Европейский бизнес поборется за экономику Ирана

За годы санкций у ЕС появился серьезный конкурент в лице Китая

Камран Гасанов, 19 августа 2015, 21:28 — REGNUM  

14 июля пять постоянных членов СБ ООН (плюс ФРГ) подписали Совместный комплексный план действий (СКПД), предусматривающий постепенное снятие санкций с Исламской республики Иран (ИРИ). Соглашение должно вступить в силу 19 октября. Экономисты уже предвкушают «грандиозное» возвращение Ирана в мировое хозяйство. Главный вопрос заключается в том, кто возглавит борьбу за право стать его главным экономическим партнёром. Соединённые Штаты позиционируются в качестве ключевого игрока, «разморозившего» переговорный процесс. Однако политическое лидерство не гарантирует экономическое влияние. До 10 сентября Конгресс должен одобрить СКПД. В случае отклонения документа Барак Обама может наложить вето на решение парламента, которое можно отозвать лишь двумя третями голосов. Проблема не в том, сможет ли президент продавить решение в Конгрессе, а в том, что регламентирует СКПД в отношении Америки. Аналитики из юридической компании Dorsey & Whitney отмечают, что Приложение II СКПД не ограничивает действие американских законодательных актов по Ирану — Iranian Transactions and Sanctions Regulations(ITSR). Даже когда МАГАТЭ одобрит приверженность Ирана мирному атому в т.н. «День имплементации«, ITSR вплоть до «Переходного дня« 2023 г. будут ограничивать бизнес-активность граждан США и американских компаний в Иране. Ни о каких инвестициях, экспорте, разработке месторождений не может быть и речи.

ITSR будут сдерживать и европейские компании, содержащие «американские элементы«. «Финансовые институты и компании ЕС все еще должны будут избегать активного вовлечения персонала из США в возобновленной коммерческой деятельности с Ираном«, — предостерегают знатоки права из Dorsey. В целом, юридические препоны не опасны для Европы. В «День имплементации« будут сняты два основных ограничения: «Council Decision 2010/413 CFSP« и «Council Regulation (EU) No 267/2012». Финансовые учреждения, нефтегазовые и другие компании смогут возобновить инвестиции, экспорт товаров, а также разрабатывать углеводородные месторождения. Совет ЕС по внешним делам высоко оценил посредническую роль Верховного представителя ЕС Федерики Могерини, а также «большой европейской тройки« (ФРГ, Франция, Британия) в иранской сделке.

После переговоров в Вене европейские лидеры один за другим «ринулись» в Тегеран. Первым пожаловал министр экономики Германии Зигмар Габриель. 19 июля его приветствовали не только иранские коллеги, но даже более высокий по рангу президент Хасан Рухани. Немецкому примеру последовали Могерини, а также главы МИД Франции и Италии. Французского министра Лорана Фабиуса сопровождала внушительная делегация в составе 100 французских бизнесменов. «Мы становимся свидетелями возвращения европейских инвесторов в страну. Некоторые из переговоров завершены и мы предоставилилицензии для иностранных инвестиций«, — заявил глава иранского представительства при ООН М. Хазаи. Только за последние недели было одобрено европейско-иранских проектов на сумму в $2 млрд. Европейские фирмы давно «прощупывали почву«. Guardian отмечает, что в течение 15 месяцев до переговоров свыше ста западных компаний (90% из ЕС) направили «посланников» в Иран. За два месяца до Вены в финансовой столице Евросоюза, Франкфурте, собрались лидеры 250 германских фирм для изучения возможностей на иранском рынке.

Французы рассчитывают на экспорт вооружений. Представитель правительства ИРИ М.-Б. Нобахт высказал заинтересованность в приобретении французских истребителей «Мираж». Немцы делают упор на инфраструктуру и химическую отрасль. Компания Herrenknecht готова построить новую линию метро в Тегеране, а также высокоскоростную железнодорожную сеть и систему водоснабжения. Руководство крупнейших химических компаний, Linde Group и BASF, сопровождали З. Габриеля в Тегеране, где было достигнуто предварительное соглашение об открытии немецких банков в Иране. Guardian впечатлена успехами Евросоюза: «Пока Америка собачится, европейские страны, поощряемые единогласным решением Совета Безопасности ООН, энергично укрепляют дружбу с Ираном, стараясь не упустить из виду аппетитные финансовые, торговые и геополитические дивиденды».

Признавая активизацию европейской бизнес-элиты, отметим, что устранение нормативных препятствий все же не гарантирует их результативность. За годы санкций у ЕС появились серьезные конкуренты в лице Китая и Кореи. В 2009—2010 гг. КНР обогнала ЕС, став крупнейшим торговым партнером ИРИ с годовым оборотом в $36.5 млрд. Если товары немецкого производства составляют 6,3% в иранском импорте, то на Китай приходится 15%. В 2014 г. Поднебесная экспортировала оборудования на сумму €2,3 млрд, а ФРГ — на €630 млн. Кто станет победителем в схватке за Иран, будет ясно в течение следующих 10 лет. Решающее сражение развернётся за право освоения иранских нефтегазовых месторождений. Европейские энергогиганты ENI, BP, Shell, Total уже ведут переговоры с Тегераном.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.