«У населения Казахстана была возможность спасти накопления от шока»

По мнению Айдархана Кусаинова, последствия шоковой девальвации казахстанской валюты для экономики республики будут положительными

Астана, 20 августа 2015, 11:41 — REGNUM  20 августа, в ходе торгов на Казахстанской валютной бирже (KASE) средневзвешенный курс тенге понизился на 35,5% по сравнению со средой и составил 255,26 тенге за один доллар. После такого обвала некоторые обменные пункты и коммерческие банки страны приостановили продажу американской валюты. Кроме того, в стране закрылись сайты магазинов техники, а также прекратили работу некоторые торговые дома. Между тем, по мнению директора казахстанской консалтинговой компании, эксперта Айдархана Кусаинова. У населения Казахстана была возможность спасти накопления от валютного шока. Об этом он заявил в интервью корреспонденту ИА REGNUM .

ИА REGNUM: Главный вопрос — что происходит? Почему, несмотря на заверения главы Национального банка Казахстана Кайрата Келимбетова о том, что курс не тенге по отношению к доллару в ближайшее время не превысит 190 тенге, вчера он просел до 198, а сегодня на фондовой бирже средневзвешенный курс уже находится в районе 255 тенге за доллар?

Заявления господина Келимбетова делаются не первый раз и уже не воспринимаются обществом. Нужно это признать. Все экономисты, финансовый сектор, бизнес, все, кто занимается реальным делом, какими-то макроэкономическими исследованиями, понимали, что казахстанская валюта переоценена. Не может тенге оставаться на том же уровне, каким он был при цене на нефти в 110 долларов за баррель, при курсе российской валюты 36 рублей за доллар, при курсе европейской валюты 1,2 евро за доллар.

Стабильный тенге в таких условиях — это был очевидный экономический нонсенс. В этой связи, девальвацию национальной валюты ожидали и «упертость» Национального банка в поддержании курса тенге была необъяснима. Рано или поздно экономика все равно должна была победить политическую волю. Что и произошло.

ИА REGNUM: Что будет дальше? Какие последствия для экономики ожидать от таких шоковых изменений курса национальной валюты?

Понятно, что есть негатив. Тем не менее, хочу подчеркнуть, что те, кто хотел «отконвертироваться», у кого были деньги, тот это сделал. Доля валютных депозитов на сегодняшний день в структуре банков составляет 70 процентов. Эта тема настолько долго обсуждалась в средствах массовой информации, что у населения была реальная возможность спасти свои накопления от валютного шока. Кто не сделал — никто им не виноват. Почему вы верите человеку, который уже провел одну неожиданную девальвацию? Как бы цинично это не звучало.

При это последствия для экономики будут положительными. Казахстанская экономика наконец задышит, заработает. У нас инфляция составила 3,2 процента. Об этом буквально позавчера докладывал все тот же Келимбетов. Это исторический минимум. Но надо понимать, что, во-первых, трехпроцентная инфляция — это нонсенс для развивающейся экономики. Во-вторых она далека даже от того, коридора инфляции, который предполагался на уровне 5−7 процентов. Было очевидно, что экономика пережата. И эта девальвация, наконец позволяет дышать экономике. Понятно, что конкурентоспособность российских товаров резко упадет. Да и в целом импортных товаров. Станет легче казахстанским производителям. Это очень здоровый шаг. Экономическая логика победила политическую волю председателя Национального банка.

ИА REGNUM: Обвал тенге вызвал бурю негодования в обществе. К каким общественно-политическим последствиям все это приведет?

Ситуация весьма острая. Во многом она была создана искусственно. Безосновательными заверениями и политическим заявлениями. Получилось, что власть опять обманула общество. Все эти гарантии выдавал один человек — глава Национального банка — и пусть это будет на его совести. Что касается волнений в обществе, то они действительно есть. Но я думаю, что не стоит их переоценивать. Другое дело, что это опасный момент с точки зрения внешних воздействий. Я говорю о тех силах, которые могут раскачать общество. Сложившаяся ситуация может стать поводом, некой центральной идеей для объединения недовольных. В качестве спекулятивного повода для дирижирования общественным мнением — это очень удобный момент.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.