Кто мешает Ирану выйти на глобальный рынок?

О некоторых тенденциях на рынках нефти и газа

Саркис Цатурян, 19 августа 2015, 19:53 — REGNUM  

Цены на нефть продолжают снижение, усиливая бюджетную нагрузку в странах ОПЕК.В отличие от национальных государств, корпорации масштаба ExxonMobil и Chevron не тревожит нефть по $40 за баррель. Крупные игроки находятся в постоянном поиске новых нефтяных месторождений, доступ к которым усложняется из-за политических проблем.Wall Street Journal усматривает на глобальном энергетическом рынке сдвиг в пользу природного газа. «В настоящее время газовые резервы ExxonMobil превышают нефтяные. Компания осуществила успешный поиск газовых месторождений, и теперь намерена добиться аналогичных результатов в области нефти», — резюмирует издание. Схожие изменения в структуре бизнеса испытывает и британско-голландская Royal Dutch Shell, производство газа которой в прошлом году впервые (за 104-летнюю историю существования) превысило показатели в нефтедобыче. Разумеется, смещение акцента напрямую сказывается на мировой политике, где основная борьба развернулась не только за месторождения, но за инфраструктуру, возможность доставки сырья конечному потребителю. В рамках существующей парадигмы значимость ОПЕК возрастает — невозможно игнорировать объединение, которое обеспечивает 30% общемирового предложения этого сырья. Тем более что именно нефтяные цены служат ориентиром для определения стоимости природного газа.

Не случайно американская пресса называет Алжир, Ирак, Ливию, Нигерию и Венесуэлу «хрупкой пятёркой», которая страдает от непомерных амбиций Саудовской Аравии по завоеванию доли на нефтяном рынке США. Международный валютный фонд подсчитал, что в 2015 году дефицит бюджета Саудовской Аравии достиг исторической отметки в $45 млрд. Однако эта цифра — далеко не рекорд для участников картеля, которые теряют от низких цен больше, чем саудовцы: к $56 млрд дефицита приближается Алжир, что на фоне положения дел в Ливии (где дефицит равняется $157 млрд) кажется терпимой ношей.Потери Ирана составляют $35 млрд, следом с $18 млрд идут Объединённые Арабские Эмираты, а уже затем Ирак ($10 млрд дефицита). В плюсе оказались лишь Кувейт ($10 млрд) и Катар ($1 млрд). Парадокс состоит в том, что за нефтяную войну Саудовской Аравии расплачиваются остальные члены ОПЕК. В патовой ситуации оказывается Иран: чем быстрее он нарастит производство «черного золота», тем стремительнее упадут его доходы. Тегерану остаётся только надеяться на снижение производства со стороны Эр-Рияда или Ирака.

Без обострения военной ситуации на Ближнем Востоке явно не обойтись. Нефть снова оказывается в плену геополитики. По оценке агентства Bloomberg, ОПЕК готов на увеличение производства до 33 млн баррелей в сутки с 32,1 млн баррелей, добытых в июле. В свою очередь, иранское министерство нефти обещает нарастить производство на 500 тыс. баррелей в сутки, причём сразу после отмены санкций. Уже сейчас Иран повысил добычу на 32,3 тыс. баррелей в сутки — до 2,86 млн баррелей: этот объём является максимальным с июня 2012 года. Очевидно, что дальнейшее увеличение добычи состоится за счёт коллег из картеля. Представитель ИРИ в ОПЕК Мехди Асали недвусмысленно заявляет, что излишек на мировом рынке нефти равняется 3 млрд баррелей, обвиняя Саудовскую Аравию и Ирак в его появлении. Как отмечает Асали, «Иран допустил большую ошибку ещё в декабре 2011 года, поддержав тогда решение ОПЕК отбросить индивидуальные нормы выработки для участников картеля, что позволило Саудовской Аравии, Кувейту и других странам захватить долю Ирана, которая уменьшилась из-за введённых санкций».Если противоречия между Эр-Риядом и Тегераном лежали на поверхности, то нефтяное ралли с Багдадом стало для иранцев настоящей неожиданностью. Причём карты Ирану спутала Америка, вынудившая премьера Ирака Нури аль-Малики (представителя шиитов) подать в отставку под предлогом вооруженного наступления террористов «Исламского государства» на севере страны. После того, как 10 августа 2014 года правительство возглавил Хайдар аль-Абади, Ирак вступил на путь интенсивной нефтедобычи, позволив Эрбилю напрямую поставлять «черное золото» в Израиль.Влияние Багдада на ценовую политику ОПЕК трудно переоценить: только в июле нефтедобыча в республике выросла на 149 тыс. баррелей в день — до 3,74 млн баррелей в сутки.

Тегеран безнадёжно отстаёт от своего соседа, который сделал ставку на кадровые чистки в правительстве. Как ранее сообщило ИА REGNUM, 16 августа премьер аль-Абади упразднил 11 министерских портфелей «в рамках реформы, направленной на борьбу с коррупцией и произволом в рядах высокопоставленных чиновников». Главным образом решение затронуло сторонников экс-главы правительства Нури аль-Малики, бывшего спикера парламента Усаму ан-Наджейфи и руководителя переходного правительства 2004−2005 годов Айяда Алауи, занимающих должности вице-президентов. Сокращены рабочие места и для трёх замов аль-Абади. В отставку отправлен представитель шиитского движения Муктады ас-Садра — Баха аль-Араджи, основатель Иракского фронта за национальный диалог Салех аль-Мутлак и член Демократической партии Курдистана Рош Шавес. Не стоит обладать даром предвидения, чтобы понять: вслед за кадровыми перестановками Ирак продолжит наступление на нефтяном рынке, направив мощь своих буровых установок против Ирана.

Сыграв в направлении Тегерана на опережение, американцы уходят в тень. По данным Управления по энергетической информации Минэнерго США, добыча сланцевой нефти на американских месторождениях в сентябре снизится по сравнению с августом на 93 тыс. баррелей в день, до 5,27 млн баррелей в сутки. Более того, администрация Барака Обамы перенимает риторику борцов за экологию и климат, предлагая в ближайшее десятилетие наполовину сократить выбросы метана в атмосферу. «По сравнению с уровнем 2012 года, Белый дом ставит своей целью сократить выбросы метана из нефтяных и газовых скважин на 40% — 45% к 2025 году», — пишет Los Angeles Times.Предполагается, что соответствующий закон будет принят в будущем году, к концу президентского срока Обамы. Такого «подарка» местные нефтяники точно не ожидали: к росту долгового бремени прибавляются дополнительные расходы, необходимые для соответствия будущим экологическим стандартам. А некоторым промышленникам и вовсе придётся расстаться с идеей увеличения нефтяной и газовой добычи.

Инициатива переходит к России, которая в июле вышла на суточную добычу в 10,7 млн баррелей. Саудовской Аравия играет теперь вторым номером: королевство сократило производство на 202,7 тыс. баррелей в сутки — до 10,36 млн баррелей.Перспективы для Москвы открываются не только в нефтяной сфере. Пока Азербайджан и Туркмения адаптируются к будущей санкционной разморозке Ирана, «Газпром» предлагает Сербии, Македонии, Греции и Венгрии (до газового хаба Баумгартен в Вене) построить газопровод Tesla, который свяжет эти страны с «Турецким потоком». «Главы дипломатических ведомств этих стран проведут в сентябре отдельную встречу для принятия окончательного решения по газопроводу Tesla. Проект с мощностью в 27 млрд кубометров планируют построить к 2019 году», — передает Sputnik News со ссылкой на газету «Ведомости». Еврокомиссия вновь недовольна инициативой России. В современных условиях эта реакция напоминает жест отчаяния. Пространство для манёвра со стороны Брюсселя сужается.

Положение дел на глобальном рынке нефти приобретает иное качественное значение. А это означает, что газовая игра за Старый Свет близится к своему финалу. Поэтому министр энергетики Турции Танер Йылдыз направил Москве проект соглашения по «Турецкому потоку». Анкара спешит запрыгнуть на «последний поезд», локомотивом которого — Москва. Строгий расчёт, ничего личного.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail