Первое поражение Лукашенко

Выборы перестали иметь значение

Викентий Мацкевич, 23 августа 2015, 14:42 — REGNUM  

В октябре в Белоруссии пройдут очередные президентские выборы, на которых, без всяких сомнений, победит нынешний руководитель республики Александр Лукашенко. Из восьми инициативных групп по сбору подписей необходимое количество для выдвижения кандидата в президенты (более 100 тысяч) собрали пять: президента страны Александра Лукашенко (1 761 145 подписей), председателя Белорусской патриотической партии, Верховного атамана РОО «Белорусское казачество» Николая Улаховича (159 805 подписей), председателя Либерально-демократической партии Беларуси Сергея Гайдукевича (140 735), независимого кандидата Виктора Терещенко (130 404), активистки прозападной кампании «Говори правду» Татьяны Короткевич (107 299).

Необходимо отметить, что не собрали 100 тысяч подписей наиболее известные в Белоруссии народу политики, кроме, естественно, главы государства — председатель «Объединенной гражданской партии» Анатолий Лебедько и председатель бывшей Компартии, а ныне «Белорусской партии левых «Справедливый мир» Сергей Калякин. То, что эти достаточно хорошо известные публике политические лидеры не смогли собрать необходимого числа подписей, лучше всего остального говорит о качестве собранных подписей всех остальных кандидатов, за исключением Лукашенко и Гайдукевича, чья партия имеет работающие структуры в ряде регионов страны. И их отсутствие, естественно, серьезно снизит не только накал борьбы, но и смысл самих выборов. Это всё равно, что «Барселоне» играть не в Лиге чемпионов, а с клубами второй лиги белорусского чемпионата — побеждать-то они будут, только никто не будет ходить на такой «футбол», больше похожий на избиение младенцев. Неужели белорусские власти так не уверены в себе?

Поэтому, скорее всего, независимо от качества собранных подписей кандидатами, белорусский ЦИК зарегистрирует всех оставшихся борцов за народное счастье, т.к. чем меньше их останется, тем больший процент придется рисовать единоличному лидеру избирательной гонки.

Соответственно, главная «интрига» президентских выборов 2015 года состоит только в одном — сколько процентов голосов избирателей «насчитает» лидеру президентской гонки белорусский ЦИК — 80% или 90%. Почему можно говорить даже о 90% поддержке белорусского лидера. Во-первых, уровень доверия населения к проводимой главой белорусского государства политике растет с каждым годом, особенно на фоне «роста» благосостояния граждан республики. Тут никаких сомнений быть не может.

Во-вторых, на фоне войны наиболее антифашистской части народа Украины с необандеровской хунтой, обосновавшейся в Киеве при поддержке спецслужб Запада, население республики заинтересовано в политической стабильности даже на фоне нищенской жизни (зарплаты населения в результате девальвации белорусского «зайчика» опустились на уровень 2009 года, хотя в ходе предыдущей избирательной кампании населению в 2015 году обещали 1000 долларов). Скорее всего, в следующем году и 500 не будет. Понятно, что тут дело не только в пагубной экономической модели, действующей в республике, но и протекающих глобальных экономических процессах.

В-третьих, уровень популярности оппонентов главы белорусского государства, которым дали возможность собрать необходимые 100 тысяч подписей, в республике таков, что они вчетвером в сумме наберут при честном подсчете не больше 5−7%, и то за счет более-менее раскрученного лидера Либерально-демократической партии Беларуси Сергея Гайдукевича. Еще 2−3% бюллетеней по разным причинам забракуют. Вот и получается, что реальная цифра проголосовавших за Александра Лукашенко может составить около 90−93%. Ну, а действительно, чем он хуже Нурсултана Назарбаева, который на последних президентских выборах получил 95% голосов избирателей?

Поэтому с чем вопросов нет, так это с итогами президентских «выборов». С чем есть вопросы, так это с экономикой и финансами. И как показывает развитие событий, дело обстоит очень плачевно. Иначе бы власти не теряли лицо и не выпустили из тюрьмы единственного остававшегося в ней кандидата в президенты на выборах 2010 года Николая Статкевича, которого должны были выпустить 20 декабря 2016 года, то есть через год и четыре месяца. То есть срок, который он не отсидел, достаточно значительный, а причины, по которым власть так и не довела расправу над ним до конца, были столь весомы, что власть пошла даже на потерю лица накануне выборов.

Возникает резонный вопрос — а что такого глобального случилось, что Статкевича выпустили раньше срока? Дело в том, что ни Россия, ни Запад так и не дали необходимые республике для латания текущих финансово-экономических дыр 3 млрд долларов. До выборов всего ничего осталось — полтора месяца, а денег никто так и не дает. И что будет с экономикой республики после выборов — казахский вариант или еще какой — никто не знает. Вот и понадобилось белорусским властям досрочно выпускать из тюрьмы Николая Статкевича — одного из кандидатов на выборах 2010 года, который до сих пор сидел в тюрьме. А чтобы это не выглядело в глазах населения как поражение официальных властей перед несломленным отсидкой «преступником» и смутьяном, заодно выпустили и еще пять политзаключенных. Поэтому Статкевичу просто повезло, что до сих пор синеокой не дали денег. Дали бы — сидел бы до конца. Так что Москву, Брюссель и Вашингтон должен благодарить «узник совести».

Теперь, выпустив Статкевича, которого так и не удалось сделать фигурой шантажа, белорусские власти пытаются использовать этот факт для организации торга с Западом для получения кредита МВФ в размере минимум 3 млрд долларов США. На мой взгляд, это ложная посылка и первая грубая ошибка официального Минска за все последние двадцать лет. Дело в том, что кредиты можно давать тому, кто интересен. А Белоруссия, благодаря мудрому руководству, давно перестала быть интересной — этот тот старый заезженный «Запорожец», который приносит одну только головную боль вместо удовольствия нового «Бентли». Республика нуждается в постоянных дотациях. А что она дает в обмен? России — только поток информационной брани. Западу — аналогично. То есть мало того, что кто-то кормит страну, его же ругают за то, что плохо кормит. Естественно, что это не нравится тем, кто кормит дотационный регион.

Поэтому и заминка пошла с деньгами. Денег у спонсоров внезапно не оказалось и, скорее всего, не будет, пока не будут приняты некоторые непопулярные в народе, как говорят приближенные к власти политологи, решения, о которых уже говорилось сто тысяч раз, что в плане экономической политики, что в плане приватизации. И никто с танковыми клиньями на Белоруссию не пойдет — незачем. Еще лет пять такой политики, и в Белоруссии будет вторая Прибалтика с ее массовым оттоком наиболее квалифицированного населения. А все остальные — да кому они нужны на фоне происходящих в мире процессов? Украина показала: отныне Россия будет кормить только своих. Всё, что за границей, — только по обоюдовыгодному согласию.

Поэтому резкое вытаскивание Статкевича на свободу и предъявление его демократической общественности Запада в качестве Нельсона Манделы можно рассматривать как первое крупное психологическое поражение той группы белорусской элиты, которая стоит у власти с 1994 года. Именно так теперь будут рассматривать это событие не только различные белорусские политические и властные группировки, чиновники и силовики разных уровней, но и «зарубежные наблюдатели». Они увидели наконец-то грань прочности режима, который, казалось, бесконечно прочен и силен. Оказалось, всё как всегда: и маленький камешек может обрушить весь тот грозный Замок, который выстраивался белорусской властью последние двадцать лет.

Выборы, конечно, пройдут успешно. Но то, что Статкевич станет новой точкой сборки белорусской оппозиции и не только ее, —  — в преддверии следующих президентских выборов это сомнений не вызывает. И это повод для размышлений властей гораздо более серьезный, чем уже выигранные президентские выборы. В этих условиях — когда кредиторы не дают денег — выигранные уже выборы не имеют никакого значения, так как после выборов надо будет принимать такие решения, которые просто меняют всю сложившуюся до этого конфигурацию белорусского политического, экономического, финансового и медийного пространства.

По сути, это будет возвращение на двадцать лет назад. Такая своеобразная машина времени, которая просто уничтожит последние двадцать лет «развития» республики и снова вернет ее в то положение, в котором она была в 1994 году. И здесь сразу напрашиваются две аналогии, кому как будет угодно: это также можно воспринимать или как «день Сурка» или же как сказку о золотой рыбке, где официальный Минск выступает в роли сварливой старухи, которая требовала все больше и больше, наконец, даже захотела стать владычицей морскою, после чего реальность (читай — Золотая рыбка) вернула ее туда, откуда она и начинала — к разбитому корыту. Надеюсь, мораль сей русской «сказки» объяснять в Минске никому не надо.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.