных реалиях курдский вопрос стоит остро не только на территории этнического Курдистана, но и в формате всего Ближнего Востока. Курды Ирака и Сирии за последнее десятилетие стали активными региональными игроками, а турецкие курды заявили о себе прежде всего деятельностью Рабочая партии Курдистана (РПК). Однако одна из частей четвертованной «страны курдов» остается мало исследуемой экспертами и слабо отраженной в СМИ. Как обстоит ситуация с курдами в Иране?

Для начала рассмотрим этноконфессиональное строение республики. Оно неоднородно, Иран — 16-я страна в мире по разнообразию этносов и языков. Персы составляют около половины населения страны (51%-65%), азербайджанцы — 16−25%, курды — 7%. Для сравнения: в Сирии курдов насчитывается 8%. Иранское общество также отличается многочисленными этническими и племенными группами — ассирийцы, армяне, евреи, черкесы, грузины, мазендеранцы и т. д. Государственной религией является ислам шиитского толка, который исповедуют 89% населения, 9% населения — сунниты, 2% — христиане и зороастрийцы. В Иране проживает крупнейшая за пределами Израиля еврейская община в регионе.

Учитывая неоднородность этноконфессионального состава, весомое значение имеет государственная национальная политика. До исламской революции в Иране политика элит была основана на принципе «единый иранский народ», цель которого — предотвратить сепаратистские настроения и сохранить территориальную целостность страны. Затем произошли изменения в Конституции ИРИ: термин «единый народ» был заменен сочетанием «религиозное единство». Отныне Иран признает не только ислам шиитского толка, но и другие религии. При этом основы национальной политики остались неизменными со времен династии Каджаров (Qâjâriyân, 1795−1975) — верховенство принадлежит шиитам.

Государственное взаимодействие в Иране усложняют такие факторы, как этноконфесииональная пестрота, разнообразие языков и диалектов (в курдском, персидском и азербайджанском-тюркском), национальная политика в контексте «персидского превосходства», а также особенности административного деления страны (Исламская республика разделена на останы (провинции), в т.ч. по религиозному, языковому, национальному признакам. Подобное устройство играет значимую роль в процессах интеграции меньшинств в «единый иранский народ». Если в каком-нибудь остане этническое меньшинство составляет 10−15% населения провинции, то такая ситуация вполне может привести к дестабилизации местности.

Политике «персонизации» меньшинств подверглись в значительной степени курды (третьи по численности после этнических персов и азербайджанцев). История помнит курдскую активность в ИРИ. Именно в Иране Кази Мухаммедом была впервые создана суверенная страна курдов — Мехабадская республика. Она объявила о независимости в январе 1946 года и была ликвидирована извне в декабре того же года. Практически год независимости и государственного самоопределения, которые, курдам не удалось повторить. Пока не удалось.

Далее проведены сравнительный анализ курдской ситуации в Иране с соседней (довоенной) Сирии и выявление сходств, по итогам которых возможно понять, что в перспективе может породить курдское движение в Исламской республике.

    1. Практически равная численность курдского населения в составе страны (7% курдов в Иране, 8% — в Сирии).

    2. Сложный этноконфессиональный состав населения двух стран. Сирия идентично пестрая: это и арабы (86%), и курды (8%), и армяне (2,7%); конфессиональная структура представлена исламскими и христианскими группами, с совокупностью течений и направлений.

    3. Значительная притесняемость курдского меньшинства среди других групп в стране. И.А. Чайко, научный сотрудник Института международных исследований МГИМО (У) МИД России пишет: «Сирийские курды — это одно из основных и одновременно наиболее притесняемых в правовом и культурном плане национальных меньшинств. Для курдов наиболее значимой, по сравнению с религиозной или родовой, является их национальная самоидентификация. Сплачивающим фактором является задача обеспечения своих прав и свобод в сирийском обществе». Идентичное положение и у иранских курдов. Среди этнических меньшинств Ирана курды — наиболее подвержены межэтническим конфликтам, причины подробно описала Лана Раванди-Фадаи, к.и.н., Институт Востоковедения РАН: «Они живут на очень небольшой территории, у них плохо развита экономика, мало образовательных и медицинских учреждений. Курды, в отличие от азербайджанцев Ирана, испытывают политическую изоляцию, их присутствие в политической элите Ирана очень невелико. На них большое влияние оказывает ситуация с курдами в северном Ираке и южной Сирии».

    4. Соседство с Иракским Курдистаном оказывает большое влияние и на сирийских, и на иранских курдов. Иранские курды локализуются в провинции Курдистан (западная часть Ирана), а также в останах Западный Азербайджан, Илам и Керманшах. Данные останы соседствуют друг с другом и граничат с Иракским Курдистаном.

    5. Единая предпосылка войны. Одной из причин войны в Сирии является этноконфессиональный конфликт. Издание IsraelOpinion считает, что этническая война в Иране лишь вопрос времени. Действительно, Иран «славится» этноконфессиональными конфликтами: иранские азербайджанцы желают присоединить провинцию Азербайджан к одноименной республике, курды — провинцию Курдистан превратить в автономию Иранский Курдистан, белуджи хотят присоединиться к Пакистану, арабы хотят создать собственное независимое государство (араб. Ахваз или на персидском Хузестан).

Географическая близость к Иракскому Курдистану благоволит национальному движению. При возможной эскалации иранские курды получат и военизированную поддержку, и дополнительные человеческие ресурсы. Кроме того, общая идеология борьбы с ИГИЛ станет сплачивающим фактором, ведь известно: люди, единые общей ориентированной целью добьются куда бОлее значительных результатов. Активизирующееся движение турецких курдов (шаткие мирные соглашения между Турцией и курдами сорваны) станут дополнительной опорой иранским курдам, а напряженные отношения турецкого и иранского лидеров станут еще одним фактором, в перспективе приводящим к возможной эскалации курдского национального движения в Иране.

Безусловно, есть и препятствия. По мнению шеф-редактора Восточной редакции ИА REGNUM Станислава Тарасова, поддержка Тегераном режима Башара Асада в Сирии и шиитского правительства в Ираке позволяет ему сдерживать курдский потенциал к государственному образованию. Во-вторых, бомбардировки Турцией приграничных районов Ирака, Ирана и Сирии под «эгидой борьбы» с ИГИЛ, которые преимущественно населены курдами приведут к возможным потерям курдского населения. В-третьих, национальная политика Ирана, которая нередко идет вразрез с фактической ситуацией, создана с целью препятствия всякому сепаратизму. Кроме того, Иранское руководство наверняка имеет в виду ситуацию с курдским движением в Ираке, Сирии и Турции и будет предпринимать необходимые меры вплоть до ужесточения национальной политики.

В ИРИ зародилась курдская государственность. Учитывая национальную политику Ирана, повторить это будет, конечно, сложно. Однако иранские курды, вооружившись поддержкой своих соседей-братьев, учитывая сложную этническую ситуацию в стране и конфликтогенное региональное окружение, вполне могли бы претендовать на экономическое развитие своих районов, получив в дальнейшем автономию. Важно единство, беда курдов — их разобщенность. И тогда даже черепахи научатся летать.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail