Сталинский образец для либерального Медведева — Главное за неделю

Внутри заголовков и новостей

Редакция ИА REGNUM, 14 августа 2015, 10:54 — REGNUM  

Резня скота остановлена?

Председатель правительства России Дмитрий Медведев сердится. Он раздражён и публично призывает правительство и страну «прекратить всякие вздорные дискуссии на тему» ограничения поголовья скота в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ). Дискуссии, начатые им самим.

Общество отреагировало на готовящееся наступление на ЛПХ резко отрицательно: живущие тяжким личным трудом, без достаточной социально-экономической инфраструктуры, которую по идее должно создавать именно государство, без достаточной санитарной и ветеринарной поддержки, без прозрачного конкурентного рынка, собственники ЛПХ обречены на свой страх и риск реализовывать ту самую «свободу, которая лучше несвободы» — и платить за этот подлинный, самый что ни на есть первичный либерализм своим благосостоянием, здоровьем, нервами, а иногда и жизнью. А тут либеральное правительство Медведева подступает к ним со вполне понятной претензией: ограничить поголовье наиболее товарной части ЛПХ таким образом, чтобы эти ЛПХ росчерком пера превратить в новых налогоплательщиков, признав их мелкими, средними и крупными капиталистами. Фискальный интерес правительства, таким образом, готов пойти на конфликт со своим народом, научившимся выживать без помощи правительства, и особенно — с той частью народа, для которого скот в ЛПХ — не дополнительные возможности, а основа выживания, — то есть с Северным Кавказом и др.

Общество сразу вспомнило, что в отечественной истории ближайший и практически единственный пример такого ограничения ЛПХ — сталинская коллективизация. Именно тогда сталинский коммунизм провёл принудительную коллективизацию крестьянства, отняв у него наибольшую часть скота, а то, что в ЛПХ осталось (половину скота крестьяне зарезали, чтобы не отдавать в колхоз), поголовно и поштучно, включая фруктовые деревья, ограничил в количестве и обложил налогом, угрожая прямыми репрессиями. Вот что исторически стоит в истоке правительственного «либерализма».Удивительно, что переписанные правительством из прописей и учебников премудрости об «открытом правительстве», «большом правительстве», «прозрачности государственного управления», «информационной открытости», нормальном обществе «открытого доступа» к подготовке важнейших решений, «обратной связи» — так легко были отброшены правительственными либералами и тогда, когда анонсировались лимиты на скот, и теперь, в требовании «прекратить дискуссии». Товарищ Сталин с его театрально-овационными встречами с избирателями — тоже явный прецедент для такой правительственной демократии.

Герои импортозамещения

Надо отдать должное: почти мгновенная реакция премьера Медведева на сталинские проблемы скота стала резким контрастом той скорости, с которой его правительство занялось борьбой за импортозамещение. Санкциям Запада против России и ответным скромненьким санкциям России, сфокусированным против продовольственных поставок с Запада, вот уже около года. И антисанкции развернулись вполне настолько, что не только великолепные отечественные продовольственные товары проникли на прилавки там, где их не было сроду, но и в том, что цены им установили такие же, как на импорт, что картельный сговор торговых сетей, их ценовой диктат привели к резкому вздорожанию еды, а благолепие импортозамещения осталось сказкой.

И вот только теперь, год спустя после начала санкционного кризиса, а не 150 лет назад, когда уже стало понятно, что России навязана колониальная модель продовольственного импортного диктата, вместе с торговым сговором делающего собственное продовольственное производство убыточным — даже рядом с безумными ценами в мегаполисах, Медведев решил создать и возглавить комиссию по импортозамещению. Создал. Только теперь. И в этом он, напротив, не стал следовать Сталину, — ведь Сталин заметил, что война началась, уже 22 июня 1941 года, а не 23 июня 1942-го.

Контрабандисты победили пропаганду Кремля и Белого дома

Контрабандисты, иностранные и отечественные, как мутный поток через дырявые фильтры, поставляют в Россию потоки псевдобелорусских рыбы и яблок из Норвегии, Польши и Молдавии, казнящих Россию своими санкциями и громко смеющихся, вместе с Лукашенко, над её антисанкциями. И т.д., и т.п. На прилавках упомянутых торговых сетей вся эта фальшь уже лежит, не скрываясь. Даже отравленные диоксинами Балтики латвийские шпроты, плюя на запреты Роспотребнадзора, лежат на прилавках в центре Москвы — поближе к объекту оплевания.

Кремль, опираясь на опыт борьбы с незаконной добычей чёрной икры на Каспии, уничтожившей 90% поголовья икроносной рыбы, решил обнаруженную контрабанду жечь. Иначе было бы, как с икрой, когда ВСЯ изъятая правоохранителями чёрная икра немедленно доставлялась ими же на чёрный рынок — и поголовье истреблялось прежними темпами. Именно сожжение икры остановило этот беспредел.

И сразу вожди и собственники нарушенной контрабандной цепочки — от изъятия до прилавка — получили массовую народную поддержку в протесте против сжигания. Массовый отечественный наивный потребитель потребовал отдать изъятую контрабанду на прокорм детям, на помощь Донбассу, на раздачу бедным. Словно это не массовый потребитель, а массовый дурак, полагающий, что «изъятое», но не уничтоженное, будет действительно изъято, а не продано на те же самые прилавки. Но он победил: 48% населения высказалось за раздачу этого воздуха, формально «изъятого» у контрабандистов, и лишь 40% — за уничтожение этой неизвестно как, кем, где и из чего сделанной «еды».

Кто победил — ясно. Победили контрабандисты и Лукашенко. Кто проиграл — тоже не вызывает сомнений: это — пропаганда Кремля и правительственного Белого дома. Увлечённая назойливой демонстрацией в СМИ буржуазной свадьбы малого вождя в олигархическом Сочи своему бедному народу, эта государственная пропаганда забыла, что наш столетиями бедный и голодный народ не может и не должен спокойно смотреть на уничтожение еды, даже если эта еда бандитская и фальшивая. И не сделала ничего, чтобы разъяснить ему хотя бы опыт спасения чёрной икры.

Вот так: скот — отнять, еду — сжечь, собственное продовольствие — отфильтровать, а голодным — показать свадьбу миллионеров. Голодные? Пусть смотрят, как едят пирожные, — по ТВ.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail