Споры о прахе Рахманинова: «министр похоронных дел» и руины Онега

Новгородские общественники разошлись во мнениях по поводу возвращения праха Сергея Рахманинова в Россию

Ольга Ларина, 21 августа 2015, 10:07 — REGNUM  

Заявления новгородских властей о возвращении праха композитора и пианиста Сергея Рахманинова в Россию и перезахоронении его в родовом имении Онег под Великим Новгородом, поддержанные министром культуры РФ Владимиром Мединским, вызвали неоднозначную реакцию новгородской общественности. Как выяснило ИА REGNUM, даже в «Новгородском Рахманиновском обществе» нет единого мнения на этот счёт, а тема перезахоронения неизбежно влечёт за собой другую — возрождение Онега.

Сугубо семейное дело

«Вопрос упокоения праха Сергея Васильевича Рахманинова — сугубо личное, семейное дело, только родственники могут решить, где быть похороненным композитору, но не чиновники», — заявила корреспонденту ИА REGNUM общественница, член правления «Новгородского Рахманиновского общества» Анна Черепанова. Она подчеркнула, что достоверных данных, свидетельствующих о последней воле композитора быть похороненным в России, не имеется. К тому же, «Русская служба «Би-би-си» сразу же после заявления российского министра Мединского распространила комментарий праправнучки композитора Сюзан-Софии Рахманиновой-Волконской-Уонамейкер, которая отметила: в своем завещании Рахманинов написал, что хотел бы, чтобы его похоронили в Нью-Йорке рядом с женой и дочерью.

«Жаль, что министр культуры Мединский и губернатор Новгородской области Митин видят возрождение усадьбы Рахманинова Онег именно как место упокоения праха великого русского композитора, и эта тема стала главной в их высказываниях. Превратно толкуемая «любовь к отеческим гробам» выглядит как недальновидный и неумный пиар господина Мединского, позабывшего на время, что он министр культуры, а не министр похоронных дел», — заявила Черепанова, отметив, что, по её мнению, лучшей памятью о Рахманинове будет восстановление родовой усадьбы Онег и строительство поблизости музыкального центра имени Рахманинова. «На этом необходимо сосредоточить свои силы Новгородской области, привлечь к работе рахманиноведов, экспертное сообщество, общественность. Но, к сожалению, пока не сделано даже необходимое для сохранения этого объекта культурного наследия: не определены границы, не разработан проект охранных зон, не проведена историко-культурная экспертиза, не разработана программа сохранения и развития бесценного для мирового сообщества комплекса «Усадьба Онег», связанного с именем Сергея Рахманинова», — подчеркнула Анна Черепанова.

Куда переносить?

«Я с большой настороженностью отношусь к инициативам чиновников, заявляющих о готовности перенести прах Рахманинова в Онег, но ещё год назад неспособных даже создать границы охранных зон этой усадьбы», — прокомментировал ИА REGNUM журналист, доверенное лицо президента России Вадим Иванов. Он рассказал, как вместе с общественниками летом прошлого года едва добрался до Онега: дороги к имению фактически нет, доехать можно только на специальной высокопроходимой технике, территория бывшего усадебного парка заросла, постройки усадьбы сгорели в годы Великой Отечественной войны. Полное запустение…

Усадьба находится в 30 км от Великого Новгорода, на левом берегу реки Волхов у деревни Захарьино. В Онеге, как известно, прошло раннее детство Рахманинова: его первые восемь лет перед отъездом вместе с родителями в Санкт-Петербург.

«Мы собирались учить детей музыке Рахманинова в международном центре, чтобы подарить всему миру чудесную историю его детства в Онеге, но сегодня до сих пор учим обсуждать детали перемещения праха великого композитора. А без перемещения праха сложно Онег спасти?» — заявил журналист.

По мнению Иванова, сегодня очень важно привлечь внимание инвесторов, меценатов и всех людей, кто считает необходимым сохранить Онег и развить её для культуры и туризма, так как в настоящий момент имение слабо защищено юридически. «Этот факт особенно значим в дни, когда недалеко от памятника, в пятистах метрах, идет строительство платной трассы М-11 Москва—Санкт-Петербург. К месту проведения работ тяжелая техника добирается непосредственно через Онег», — также отметил журналист.

Начать нужно с малого

Коренной новгородец, журналист Александр Власов также сомневается, что Новгородчина в состоянии принять прах композитора. Впервые о возможности перезахоронения Сергея Рахманинова на новгородской земле он написал в «Новой новгородской газете» в мае 2009 года, в канун установки памятника композитору в Кремлёвском парке Великого Новгорода. По словам Власова, основанием послужили письменные воспоминания Натальи Рахманиновой, распорядившейся положить умершего супруга в цинковый гроб на тот случай, «чтобы позднее, когда-нибудь его можно было бы перевезти в Россию».

«Однако по прошествии семи десятилетий со дня кончины великого музыканта в соответствии с законодательством перенос праха возможен лишь с согласия его потомков, в частности, правнучки Натали Ванамейкер Хавьер, неоднократно бывавшей в Новгороде. Однако, как я понял, они не готовы к столь решительному шагу. Тем более, что уже после кончины Рахманинова рядом с ним на кладбище Кенсико в городке Валхалла были похоронены его жена и старшая дочь, и разъединять любящие сердца, на мой взгляд, ни в коем случае нельзя», — сказал Власов, отметив, что нужно учесть, что незадолго до ухода из жизни Рахманинов принял американское гражданство и без разрешения властей США его возвращение на родину невозможно.

«Да и в состоянии ли новгородская земля принять прах своего именитого уроженца? Полагаю, что нет, так как областные власти способны лишь время от времени рассуждать о восстановлении обширного и богатого имения. Для того, чтобы вернуть к жизни главный дом с флигелем, танцплощадку, парк и три пруда, потребуются миллионы и миллионы рублей, но пока в Москве щедры исключительно на обещания», — отметил журналист. Александр Власов считает, что власти лучше начать с малого — к примеру, с установки мемориальной доски на улице Великого Новгорода, названной в честь Рахманинова в 1970 году. Или с награждения почётными знаками «За заслуги перед Великим Новгородом» преподавателей областного колледжа искусств имени С.В.Рахманинова — супругов Валерия и Идею Демидовых. «Заслуженные работники культуры России, энтузиасты-подвижники посвятили себя изучению жизни и творчества великого музыканта. Ещё в 1977 году ими был начат сбор материалов и документов, позволивших в 1989 году создать музей, которому спустя семь лет было присвоено звание «Народный», — напомнил Александр Власов.

Гражданская обязанность

В семье рахманиноведов Демидовых идею о возвращении праха Рахманинова в Россию горячо поддержали. «Конечно, мы за то, чтобы он был захоронен у нас. Будет ли это Новгород или Онег — не так важно, но пусть это будет его, родное, о чём сам Рахманинов неоднократно вспоминал. Он хотел найти вечное упокоение именно на новгородской земле», — заявила Идея Демидова корреспонденту ИА REGNUM. Она вспомнила, как тема перезахоронения композитора уже поднималась в советское время — правда, тогда речь шла об усадьбе Ивановка в Тамбовской области. «Услышав об этом по радио, мы послали 11 телеграмм выдающимся музыкантам, министру иностранных дел СССР Андрею Громыко, чтобы этого не произошло», — вспоминает Идея Гавриловна. По её словам, во всех воспоминаниях о Рахманинове именно о своём детстве в Онеге он говорил особенно тепло, хотя был человеком «не просто деликатным, а закрытым». Именно этой деликатностью Идея Демидова объясняет то, что в завещании композитора не оказалось ясно выраженной его воли о захоронении именно в России. При этом, по словам исследователя, в Музее-усадьбе «Ивановка» уже давно готовы к перезахоронению праха композитора. «Ивановка, конечно, будет против переноса праха в Онег», — сказала Демидова, отметив, что конкуренция не знавшей войны Ивановки с разрушенным Онегом была всегда, и при жизни Рахманинова тоже.

«Упокоить прах Рахманинова на Родине — наша гражданская обязанность. Ведь он с похорон до настоящего времени находится в «тяжелом запаянном гробу для транспортировки при первой возможности…», — напомнила председатель «Новгородского Рахманиновского общества» Оксана Чернега. Она отметила, что инициативы о возрождении Онега «Новгородское Рахманиновское общество» направило во все инстанции, включая Президента РФ, ещё полтора года назад. Сейчас появилась надежда, что вслед за заявлениями о перемещении праха сдвинется с мёртвой точки и дело восстановления усадьбы, за судьбу которой последние десятилетия переживали лишь отдельные энтузиасты. За годы борьбы за Онег общественники перессорились с новгородскими властями, и появились опасения, что вместо музыкального центра международного уровня, проект которого уже есть, в Онеге появится местечковый музей. Ведь от строительства автобана М-11 границы имения Рахманинова защитить не получилось.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail