Проект «ящиков для детей» подвергли жёсткой критике

В беби-боксы несут детей не потенциальные убийцы, а женщины, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации

Челябинск, 14 августа 2015, 16:10 — REGNUM  На проходящем в Челябинске пятом форуме активных граждан и некоммерческих организаций «Сообщество» участники федеральных общественных слушаний Общественной палаты РФ жёстко раскритиковали проект «беби-бокс», передаёт корреспондент ИА REGNUM.

Свой проект на слушаниях представила руководитель благотворительного фонда «Колыбель надежды» Елена Котова. Она пояснила, что создаёт кризисные центры для беременных женщин, попавших в трудную ситуацию, а «беби-боксы» являются частью этого проекта. Она сообщила, что с 2011 года, с момента начала проекта в «беби-боксы» было подброшено 34 ребёнка.

Напомним, что «беби-боксы» — это специальные ящики для младенцев, куда может положить мать своё дитя на условиях полной анонимности. Лоббисты проекта утверждают, что таким образом предотвращают случаи инфантицида — убийство ребёнка матерью.

Елену Котову поддержала член Общественной палаты Юлия Зимова, которая подчеркнула, что факты отказа от детей и инфантицида — это болезнь общества. Но, по её мнению, менять сознание людей слишком долго, а срочные меры надо предпринимать уже сегодня.

Председатель челябинского отделения «Родительского Всероссийского Сопротивления» (РВС) Екатерина Забачёва считает, что лоббистами «беби-боксов» искусственно создаётся манипулятивная рамка дискуссии. Рассуждения ведутся в одной плоскости: есть убийство младенцев — вот вам решение в виде «беби-боксов». На самом деле никем и никогда не доказано, что мать положенного в ящик ребёнка собиралась его убивать. Более того, по её словам, случаи инфантицида ежегодно сокращаются, но именно сейчас по чьей-то воле начал активно лоббироваться именно этот проект, да ещё и через Общественную палату РФ.

Она подчеркнула, что в Европе практика «беби -боксов» существует на протяжении 14 лет, и она негативная. А, например, в Великобритании и Швейцарии введена уголовная ответственность за анонимный отказ от ребёнка, и это было сделано после многолетней практики использования «беби-боксов». От этой практики также отказались в Венгрии и Швеции. Потому что в «беби-боксы» несут детей не потенциальные убийцы, а женщины, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации.

Да и в российской действительности использование ящиков для детей не имеет законодательной базы и, по сути, незаконно. Представитель родительского сообщества отметила юридический аспект, связанный с ящиками для детей. «Беби-боксы», по словам Екатерины Забачёвой, являются не окнами жизни, а окнами в криминал. В Европе известны случаи, когда в ящик подкидывали уже мёртвого младенца. Тогда вполне возможно, что ответственность придётся нести тем учреждениям, на территории которых установлен ящик.

Она отметила, что после легализации «беби-боксов» женщина, убившая ребёнка, сможет просто заявить, что отнесла его в ящик для детей, тем самым сняв с себя ответственность. Также в ящик могут подкинуть украденного ребёнка. Неучтённые дети, попавшие в ящик, могут стать объектами преступной деятельности, от незаконного усыновления до чёрного рынка трансплантологии. Неконтролируемое камерами наблюдения окно может стать «преступной лазейкой» как для проникновения в медицинское учреждение, где оно расположено, так и для организации террористического акта. Также она указала, что применение «беби -боксов» нарушает целый ряд статей Семейного кодекса РФ, в частности статьи 48, 54, 55, 58, 60, 71, 84, 85, 86, 93, 94.

По словам Екатерины Забачёвой, женщины в трудной жизненной ситуации должны взаимодействовать не с ящиками, а с реальными людьми. Бороться с инфантицидом нужно, используя комплекс мер. Она предложила сосредоточить усилия на выявлении женщин, скрывающих беременность и ведущих аморальный образ жизни. Екатерина Забачёва озвучила ещё ряд предложений для министерств и ведомств, в том числе введение в школах уроков «Нравственные основы семейной жизни», «Этика и психология семейной жизни». Ввести в женских консультациях должности психологов. Разработать нормативные акты, направленные на материальную и социальную поддержку одиноких матерей, находящихся в трудной жизненной ситуации. А также принять закон о выплате ежемесячных пособий по содержанию всех без исключения детей в размере прожиточного минимума.

Уполномоченный по правам ребёнка в Челябинской области Маргарита Павлова сообщила, что её личный опыт общения с женщиной из Челябинской области, которая бросила ребёнка на произвол судьбы, показал, что такая мама ни при каких обстоятельствах не отправилась бы отвозить куда-то ребёнка в «беби-бокс». Такие женщины просто не имеют финансовой возможности ехать куда-то и вряд ли кого-то попросят их подвезти. А заставить всю область такими ящиками для детей просто невозможно.

Более того, по словам омбудсмена, такие ящики придётся как-то рекламировать. Сообщать об их наличии, а в этом присутствует какая-то аморальность. «У ребёнка есть право знать своих родителей. И здесь вот это право, тем, что анонимность отказа будет от ребёнка, оно нарушается», — подчеркнула Маргарита Павлова. Она заявила, что дети, которые не знают своего происхождения, откуда они, испытывают психологические муки.

Член Общественного совета при уполномоченном по правам ребёнка при президенте России Элина Жгутова уточнила, что разделяет деятельность Елены Котовой по созданию кризисных центров для беременных и продвижение «беби-боксов». По её мнению, с точки зрения традиционных, нравственных и культурных ценностей тема ящиков для детей просто не нуждается в обсуждении. Простота и доступность, с которой можно избавиться от нежелательного ребёнка с помощью ящика для детей, по её словам, станет соблазном, особенно для молодых девушек. Тогда как главная забота общества и государства — это сохранение семьи.

Элина Жгутова внесла конкретные предложения. Она предлагает запретить пропаганду и деятельность Ассоциации планирования семьи и наказывать врачей, которые предлагают делать женщинам аборты на разных стадиях беременности. Вернуть практику принудительного лечения наркоманов и алкоголиков. Активизировать пропаганду целомудрия и традиционной семьи. По её мнению, все эти меры в итоге приведут к оздоровлению семьи, а значит, уменьшатся случаи отказа от детей и случаи инфантицида.

Председатель свердловского отделения РВС Артём Брусницын напомнил, что работа ящиков для детей в России незаконна. Он напомнил 121-ю статью СК РФ, по которой выявлять и сопровождать несовершеннолетних, оставшихся без родителей, могут только органы опеки. «Мы находимся в парадоксальной ситуации, когда идут общественные слушания, и мы обсуждаем хорошо или плохо нарушать закон», — считает активист.

Заместитель уполномоченного по правам человека в Челябинской области, председатель «Союза женщин» Челябинской области Наталья Баскова сообщила, что Елена Котова в своём докладе рассказала обычную теорию социальной работы, которую знает из учебников каждый специалист. Она утверждает, что это не представляет собой ничего нового и ничего интересного. Такая работа ведётся во всех регионах различными государственными и общественными организациями. Наталья Баскова указала на ошибку Елены Котовой, которая заявила, что в России 26 кризисных центров, на самом деле их намного больше.

«Ребёнка нельзя бросать, ни в канаву, ни в «беби-бокс», никуда. Это преступление. И это должно быть однозначно во всех головах. И когда мы начинаем создавать условия для того, чтобы это преступление совершилось, это, мы сами являемся преступниками», — утверждает заместитель уполномоченного. Далее Наталья Баскова задаётся вопросом: «Почему федеральная площадка отдана частному проекту?» Далее она вновь задала вопрос: «Кому нужен проект («Беби-боксы»), отвлекающий от сегодняшних насущных проблем семьи, разрушающий представления о добре и зле?» Как государственная политика этот проект существовать не должен, заключила Наталья Баскова.

Присутствовавший на слушаниях представитель РПЦ также выразил свое отношение к проблеме. Отец Владимир Панарин, руководитель центра защиты семьи «Берег», предположил, что «беби-боксы» могут только усугубить ситуацию.

Называть вещи своими именами предложил профессор Челябинского педагогического университета Сергей Молчанов. По его словам, если называть проект не по-английски «беби-бокс», а по-русски — ящик для детей, то отношение многих к проекту изменится. Он предложил работать с категориями «ответственность», «гражданственность» и «духовность», до того как вообще обсуждать необходимость «беби-боксов».

Виктория Сахарова, замминистра здравоохранения Челябинской области, озвучила медицинский аспект проблемы. По её мнению, дети, оставленные в «беби-боксах», больше других рискуют иметь проблемы, связанные со здоровьем. Она отметила, что в России есть возможность легально, и даже сохраняя анонимность, оставить или родить ребёнка в медицинском учреждении, что значительно безопаснее и для матери, и для дальнейшего здоровья младенца, если по каким-то причинам от него откажутся.

Член совета «Опора России» Алексей Ларин подчеркнул, что в своём вводном выступлении Елена Котова не показала никакой системы. Никакой структуры пилотного проекта. Не было представлено данных по работающим «беби-боксам», не показано на примере Пермского края распределения между городом, либо малыми городами и сельскими районами этих объектов. По его словам, отсутствие такой информации не позволяет оценить социальный выход проекта. Если нет данных по России, то есть международный реальный (а не абстрактный) опыт. Чтобы можно было увидеть статистику инфантицида до и после внедрения проекта.

На заданный участниками слушаний вопрос о законности установки «беби-боксов» Елена Котова рассказала о том, что с некоторыми ведомствами были заключены соглашения. На вопрос о том, какая правовая основа для установки ящиков для детей в городах России, она так и не смогла ответить. А ответственность, по её заявлению, за установку ящика для детей несёт главный врач больницы, в которой он установлен.

Член общественной палаты Челябинской области Марина Москвичёва считает, что благодаря обсуждению проблемы «беби-боксов» были подняты многие проблемы общества. Она заявила, что этот вопрос обсуждался с того момента, когда стало ясно, что проводится слушания будут на челябинской площадке. «На сегодняшний день мнение тех представителей общественности, с которыми мы по этому поводу разговаривали, что внедрение «беби-боксов» — это проявление того, что общество и государство снимает с себя ответственность за женщину, женщину беременную, женщину-мать, за семью», — сообщила представитель ОП.

Завершила прения замдиректора Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава РФ Ольга Чумакова. Она сообщила, основная работа и задача общества — это профилактика сиротства. Ребёнка нельзя оставлять не только в опасном месте, когда это может повлиять на его жизнь, но и оставлять вообще. Никто и никогда не заменит ребёнку семью. Она сообщила, что реализуется большой комплекс мер со стороны Минздрава, для того чтобы профилактика сиротства проводилась более интенсивно. Ольга Чумакова сообщила, что именно с 2011 года в регионах России начали создаваться центры для женщин, попавших в трудные ситуации. Она сообщила, что по данным 2014 года создано 385 таких кризисных центров. В штаты женских консультаций введены психологи и социальные работники. Введены социальные работники и психологи в родильные дома. Минздрав России делает всё, чтобы помочь женщине ещё до того, как она родила ребёнка, чтобы сформировать её психологическое мнение, что ребёнок нужен. Ольга Чумакова утверждает, что подобные проблемы решаются на межведомственном уровне между медиками, педагогами, социальными работниками и правоохранительными органами. Она заявила, что проблема требует системного подхода.

«Наверное, если подводить итоги, во-первых, формат общественных слушаний предполагает, что все высказывания, замечания, предложения, которые были оформлены именно в предложения, мы внесём в резолюцию общественных слушаний. Они будут очень разные. 98% процентов соответственно будет «против», а процентов 10 «за», я не знаю. Мы поднимем обязательно видеозапись и все предложение вычленим. Если мы что-то забудем, перед тем как эту резолюцию принимать, мы её направим всем вам, участникам круглого стола», — подытожил спикер слушаний Александр Свинин.

Читайте ранее в этом сюжете: Уральцы требуют запретить «беби-боксы» в России

Читайте развитие сюжета: «Беби-боксы — порочный проект»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
25.04.17
Венесуэла: число погибших выросло до 26
NB!
25.04.17
МИД Латвии: ситуация в Прибалтике такая же опасная, как и в Корее
NB!
25.04.17
Законопроект о правилах транзита внесен в ГД: Коридоры и новые сборы
NB!
25.04.17
Реализация промышленных товаров в ДНР достигла 35% от довоенного уровня
NB!
25.04.17
«В предвыборный год на Бурятию прольется поток федеральных щедрот»
NB!
25.04.17
Солдат-Победитель с шоколадной обертки напугал эстонских пограничников
NB!
25.04.17
Пост председателя правительства Астраханской области стал вакантным
NB!
25.04.17
Налог на бездетность в РФ: Бесполезно, дорого и невыгодно
NB!
25.04.17
Ставрополье: На мемориале у Вечного огня подростки устроили карточный клуб
NB!
25.04.17
«Человек без лица»: кому социологи предсказывают пост президента Франции
NB!
25.04.17
«Лая, но не кусая»: Трамп подрывает репутацию США и провоцирует Пхеньян
NB!
25.04.17
Подходы согласованы: цена на водку будет меняться один-два раза в год
NB!
25.04.17
Роль отца в семье: опрос
NB!
25.04.17
Обвал на складе в Липецкой области: под завалами могли находиться двое
NB!
25.04.17
Старт ОФЗ для граждан: Выгоднее, чем депозиты
NB!
25.04.17
«Царь Николай II спаивает караульных офицеров»
NB!
25.04.17
Лидер протеста в Самаре готов Меркушкину «бутылку поставить». Власть молчит
NB!
25.04.17
Кто организовал нападение на базу афганской армии в Мазари-Шарифе?
NB!
25.04.17
Чайка: За год число преступлений террористического характера выросло на 45%
NB!
25.04.17
Совфед 26 апреля обсудит отставку главного военного прокурора РФ
NB!
25.04.17
Никаких правил больше нет — Лавров о международной политике
NB!
25.04.17
Волгоградская филармония «некультурно» тратила бюджетные деньги