Почему падают рынки и цены на нефть?

Обзор блогосферы

Юрий Баранчик, 22 августа 2015, 17:39 — REGNUM  

Последние две недели породили новую волну тревожной финансово-экономической прогностики, которая внесла свою довольно ощутимую лепту в общий очень тревожный геополитический фон в мире. Сначала Китай начал девальвировать свою валюту с целью расширения экспорта, так как завышенный в последние годы курс юаня привел к сокращению китайского экспорта. Затем упали китайские биржи, которые встряхнули все валюты Юго-востока Азии и Австралии. В пятницу началось падение американских бирж, в результате чего только «Эппл» за один день потерял около 160 млрд. долларов капитализации. И, естественно, над этим всем довлеет падение цены на нефть.

Аналитики высказывают совершенно разные и зачастую противоречивые точки зрения относительно происходящего, опираясь, в основном, на внутреннее ядро финансово-экономической аргументации. А вот что будет с анализом происходящих финансово-экономических процессов, если взглянуть на них с политической и геополитической точки зрения? Подтвердятся ли выводы и прогнозы экономистов?

Выше я уже говорил о том, что основной лейтмотив комментарий экономистов по решению Китая опустить курс юаня состоит в том, чтобы расширить экспорт. Вроде все верно. Но возникает один вопрос — почему это начали делать только сейчас? Ведь экспорт замедлился достаточно давно? И вот ответ на этот вопрос кроется как раз в политической сфере. На этой неделе МВФ официально объявил о том, что решение о введении юаня в список основных резервных валют МВФ в октябре 2015 года откладывается и переносится на 2016 год. С этой точки зрения решение китайских властей о понижении курса юаня приобретает совсем другой смысл, который ясно показывает, что данное решение находится не в экономической, а в политической плоскости как элемент торга и давления на США, которым принадлежит блокирующий пакет в принятии любых решений МВФ.

МВФ под давлением США не пошел на допуск юаня в корзину резервных валют, в ответ Пекин начал снижать курс своей валюты. В результате это привело не только к падению ряда периферийных валют, но и к падению в пятницу основных американских индексов DJIA, Nasdaq, S&P 500, которые закончили день с падением под 3% или чуть больше: «Отличие сегодняшней ситуации (от кризиса 2008 года — прим. ИА REGNUM) в том, что начинающийся в США кризис не имеет корней в американской экономике. И это самое скверное. Ещё пару недель назад ни один эксперт не назвал бы ни одной системной проблемы в США, которая грозила бы триллионными потерями рынку. И был бы прав! Потому что таких проблем и не было. И, тем не менее, рынок лопнул.

Причина — глобальна. Это не рынок американских акций. Это рынок ВООБЩЕ! Процессы начались в КНР. Перегрев китайской экономики естественным образом способствовал появлению инфляционных пузырей. Схема в начале краха китайского рынка, по сути, была очень похожа на американский 2008 год. Но имела и существенное отличие. Китай — очень мощная промышленная держава, и коллапс рынка там означает не ликвидацию биржевых и финансовых паразитов-спекулянтов, а крах в производственной сфере. Это — фундаментальное отличие» (источник).

Это взгляд с экономической точки зрения. Но если смотреть на нее с политической, то Китай говорит Америке, что больше кризис перебрасывать на другие страны не получится, наверное, впервые мировой экономический кризис как средство давления на противника начали не США, а КНР. И вот этот факт к экономике уже не имеет никакого решения, т.к. подобное решение носит исключительно политический характер. Кстати, надо обратить внимание на то, что автор правильно делает вывод о том, что кризис начали китайцы — «процессы начались в КНР», но пытаясь объяснить их с экономической точки зрения, интерпретирует их как невидимую руку рынка. В Китае?

То есть это не Америка сейчас ведет экономическую войну против всего мира, а Китай и Россия. Сирией и Украиной Москва потеснила американцев с пьедестала политического, а экономическая часть глобальной войны за новое мировое лидерство принадлежит Пекину, который подтолкнул процессы мировой рецессии, но, прежде всего, рецессии в США:

«Руководство Федеральной резервной системы (ФРС) и лица, отвечающие за экономическую политику США, обеспокоены перспективами следующей рецессии в стране, так как у американских госорганов и регуляторов иссякли инструменты для спасения экономики, пишет The Wall Street Journal» (источник). Соответственно, «у ФРС «закончились инструменты для спасения экономики» и «обеспокоены перспективами следующей рецессии в стране», то есть рычаг «ставка вверх / ставка вниз» перестает работать. Старая система регулирования мировой экономики в интересах США перестает работать. Нужна новая. Можно ли ее построить без большой войны? И где именно США развяжут новую большую войну?» (источник).

То есть действия Китая создали финансовым властям США и старого мира большую проблему. При этом девальвация юаня самому Пекину выгодна. Кстати, о Казахстане в этой связи. Потратить менее чем за два года 28 млрд. долларов (!) для поддержания курса национальной валюты — вряд ли такое решение можно отнести к проявлениям политической мудрости казахского руководства.

Но вернемся к основной теме. Таким образом, на этот раз инициатива начать мировой кризис принадлежит Китаю, а США только пассивная сторона, рычаги воздействия которой на ситуацию далеко не столько сильны, как это казалось еще пять-шесть лет назад. В этой связи можно говорить о том, что Москва и Пекин действительно образовали тандем и молча валят «короля горы» с разных сторон.

Это один аспект происходящего. Второй аспект связан с падающей ценой нефти. По этой теме комментариев — просто пруд пруди, уже каждый второй может обсуждать эту тему наравне с нефтяными дилерами и трейдерами. Вот только опять все с умным видом обсуждают какие-то экономические частности: вот, мол, цена на нефть стала падать и теперь американцам невыгодно добывать сланцевую нефть. Это саудиты по ним, по конкурентам бьют. Да, количество буровых, как и инвестиций снижается. Но как только цена пойдет вверх — эти показатели также пойдут вверх и где тут логика, объясняющая тенденции в глобальном масштабе? Ее тут нет. А, на мой взгляд, и здесь все становится достаточно понятным, если посмотреть на происходящие процессы на нефтяном рынке с точки зрения предвыборной кампании в США.

Демократам выгодно валить республиканцев и их финансово-экономическую основы — добычу и торговлю нефтью. Для этого используется такой рычаг как падение цен на нефть. Выиграют демократы — цены будут низкими достаточно долго, т.к. они этим экономическим фактором будут политически давить на все нефтедобывающие страны — и саудитов, и Россию, и т.д. Но если выиграют республиканцы, готов поспорить на бутылку хорошего французского коньяка, пойдут такие «экономические» и политические факторы, о которых опять-таки будет судачить каждый второй, что цена на нефть очень быстро (около полугода) не то, что вернется на уровень 80−100 долл/баррель, но и пробьет этот уровень до 120−150.

Почему? Во-первых, мировому нефтяному лобби надо будет вернуть все то, что не удалось заработать за 2014−2015 гг. Во-вторых, войдет в силу объективный фактор — отсутствие инвестиций в отрасль, во все более и более дорогие с инфраструктурной точки зрения проекты начнет приводить к падению добычи. В-третьих, высокая цена на нефть стала одним из пунктов пакетного соглашения Москвы и Вашингтона в начале 2000-х, и я не вижу причин, почему бы снова Владимиру Путину не провернуть подобную комбинацию с еще одним представителем клана Бушей.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail