Мнения уральских экспертов об инициативе оренбургских депутатов разделились

В обществе идут дискуссии о возможности применения конфискации имущества, как меры наказания для коррумпированных чиновников

Екатеринбург, 19 августа 2015, 11:21 — REGNUM  Мнения экспертов Среднего Урала об инициативе введения полной конфискации имущества для коррумпированных чиновников, разделились. По мнению одних, законопроект практически не имеет шансов получить поддержку в Госудуме РФ. Их оппоненты считают, что инициатива давно назрела, логична и найдёт позитивный отклик общественности, передаёт корреспондент ИА REGNUM.

Напомним, что депутаты оренбургского Заксобрания готовятся внести на рассмотрение Госдумы законопроект, предусматривающий полную конфискацию имущества как вид наказания для госслужащих, попавшихся на взятке. На данный период, чиновники, уличённые во взятке, наказываются штрафом и лишением свободы. Также по решению суда может быть принято ограничение на возможность занимать определённые должности на государственной службе.

Директор Института системных политических исследований и руководитель Уральского отделения Фонда развития гражданского общества Анатолий Гагарин сомневается в возможности принятия такого закона и в искренности намерений тех, кто продвигает подобную инициативу.

«Полагаю, что эта инициатива, запущенная в оборот уже на региональном уровне, имеет мало шансов на одобрение юридическим и экспертным сообществом. Причин несколько — неэффективность, перенос коррупции в правоохранительную сферу, репутационные риски. Цель инициативы другая, могу предположить — получить бонусы для политической кампании, сыграв на желании части электората «воздать по справедливости» вороватым чиновникам», — считает политолог.

Не менее скептически к данной инициативе относится депутат свердловского законодательного собрания Андрей Альшевских. По его словам принятие такого закона нереально. Однако сам депутат выступает за ужесточение наказания для вороватых чиновников и считает, что идея конфискации того, что было нажито преступным путём, а допустим, не оставлено в наследство или приобретено честно, не плохая. Причем, по его мнению, это должно касаться всех государственных служащих, включая сотрудников МВД, ФСБ, МЧС и прочих ведомств и надзорных органов. Ведь именно от их честной и исправной работы зависит авторитет государства.

«Тот закон, который предлагают оренбургские коллеги, может стать оружием в межклановой борьбе и устранении неугодных. Более того для исполнения таких законов нужен жёсткий отлаженный механизм общественного контроля», — сообщил Андрей Альшевских.

Другой депутат свердловского Заксобрания и член штаба ОНФ, Евгений Артюх, уверен, что такой закон нужен, но к вопросу конфискации нужно подходить взвешенно. Более того депутат предлагает ввести конфискацию за любые корыстные преступления с использованием должностного положения.

«Полагаю, что вопрос о возврате конфискации как дополнительной меры уголовного наказания давно назрел. Это очень логично изымать имущество и средства, нажитые преступным путём. Более того, обществом это будет восприниматься как акт справедливости по отношению к коррупционерам. То же дело Васильевой, например. Можно сказать, что общественность была несколько разочарована приговором. Когда речь идёт о многомиллионных суммах и даже о миллиардах, то можно и под статью пойти, что бы потом, выйдя по УДО за хорошее поведение, жить припеваючи всю оставшуюся жизнь. Но к вопросу конфискации нужно подходить очень взвешенно. Согласен, что коррупция в правоохранительных органах может привести к избирательному применению этой меры. Кроме того нужно определиться с теми преступлениями за которые конфискация может применяться как мера дополнительной уголовной ответственности. Полагаю, что это должны быть не только составы, связанные с получением взятки, но любые корыстные преступления с использованием должностного положения, в том числе и хищение государственной собственности, присвоение имущества и т.д. Но, в любом случае, усиление мер уголовной ответственности не должно отменять главный принцип уголовного преследования — неотвратимость наказания. Данная мера может быть эффективной, если наряду с ней совершенствовать правовые подходы к самому понятию коррупция. У нас не редки, а уже стали хрестоматийными, истории с жёнами чиновников, успешными предпринимательницами», — считает Евгений Артюх.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.