«Сфере авторских прав срочно нужен собственный мегарегулятор»

Иван Близнец, ректор Российской государственной академии интеллектуальной собственности, профессор, доктор наук

Москва, 25 августа 2015, 11:36 — REGNUM  

В конфликте вокруг авторских прав найден американский след

Два года назад российские власти приняли решение существенным образом изменить ситуацию в сфере интеллектуальной собственности. Ключевым вопросом стала необходимость повышения той роли, которую интеллектуальная собственность должна играть в экономическом развитии нашей страны.

Была озвучена идея создания своеобразного мегарегулятора, в который бы перешли все функции, связанные со сферой интеллектуальной собственности, в том числе вопросы, связанные с изобретениями, товарными знаками, программами ЭВМ, авторским правом и смежными правами. В настоящее время эти вопросы в той или иной степени находятся в компетенции более чем 20 ведомств, что не идет на пользу охране и защите интересов авторов и творцов. Речь идет не только о наших выдающихся композиторах и исполнителях, но, в не меньшей степени, о наших изобретателях, создающих объекты промышленной собственности.

Конечно, создание и концентрация всех этих функций в едином органе — это очень правильное решение. Я не вижу абсолютно никаких отрицательных моментов, которые бы не позволили этого сделать или мешали бы этому. На мой взгляд, мы даже немножко опоздали с этим вопросом, нужно было создать подобный мегарегулятор значительно раньше.

Между тем в обществе постоянно будируются вопросы авторского права и смежных прав. Они всегда на слуху, они востребованы, здесь наиболее часто мы видим серьезные нарушения. Активно и широко в последнее время обсуждалась, например, необходимость расширения возможностей авторско-правовых организаций по сбору гонорара, или регуляция наиболее проблемной среды, где незаконно используются объекты авторского права и смежных прав — это, конечно же, Интернет.

Естественно, предполагалось, что новый орган и общества по коллективному управлению авторскими правами приложат определенные усилия для того, чтобы значительно улучшить ситуацию в этой сфере, сделать, наконец, Интернет правовым полем, а не местом, где вольно чувствуют себя пираты всех мастей. Столь же естественно, это вызвало определенное давление со стороны интернет-бизнеса, который активно лоббирует свой интерес через органы государственной власти.

И вот когда процесс создания мегарегулятора уже реально находится на финише, и разработан конкретный проект указа, в основном согласованный ведущими министерствами и ведомствами, вдруг возникает вопрос, связанный с ролью коллективного управления. Буквально на днях всех взбудоражило сообщение о том, что Минкомсвязи предлагает перейти от бездоговорного коллективного управления правами на договора с конкретными авторами и для этого изменить законодательство.

Мне абсолютно непонятно, почему с этой идеей выступило именно министерство связи. Если говорить объективно, то мы видим, что это ведомство борется не за интересы потребителя или наших творцов, которые сегодня являются визитной карточкой нашей страны. Не об их интересах думало Минкомсвязи, а только об интересах бизнес-сообщества. Я не понимаю такого однобокого подхода.

Фактически я вижу здесь абсолютно прямую связь: как только авторы громко заявили о необходимости регулирования Интернета и необходимости наведения порядка в этой сфере, тут же им пришел ответ: ах вы такие, ну так мы вообще вас закроем. Идея, с которой вышло Минкомсвязи — не что иное, как ликвидация всей системы коллективного управления авторскими и смежными правами. Это абсолютно непродуманное решение, которое противоречит существующим российскому и международному законодательству, международной практике, сложившимся традициям.

Нужно напомнить, что в настоящее время авторские права у нас отстаивают специальные авторские общества, уполномоченные на это правообладателями и аккредитованные государством. Вместо этого предлагается каждому правообладателю со всеми использующими его продукт субъектами права заключать отдельные договора. В нашей стране сегодня около 30 тысяч только заключенных договоров между авторами и авторскими обществами, плюс более 100 стран имеют договоры на представление их интересов в системе коллективного управления правами. Представьте, что эти, скажем, сто тысяч правообладателей будут иметь каждый своего агента, и каждый из них будет заключать свой отдельный договор, например, с Первым каналом. Понравится ли господину Эрнсту, когда к нему придут 100 тысяч человек с требованиями выплатить им гонорары? Думаю, очень не понравится.

Если наше общество совсем потеряет разум и точка зрения Минкомсвязи возобладает, нас ждет поистине мировой коллапс. Сегодня авторские общества собирают около 7−8 млрд рублей сборов. Все эти платежи одновременно исчезнут, и ни один автор не будет их получать. На выстраивание новых взаимоотношений уйдут годы. Возможно, Филипп Киркоров, Алла Пугачева и Сергей Лазарев смогут нанять высококлассных юристов, которые через судебные органы добьются оперативного заключения таких договоров, и свои деньги они получат. Но в этом случае, я думаю, юристы будут требовать гораздо большую комиссию, нежели комиссия сегодняшних обществ по коллективному управлению, которая — и это мировая практика — составляет от 10 до 30%.

Кроме того, не исключено, что авторов и исполнителей со временем заставят публично раскрывать свои доходы. Но что получится, когда автора обяжут публично публиковать свои доходы в открытом доступе, как чиновников, например, вот где начнется разгулье бандитизма!

Между тем система коллективного управления авторскими правами успешно действует в мире с 1700-х годов, а в Российской Федерации — более 130 лет, и успела показать свою очень высокую эффективность. Мы должны честно себе сказать, что сегодня альтернативы коллективному управлению не существует — не только в нашей стране, но и нигде в мире. Мало того, в странах Запада идет определенная консолидация в части, касающейся коллективного управления: большинство этих стран стремится максимально ограничить количество обществ по коллективному управлению правами, чтобы они работали в интересах авторов и правообладателей и работали эффективно. Такова международная практика — система коллективного управления авторскими правами существует в подавляющем большинстве стран мира, входящих во Всемирную организацию интеллектуальной собственности (WIPO), а таких стран уже около 200. Я не могу привести в пример ни одной страны, где бы не существовала система коллективного управления. И тем более, что важно, во всех странах, входящих в ВТО, существует и система коллективного управления правами.

Поэтому такой однобокий подход и лоббирование интересов конкретной группы бизнесменов вызывает очень большое сомнение. Возникает вопрос — а в чьих еще интересах может быть выдвинута эта идея? Например, говорится о телерадиовещателях, но интересна ли сегодня телерадиовещателям такая система? Я не представляю себе, что будет, если на Первый канал или во Всероссийскую телерадиовещательную компанию придут десятки тысяч представителей авторов с требованием выплачивать авторское вознаграждение. Это немыслимо, это просто нереально, это невозможно себе представить!

Здесь у вещателей путь один — они просто откажутся кому-либо выплачивать вознаграждение и это приведет к бесконечным судебным тяжбам. Я не вижу ни одного лица, пользователя, или организации, которые используют в своей деятельности объекты авторского и смежного права, и которым была бы интересна отмена коллективного управления правами. Она может быть интересна на сегодняшний день только представителям сообщества интернет-бизнеса, которые проповедают, что все, что размещается в интернете, должно быть доступно для общества. Это от лукавого, как говорится, благие намерения… Эти благие намерения в первую очередь забывают о тех, кто создает эти объекты права, о тех, кто создает шедевры, которые потом используются в интернете. Это наши авторы, наши творцы, о которых мы должны думать в первую очередь, и уже затем — о пользователе, об обществе. Притом всегда можно найти компромисс, золотую середину между интересами автора и пользователя.

Кстати, об интересах. В отмене доказавшей свою эффективность системы управления авторскими правами прослеживаются следы американского бизнеса. Конечно, он заинтересован продвигать свои услуги в интернет-среде, и конечно же, американские бизнесмены не хотят, чтобы здесь была четкая система правового регулирования, схожая по своей модели с европейскими системами. Поэтому такое требование абсолютно не в интересах России, и такой подход наша страна не должно никогда принимать, наоборот — должна жестко отстаивать свою позицию.

Еще раз приведу в пример Всемирную торговую организацию. Все члены ВТО, которые вступили во Всемирную организацию интеллектуальной собственности, все до единого используют у себя в странах коллективное управление авторскими и смежными правами. Ни в одной организации, и тем более в руководящих органах ВТО никогда не возникало и мысли о том, что они должны отменить систему коллективного управления.

Возвращаясь к идее единого регулятора в сфере интеллектуальной собственности, которую я всячески поддерживаю. Предполагается объединить усилия трех уже существующих обществ по коллективному управлению правами — Всероссийской организации интеллектуальной собственности (ВОИС), Росийского авторского общества (РАО) и Российского союза правообладателей (РСП) — в единый орган, профсоюз деятелей культуры «Российское авторское общество». Это полностью соответствует международному опыту. Например, во Франции действует около семи обществ по коллективному управлению авторскими правами, но все они объединены в единую организацию SACEM, которая и осуществляет всю систему коллективного управления в этой стране.

Когда мы в свое время создавали первое общество по коллективному управлению правами, а это было в 1993 году, был издан специальный указ президента России. Я хочу подчеркнуть — авторское общество создавалось под патронажем президента нашей страны, столь значимой является роль творцов, создателей, людей творческих, которые всегда были лицом нашей великой Родины. Процесс развития общество по коллективному управлению правами очень активно происходил все эти годы, мы знаем примеры, когда наши творцы, бывшие членами зарубежных авторских обществ, переходили в российские при первой возможности. Например, великий Микаэл Таривердиев был членом общества по коллективному управлению GEMA в Германии, но как только начало активно работать Российское авторское общество, как только появились первые гонорары, он тут же написал заявление о выходе из GEMA и вступлении в РАО.

Необходимо отметить, что вся система коллективного управления правами построена на том, что общества имеют возможность получать средства от имени как тех лиц, которые являются их членами, так и тех, кто не является. Это сделано в интересах телевещателей, организаторов, концертных площадок — они заключают единый лицензионный договор и могут использовать всю гамму творчества, которая только существует в стране. Дальше процедура очень простая — если человек уже попадает в эту «обойму» авторов, общество предлагает ему заключить соответствующий договор, и он такой договор подписывает.

Поэтому, кстати, все стороны заинтересованы в том, чтобы обеспечение этой деятельности находилось на высоком нормативном правовом уровне, чтобы была прозрачность. Не случайно президент предложил для обеспечения этих целей создать наблюдательные советы при авторских обществах. Они и прежде могли создаваться, я думаю, что это в общих интересах, и конечно, такие наблюдательные советы обязательно будут созданы.

Еще одна контролирующая работу авторских обществ инстанция — аудит. По моей информации, все авторские общества, как правило — по итогам года, в обязательном порядке проводят соответствующий аудит и сами правообладатели заинтересованы в том, чтобы удостовериться в том, что общества работают правильно. Сегодня законодатель четко определил систему отчетности обществ, систему прозрачности, и я не вижу в этой области абсолютно никаких проблем. Любое общество в настоящее время может быть приглашено в министерство культуры, а завтра, надеюсь — в новый федеральный орган по интеллектуальной собственности, где оно и будет отчитываться о своей работе.

Такая система контроля — очень большое достижение нашей страны, и многие страны уже берут на вооружение этот принцип. Усиление государственного контроля над авторскими обществами необходимо, чтобы не было безобразий и вакханалий. Ведь у нас доходило, извините, до маразма, когда объединялись буквально три человека, один из которых — автор, произведения которого нигде не исполняются. Зато они объявляли себя обществом по коллективному управлению правами и пытались заключать соответствующие договора. Чтобы не допустить этого, Гражданский кодекс предусматривает систему госакредитации, то есть государство всегда будет контролировать деятельность авторских обществ.

Еще один момент, который вызывает много вопросов — проблема авторского вознаграждения, проблема распределения собранных авторскими обществами гонораров. Как я уже говорил, у нас в стране имеется четкая государственная система контроля, где можно все данные посмотреть. Также в каждом обществе есть авторские советы, которые создаются из самих авторов и которые занимаются распределением средств. То есть сами авторы четко знают, как и каким образом распределяются авторские гонорары. Но я не уверен, что эти данные должны становиться достоянием общественности. Мало кому понравится, если будет опубликовано, сколько получает, например, Пугачева, или Киркоров, или Лазарев. Извините, но это личная информация, связанная в первую очередь с безопасность каждого из этих людей. Почему в погоне за мнимой прозрачностью, за мнимыми злоупотреблениями люди не думают об этом, почему создают угрозы жизни и безопасности авторов? Здесь нужно проявлять максимум осторожности и внимания.

Отчего зависит сумма получаемого вознаграждения? Как я уже говорил — порядок распределения вознаграждения регулируется самими авторами, авторскими советами, а размер вознаграждения зависит от того, насколько популярен тот или иной автор или исполнитель. Если мы возьмем, например, «Гарри Поттера», который издается, наверное, во всех странах мира и переведен на огромное количество языков, конечно же гонорары автора этого произведения будут колоссальными. Также и любой автор-песенник, создавший шлягер, конечно же будет получать максимальное вознаграждение, в отличие от автора, который написал может быть даже сотню композиций, но они нигде не транслируются и никем не используются. То есть вознаграждение зависит от того, как используется тот или иной объект авторского права.

Конечно же, государственные органы контролируют авторские общества, а аудиторы непосредственно проверяют их деятельность. Мало того, ежегодно все эти общества публикуют информацию о своей деятельности за год в СМИ, например — в журнале «Копирайт». Эти механизмы прозрачны, понятны, но естественно, нет пределов для того или иного совершенства.

Некоторые СМИ иногда обвиняют российские авторские организации в том, что они монополизировали рынок или даже превратили наших творцов в своих крепостных. Это абсолютно не так, любое лицо может выйти из общества и управлять своими правами самостоятельно. Все необходимые для этого механизмы прописаны, прозрачны и понятны, никаких проблем тут не существует.

В заключении несколько слов о том, чего нам удалось добиться в области защиты авторских прав. Конечно же, мы достигли здесь колоссальных успехов. Мы наконец-то стали получать значительные сборы от пользователей произведений литературы, науки и искусства. Мы значительно снизили уровень традиционного пиратства — распространения кинофильмов и литературных произведений на традиционных материальных носителях. Уровень пиратства здесь в разы снизился по сравнению с 90-ми годами.

У нас, на мой взгляд, одно из самых совершенных законодательств в сфере, регулирующей интеллектуальную собственность. Наша страна имеет огромный авторитет среди международных организаций охраны авторских прав, мы активно участвуем во всех конференциях, в разработках новых международных актов. На сегодняшний день Российская Федерация присоединилась ко всем международным договорам, регулирующим сферу авторского права, мы активно работаем над подготовкой новых международных актов, к нам прислушиваются, и это очень важно, это серьезное завоевание нашей страны.

Осталось навести порядок в Интернете. Вопросы совершенствования законодательства будут всегда, примером тому служит, например, знаменитый 187 закон, который создал предпосылки для того, чтобы навести порядок в сети Интернет. Теперь речь идет о том, чтобы найти механизмы выплаты компенсации авторам за использование их произведений в Сети. Мы видим, что необходимо сделать, какие дополнительные нормы требуется разработать, и я очень надеюсь, что как раз новый орган станет тем локомотивом, который будет дальше продвигать сферу интеллектуальной собственности в нашей стране. Конечно же я надеюсь, что интеллектуальная собственность со временем внесет достойный вклад в развитие нашей экономики.

«Expert Online»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.03.17
Нагорный Карабах: Хогланд чуть-чуть приоткрывает «карты»
NB!
28.03.17
Песков о своем «визите» в Луганск: «Очередная утка»
NB!
28.03.17
«Хочу, чтоб Кировской областью гордилась страна»: интервью Игоря Васильева
NB!
28.03.17
Что интересовало Россию на Ближнем Востоке – проливы или Сирия?
NB!
28.03.17
Член комиссии по изучению архивов КГБ в Латвии прославляет нацизм
NB!
28.03.17
The National Interest: «включение Черногории в НАТО – это фарс»
NB!
28.03.17
Россия пригласит Японию совместно добывать стратегический рений на Курилах
NB!
28.03.17
Ярославцы: Центр города превращается в «Черкизон»
NB!
28.03.17
В РФ открыта горячая линия по контролю за ценами на еду и лекарства
NB!
28.03.17
Сон разума: школьники и «молодёжная политика»
NB!
28.03.17
Набиуллина назвала сроки «очистки» банковского сектора России
NB!
28.03.17
Второй шанс: Шотландия хочет провести очередной референдум
NB!
28.03.17
МИД Ирана: Россия может использовать наши базы для борьбы с терроризмом
NB!
28.03.17
Старых профессоров — уволить, студентов — выгнать на полевые работы
NB!
28.03.17
«Наследие советского милитаризма»: в эстонских школах вводят НВП
NB!
28.03.17
Никогда не сталкивались с коррупцией 78% граждан РФ: опрос
NB!
28.03.17
Дик Чейни: «влияние России на выборы в США — это акт войны»
NB!
28.03.17
Стала известна дата установки второго в России памятника Ивану Грозному
NB!
28.03.17
«США тревожат русские в Ливии»
NB!
28.03.17
Киссинджер: «Путин хочет восстановить достоинство своей страны»
NB!
28.03.17
The Strategist: Австралия – приз в противостоянии США и КНР?
NB!
28.03.17
«Мир катится к климатической катастрофе, Кремль из этого извлекает выгоду»