Яблоко раздора в пластиковой бутылке

Директор Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Борис Кагарлицкий о рынке упаковочных материалов в РФ

Борис Кагарлицкий, 27 августа 2015, 13:45 — REGNUM  

Последствия кризиса можно оценивать по-разному. В долгосрочной перспективе экономические трудности должны, хотя бы теоретически, создавать стимулы для реорганизации производства, повышения эффективности использования ресурсов и корректировки модели развития. Но в краткосрочной перспективе мы видим лишь ужесточившуюся закулисную борьбу за передел рынка, разворачивающуюся между крупнейшими компаниями и целыми отраслями. Ни интересы общества, ни перспективы развития экономики, ни тем более такая мелочь, как предпочтения потребителей, в ходе этой борьбы во внимание не принимаются.

В современной корпоративной конкурентной борьбе некоторые игроки соревнуются не за внимание и симпатии покупателей, а лишь за поддержку законодателей и благожелательное отношение представителей власти, которые могут содействовать перераспределению ресурсов и захвату рынка. Симпатии эти, как правило, не бескорыстны, но по большому счету это не так уж важно. А вот ущерб, наносимый отсутствием конкуренции обществу, экономике и интересам потребителей, гораздо важнее: корпоративные войны погружают страну всё глубже в пучину кризиса, блокируя попытки структурных изменений и технологического развития.

Одну из таких закулисных корпоративных войн мы наблюдаем сегодня вокруг весьма важной для внутреннего рынка отрасли: рынка упаковочных материалов. Вот уже больше месяца в Государственной думе ведется работа над законом, который должен запретить использование пластиковой упаковки в алкогольной отрасли, иными словами — принудительно заменить пластиковые емкости стеклянными бутылками и алюминиевыми банками. Параллельно разворачивается мощная пропагандистская кампания, в которой активно участвуют депутаты от «Единой России» и ЛДПР.

Вопрос этот не нов и обсуждается российскими законодателями уже в течение некоторого времени, поэтому все понимают, что под ударом оказываются инновационные производства нефтехимического сектора и… пивовары, так как именно в пивоваренной отрасли наиболее высок процент использования пластиковой упаковки. Ещё в 2013 году депутаты от «Единой России» внесли в Госдуму законопроект, запрещающий розничную торговлю алкогольной продукцией крепче 4% в полимерной таре, а также продукцией крепостью ниже 4% в ПЭТ-таре свыше 0,5 л. В июне 2014 года эту идею одобрили в первом чтении, несколько дополнив. Депутаты проголосовали за ввод с 1 января 2015 года запрета на продажу алкоголя крепостью более 6% в пластиковой таре объемом более 1,5 л, а с 1 июля 2015 года — крепостью более 5% в пластиковых бутылках объемом более 1 л.

Однако углубление экономического кризиса странным образом совпало с радикализацией депутатских инициатив. И 1 июля 2015 года депутат ЛДПР Дмитрий Носов внес на рассмотрение коллег законопроект о полном запрете ПЭТ-тары для алкогольных и слабоалкогольных напитков независимо от объема тары. Поскольку вопрос об экономических результатах этой меры её инициаторами даже не обсуждался, дело решили отложить до осени, чтобы подсчитать возможные последствия. Зато пока депутаты отдыхали (или, напротив, денно и нощно, не зная покоя, изучали ситуацию), в стране развернулась масштабная пропагандистская кампания за очередной запрет с вовлечением топовых СМИ, использованием рекламных площадей и созданием вирусных видеороликов. Лоббисты запрета ПЭТ-упаковки вышли на тропу войны.

В свою очередь, Союз российских пивоваров объявил о готовности добровольно ограничить продажу своей продукции в ПЭТ-упаковке. Такой поступок свидетельствует о том, что пивовары, в отличие от депутатов, оголтело стремящихся срубить прибыль любым способом, открыты к диалогу с властью, несмотря на абсурдность, антинародность и «экономическую ущербность» отдельных законопроектов. Однако легко догадаться, что это вряд ли удовлетворит непомерные аппетиты сторонников запрета, которые будут продолжать продавливать свою линию всеми имеющимися средствами.

Можно, конечно, утверждать, будто пить водку патриотичнее, чем потреблять пиво, но ни экономически, ни с точки зрения медицины эта идея не подтверждается. Хотя бы потому, что от запрета пострадают именно отечественные пивовары. Сейчас недорогая упаковка отечественного напитка делает его более конкурентоспособным. Запрет отменяет данное конкурентное преимущество, снова ставя под угрозу рабочие места и нанося удар, в том числе и по импортозамещению. Так что с патриотизмом у организаторов кампании против ПЭТ-упаковки дела обстоят неважно.

Хотя на самом деле речь идет о вещах далеко не безобидных. С одной стороны, именно доступность и популярность пива является на сегодня важнейшим фактором, снижающим потребление дешевого низкокачественного алкоголя, начиная от самогона и «паленой» водки, заканчивая всевозможными сортами низкопробных крепленых вин, известных в массах под названием «краски». Удорожание пива и снижение его доступности автоматически перераспределяет рынок в пользу всех этих суррогатов. Параллельно наносится удар по малым пивоварням, ставя их на грань разорения. При этом эти предприятия отнюдь не «малы», если судить по количеству регулярно уплачиваемых налогов.

На сегодня более 50% пива производится в ПЭТ-таре, причем в некоторых регионах существенно больше — на Дальнем Востоке порядка 70%, в Сибири порядка 60%. Технология заводов в 80−90% завязана на производство пива в пластиковых бутылках. Переналадка производства стоит денег — расходы оплатит потребитель. После принятия запрета некоторые заводы закроются, а многие малые пивоварни уйдут с рынка окончательно. Уже и без запрета на ПЭТ-упаковку Россия за последнее время потеряла 13 крупных пивоваренных заводов. Сократятся и акцизные поступления в региональные бюджеты. Только по Сибири и Дальнему Востоку речь идет о 13 миллиардах рублей.

Разумеется, можно предположить, что потери рабочих мест в пивоваренной отрасли будут компенсированы ростом спроса для производителей стекла и алюминия. Собственно, их заинтересованность в рынке и предопределяет всю развернувшуюся дискуссию. Однако не исключено, что стекольщики не просчитали всех возможных последствий вводимого запрета, прежде всего, для них самих как производителей пива. Ведь очевидно, что весь рынок пива сократится: из-за удорожания, которое повлечет запрет ПЭТ, на авансцену выйдут крепкие напитки и самогонщики. Аналогичную проблему страна получила после горбачевского сухого закона 1985 года, когда ущемленное в вине и пиве население массово травилось и спивалось, употребляя самопальную крепкоградусную барматель.

Наконец, есть ещё одно обстоятельство, имеющее принципиальное значение. Вредность ПЭТ-упаковок для здоровья человека никем и ничем не доказана. Кстати, заметим, что никто не предлагает запретить соответствующую тару, например, для подсолнечного масла, которое, как известно, является более агрессивной, чем-то же пиво, средой.

Проблемы надо решать комплексно и не путем запретов, а за счет более адекватной реакции на постоянно возникающие вызовы. А пока производители стекла и алюминия ведут войну против пивоваров, в заложниках остаются потребители. О них никто не думает. И никто не задается вопросом о том, что, призывая спасать Россию путем искоренения попавшей в немилость пластиковой упаковки, организаторы этой кампании в очередной раз наносят удар национальному достоинству, представляя себе отечественную публику в виде толпы идиотов.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail