Эксперт: Если бы Казахстан выиграл Олимпиаду-2022, он бы получил проблемы

Казахстан на перепутье: экспортно-сырьевая парадигма, которая определила и экономику последних 15 лет, и конструкцию власти, заканчивается

Астана, 17 августа 2015, 03:00 — REGNUM  Казахстану повезло, когда Алма-Ата уступила китайскому Пекину в праве проведения зимней Олимпиады 2022 года. Об этом, комментируя итоги голосования и развернувшуюся по вопросам необходимости проведения такого крупного проекта, как Олимпиада, заявил в интервью ИА REGNUM казахстанский оппозиционный политик Петр Своик. Он подчеркнул, что в Казахстане за довольно длительный период накопили валютных запасов на 105 с лишним миллиардов долларов. При этом, по данным Своика, начиная с ноября прошлого года тенденция переломилась и Казахстан уже не копит валюту, а расходует ее. За последнее полугодие валютные резервы уменьшились на 7,5 миллиардов долларов. Понятно, что пока это не катастрофа, подчеркивает эксперт. Но это уже режим расходования, который никаким образом не позволили бы поддерживать столь громадный проект, как Олимпиада.

ИА REGNUM : Недавно казахстанская Алма-Ата уступила китайскому Пекину в праве проведения зимней Олимпиады 2022 года. Примечательно, что и до, и после объявления результатов выборов, казахстанское общество было разделено на два лагеря — тех кто выступал за проведение Игр, и тех кто был их категорическим противником. Почему наметилось такое разделение?

Такое разделение в обществе действительно существует. Но оно относится не только к Олимпиаде. Это разделение применительно к советскому прошлому и к евразийскому будущему, которое намечается через Таможенный и Евразийский экономический союзы. Дело в том, что Казахстан достаточно современное общество, в том числе и с законодательно прописанным, и с реально практикуемым равенством гражданских прав. Но одновременно с этим, Казахстан и не совсем современное государство, в котором элементы национальной государственности, в этническом смысле, тоже присутствуют как в законодательстве, так и в реальной практике.

Соответственно, существуют те, для кого национальная государственность с этническим акцентом является вещью приоритетной. И все, что на нее работает, в том числе и председательство в ОБСЕ в 2010 году, и VII зимние Азиатские Игры в 2001 году, и «Астана ЭКСПО-2017» и даже Олимпиада 2022 года, как вершина, — приветствуется. Это приветствуется той частью общества, которая обладает реальной властью, обладает бизнес-властью и получает не только моральные, но и вполне материальные дивиденды от такого государственного устройства. Основная же часть общества, а это противники таких дорогих «понтов», не приветствовала заявку на Олимпиаду и не сильно расстроилась, когда мы проиграли.

ИА REGNUM : В 2017 году Казахстан готовится принять Международную специализированную выставку «Астана ЭКСПО-2017». Но это мероприятие уже вызвала немало скандалов. В частности, не так давно под домашний арест был помещен экс-председатель правления национальной компании «Астана ЭКСПО-2017» Талгат Ермегияев. Его подозревают в хищениях в особо крупных размерах. С Олимпиадой было бы то же самое?

Разумеется. Только в больших масштабах. Все-таки «Астан ЭКСПО-2017» требует меньших затрат, чем Олимпиада. Кроме того, надо иметь ввиду, что проведение Олимпиады в Алма-Ате было бы связано с множеством технических проблем. Например, у нас вообще нет горнолыжных трасс мирового уровня. Знаменитый горнолыжный курорт Чимбулак никоим образом не подходит под олимпийский уровень. Точно так же, как планируемый новый горнолыжный курорт «Кок-Жайляу». Он находится в непосредственной близости от Алма-Аты, но там нет и не может быть трасс мирового уровня. Это больше приватизационный проект, чем горнолыжный.

Соответственно, у Казахстана были бы очень большие проблемы с обеспечением строительства олимпийских объектов не только деньгами, но и вообще с самой возможностью создания этих объектов на необходимом уровне. К тому же, надо иметь ввиду, что упор на престижность сопряжен еще и с очень большим «распильным» интересом участников таких проектов. Тут желание доказать всему миру свою успешность очень хорошо контактирует с существенным присвоением той части денег, которые необходимы для доказательства такой престижности.

Талгат Ермегияев — это сын очень близкого соратника президента и то, что именно он находился на должности главы нацкомпании «Астана ЭКСПО-2017» понятно. Он участвовал в каких-то коррупционных схемах, что называется, по праву. А то, что его сейчас привлекают к ответственности — это совсем другой вопрос.

ИА REGNUM : Казахстан — страна с сырьевой экономикой, которая очень зависит от цен на энергоносители ею экспортируемые. В современном мире цены на нефть весьма нестабильны. Не случилось бы так, что заполучив Олимпиаду 2022 года, в определенный момент у страны просто бы не оказалось средств на ее проведение?

Да. Точно так бы случилось. Потому что экспортно-сырьевая модель уже сегодня начинает давать задний ход. Возьмем некоторые очень характерные цифры. Мы всегда были валютоизбыточной экономикой. У нас внешний платежный баланс всегда сводился с существенным профицитом. И, более того, часть валюты в страну просто не заводилась, а прямо в виде запасов Национального фонда хранилась зарубежном. Такая ситуация сохранялась вплоть до второй половины прошлого года. Мы накопили валютных запасов на 105 с лишним миллиардов долларов. Начиная же с ноября прошлого года тенденция переломилась и Казахстан уже не копит валюту, а расходует ее. За последнее полугодие валютные резервы уменьшились на 7,5 миллиардов долларов. Понятно, что пока это не катастрофа. Но это уже режим расходования, который никаким образом не позволили бы поддерживать столь громадный проект, как Олимпиада. В этом смысле, я бы сказал, Казахстану повезло.

Сейчас достраивается «Астана ЭКСПО-2017», тоже достаточно грандиозный проект. Он был рожден в годы валютного изобилия. А теперь реально денег уже нет. Их приходится вытаскивать из запасов. И президент в этой связи гораздо более строго относится к «распилу» таких потоков.

ИА REGNUM : И «Астана ЭКСПО-2017», и Олимпийские игры — во многом проекты имиджевые. При этом стоят порой колоссальных финансовых затрат. Почему республика пытается улучшить свое реноме таким дорогим способом?

Казахстан в каком-то смысле феодальное государство. Ведь президентское единовластие — это только терминология. Слово «президент» из ХХ-ХХI века. А вообще система единовластия стара как мир. И нынешний президентский авторитаризм хотя и нельзя назвать феодализмом, но он очень многие вещи из феодального европейского (своего у нас не было) прошлого повторяет. Например, это единовластие в том смысле, что это разделение на законодательную, исполнительную и судебную власть как бы есть, но на самом деле все эти ветви власти под президентом. Это некие инструменты реализации фактического президентского единовластия. Совмещение политической власти с экономической. С той только разницей, что если средневековый феодал владел землей, с прикрепленными к ней крестьянами, то нынешний вариант феодализма — это владение и контроль над финансовыми потоками и богатствами земных недр.

Феодализм — это обязательное подчеркивание некой «приподнятости» властвующей верхушки. Либо через религиозную, либо через династийную, а поскольку ни того, ни другого нет, то через персональную исключительность. Новая казахская правящая знать и в политическом, и в экономическом смысле, даже по технологии своего правления, обязательно подчеркивать свою возвышенность над простолюдинами. И прежде всего это должно касаться лидера такой системы. Лидера нации, Ел Басы, президента, который должен быть самым выдающимся, неповторимым, невоспроизводимым. Руководящей, направляющей силой и так далее. Необходимо показать, что наш национальный Лидер не хуже, чем правители более крупных и с более длительной историей государств.

ИА REGNUM : Олимпиада это не только затраты. Город, который принимает Игры, как правило очень сильно улучшает свою инфраструктуру, которая остается жителям после Олимпийских игр. Не это ли шанс для Алма-Аты, которая в последнее время удостаивается заметно меньшего внимания, чем новая столица Казахстана Астана?

Можно провести аналогию с уже проведенной в Алма-Ате Азиадой. Под нее построено очень много. И потрачены очень большие деньги. С соответствующими коррупционными скандалами. В частности был построен трамплинный комплекс. С эстетической, архитектурной, дизайнерской точки зрения — супер сооружения. Очень удачно расположены в верхней части города. Все это очень красиво смотрится. Но они стали обычным украшением. Ни зимой, ни летом никакой жизни на этих трамплинах нет. Ни дети, ни взрослые там не занимаются. Появился даже некий издевательский штрих — пару месяцев назад эти трамплины «оживили». Поставив зеленых человечков-прыгунов на проходящую рядом трассу. Они как будто приземляются с трамплина как раз на разделительную полосу. Выглядит очень красиво. Но это все, что можно было получить с этих трамплинов. Точно так же нет спортивной жизни на специальном биатлонном стадионе, на лыжных трассах.

С Олимпиадой было бы тоже самое. Угрохали бы очень большие деньги, добились бы престижа и оставили бы объекты, как украшение города.

Если бы пришлось реализовывать «проект Олимпиада», то возникла бы куча проблем. И не только финансовых. Мы наверное чемпионы мира по городскому смогу. Причем этот смог хорошо виден как раз с гор. И если бы дело дошло до Игр, был бы большой скандал — журналисты, спортсмены, тренеры, которые поднимаются в горы и не столько следят за захватывающими олимпийскими баталиями, сколько с ужасом смотрят на то, что под ними и думают как им туда возвращаться?

Пекин тоже город с отнюдь не чистой атмосферой. Но там нет гор, на которые можно поняться, чтобы сверху посмотреть на весь этот ужас.

ИА REGNUM : Есть ли вообще в обозримом будущем у Казахстана шанс заполучить Олимпийские игры?

Казахстан на перепутье. Экспортно-сырьевая парадигма, которая определила и экономику последних 15 лет, и престижные «понты», и конструкцию власти, — заканчивается. Грядет другая конструкция мира. В том числе то, что заложено Таможенным и Евразийским экономическим союзами — ведь именно это стало первопричинами и Майдана со свержением Януковича, и Крыма с Донецком и Луганском, и санкций, и контрсанкций. Хотя и сама эта евразийская интеграция внятно не оформлена — идея объединения только ради «улучшения взаимной торговли» годится разве что как промежуточная. В любом случае, евразийство будет формировать не только новую экономику, но и новую политику и новый менталитет — это совершенно точно. Эта не выигранная олимпийская заявка подводит черту под целой эпохой национального строительства. В течение ближайших лет будет формироваться новое будущее и только в рамках этого будущего можно будет обсуждать, какие международные проекты на евразийском пространстве будут реализовываться.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.