В Саратовской области «нет особой нужды в «беби-боксах»

Исходя из своей 40-летней врачебной практики, главный врач Перинатального центра в Саратове Сергей Архангельский утверждает: «На сегодняшний момент особой нужды в «беби-боксах» я не вижу»

Силламяэ, Саратовская область, 18 августа 2015, 11:55 — REGNUM  Комментируя корреспонденту ИА REGNUM внесенную в Государственную думу законодательную инициативу сенаторов, предлагающих внести на уровне федерального закона определение «беби-бокса» как «специально оборудованного места для анонимного и безопасного оставления ребенка после его рождения», потомственный акушер — главврач ГУЗ «Перинатальный центр» в Саратове Сергей Архангельский констатировал, что в регионе «беби-боксов» нет, при этом за последние годы количество брошенных детей уменьшается.

«Могу сказать, что на сегодняшний момент особой нужды в «беби-боксах» не вижу, — считает главврач. — Скажу — почему. Основной этап отказа от детей — это акушерские стационары. В основном отказываются мамы, которые приходят к нам в родильные дома, перинатальные центры, рожают, и здесь происходит отказ. По закону существует два вида отказа. Отказ от права материнства, когда мама пишет заявление, тем самым подтверждая свой отказ. И так называемое подкидывание, когда мама не пишет никакого отказа и самовольно, предположим на вторые, третьи, четвертые сутки может покинуть стационар. Такое тоже бывает, к сожалению. Но в абсолютном большинстве случаев все эти дети остаются в стенах родильного дома. Дальнейшая судьба у них бывает разная, кто-то идет на усыновление, кто-то — в детские дома, но все эти дети остаются непосредственно в акушерском стационаре. Отмечу, таких прецедентов, как подкидывание со стороны, когда кто-то пришел в родильный дом и на ступенях оставил малыша и ушел — у нас не было».

«Я не знаю такого случая, сколько лет я работаю в акушерстве, чтобы подкинули ребенка под стены родильного дома, — продолжил Сергей Архангельский. — Оставление детей после родов в акушерских стационарах, где мы оказываем всю необходимую помощь, — это одна сторона вопроса. Но есть и другая сторона. Дело в том, что за последние годы идет хорошими темпами снижение брошенных детей. Мы не новаторы, но в Саратове мы единственные, мы первые создали службу кризисных ситуаций в роддоме. Туда входят опытный врач акушер-гинеколог, неонатолог, юрист, психотерапевт, психолог. Кабинета отдельного у них нет, но они все вместе собираются у постели пациенток, которые нуждаются в психологической поддержке из-за того, что теоретически могут оставить малыша. Специалисты проводят соответствующую работу с женщинами, чтобы исключить отказ от прав материнства. Конечно, здесь тоже есть свои вопросы. К примеру, если у нее есть психологический настрой оставить своего ребенка, сможет ли она, забрав его из роддома, оказать ему необходимую помощь, вырастить его. Тоже большой вопрос…»

Глав врач Перинатального центра привел свою статистику: «В прошлом году мы смогли отговорить от отказа от материнства трех женщин, которые явно шли на отказ. В этом году — шесть. Могу сказать, что пять — шесть лет назад в год 39−42 новорожденных оставлялись в перинатальном центре, а сейчас эта цифра уменьшилась в разы — до десяти малышей в год. Но мы не берем в расчет тех детей, кого мы уговорили забрать. Служба кризисных ситуаций в этом плане очень хорошо сработала, помогла».

Заслуженный врач РФ Архангельский не согласен с мнением, что «беби-боксы» «дадут горе — родителям шанс не лишать жизни своих нежеланных детей». «Это мое мнение — я очень сомневаюсь, что та горе-мать, которая выбрасывает своего малыша на помойку, пойдет сдавать свое ребенка в «беби-бокс». Думаю, те женщины, у которых остались зачатки разума и зачатки сознания и морали, оставят детей в родильном доме. Но я могу ошибаться, конечно. В Саратове «беби-боксов» нет и сказать, как они будут работать — сложно. Но я еще раз повторяю, что за всю практику моей работы мы ни разу не видели ребенка, которого подкинули на крыльцо роддома или занесли внутрь. Нужен ли «беби-бокс»? Возможно, он и нужен. Я не спорю. Когда никогда может кто-то и принесет ребенка туда? Но за практику моей работы такого еще не было».

Потомственный акушер Сергей Архангельский не верит и в то, что «внедрение «беби-боксов» спровоцирует женщин на отказ от детей», как считают некоторые чиновники. «Не верю я в это, — подчеркнул он. — У беременной женщины — генетический настрой на материнство. И та женщина, которая идет на рождение малыша своего сознательно, не думаю, чтобы она потом отказалась, передумала. На мой взгляд, кардинально ситуацию «беби-боксы» не должны изменить ни в ту ни в другую сторону. Принесут ли они результат? Опять же не в финансовом плане, а в плане своей функции? Мне трудно сказать. Но я вижу, что на сегодняшней день, в частности при родильных домах, особой нужды в «беби-боксах» нет. Кто хочет оставить малыша, оставляет его в родильных домах».

«Жизнь человека — бесценна и ради одной спасенной жизни нужно идти на все, чтобы это свершилось, — подчеркнул руководитель Перинатального центра. — «Беби-бокс» можно сравнить с пожарной охраной. Вот она есть на свете и всем спокойнее, что она поможет. Так и «беби-боксы». Возможно два, три, четыре раза они свою функцию выполнят. Это моя позиция. Я опираюсь на то, что я вижу, как главный врач, когда я контактирую с женщинами, готовыми уйти из родильного дома без своего ребенка, но не подкидывающих нам своих детей. Вот из этих соображений я исхожу».

Как ранее сообщало ИА REGNUM, по мнению специалистов, «бэби-боксы» не решат саму социальную проблему, но могут содержать в себе лишь потенциальный шанс не лишать жизни нежеланных детей. Но этот вопрос требует детальной и серьезной юридической проработки. Пока правовая основа работы «бэби-боксов» сомнительна. Проблема заключается в том, что их функционирование противоречит пункту 2 статьи 54 Семейного кодекса РФ в части «Каждый ребенок имеет право… знать своих родителей». Это входит в конфликт с концепцией анонимности матери (или другого человека), сдающего ребенка в «беби-бокс».

Напомним, «бэби-боксы» (Baby hatch) — специально оборудованное место для анонимного отказа и передачи ребенка государству. Специальное устройство может располагаться в медицинских учреждениях. Это совсем не дешевый проект. На установку одной такой «колыбели» требуется около 300 тыс. рублей.

Напомним также, что в России мнения о наличии «бэби-боксов» разделились. Одни считают их позором общества, другие — альтернативой гибели ребёнка. Первые в стране «беби-боксы» были установлены в пяти городах Краснодарского края и в Перми. Сегодня такие устройства функционируют в 12 регионах. Всего в России установлено 20 бэби-боксов.

Читайте развитие сюжета: В Саратовской области ищут мать, выбросившую дочь в мусорный контейнер

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.