Ближний Восток: когда враг становится партнёром, а партнёр — врагом

Участники Большой игры готовятся к забегу на длинную дистанцию

Станислав Тарасов, 10 августа 2015, 16:00 — REGNUM  

США на Ближнем Востоке используют тактику ранжирования угроз. Долгие годы главной проблемой региона считалась израильско-палестинское урегулирование. После событий 11 сентября 2001 года была объявлена борьба с «Аль-Каидой», сопряженная с появлением американцев и их союзников в Афганистане, а в 2003 году — и в Ираке. Потом ключом к решению всех проблем в регионе называлась ядерная программа в Иране, которая квалифицировалась как угроза для Израиля и арабских стран. В сентябре 2011 года в Северной Африке и на Ближнем Востоке был запущен проект так называемой арабской весны. Французская левацкая газета Libération оценила его как «возможность освобождения от «террористического кошмара» посредством «свержения тиранов», которые через «насилие и экстремизм, угнетение и отчаяние почти полностью подавили дух народов этого региона». Почти все западные политики и СМИ декларировали «скорый переход арабских стран к гражданскому обществу, при котором формирующаяся «личность» должна привести к появлению «гражданина», а так называемые «старые режимы» объявлялись «препятствием на пути модернизации арабского мира».

Мало кто обращал внимание на то, что речь шла о свержении в регионе авторитарных, но все же светских режимов; опальные с точки зрения Запада «арабские диктатуры» (Хусейн в Ираке, Каддафи в Ливии, Бен Али в Тунисе, Мубарак в Египте, Асад в Сирии), по выражению французской Le Monde, «долгое годы выступали в роли эффективных громоотводов», которые защищали и Европу от ближневосточных исламистских радикалов. Никого тогда не настораживал факт смены базовой характеристики в региональной подсистеме международных отношений, чем решила воспользоваться Турция, член НАТО, позиционировавшая себя «единственной демократией в регионе», которая может стать «образцом для других», модели демократической, светской, плюралистической структуры. По мере развития «арабской весны» Анкара пыталась заполнить геополитический вакуум, возникающий по периметрам её границ. Внешне это делалось с учетом устремлений политической и части военной элиты к интеграции в Евросоюз, демократизации государственного управления. Однако за «демократизацией» скрывались устремления так называемых умеренных турецких исламистских сил, которые взяли на вооружение доктрину имперского мышления — неоосманизм, предполагающий отказ от идейно-политического наследия Мустафы Кемаля Ататюрка, основателя Турецкой Республики.

Ататюрк считал, что строительство «новой Турции» возможно на абсолютно иных принципах, через формирование надэтнической идентичности, «вовлечение» и «включение» в сферу своего влияния территорий бывшей Османской империи. Как писала по этому поводу турецкая центристская газета Radikal, речь шла о проекте «турецкой мечты», которую, как полагали в Анкаре, должны помочь ей осуществить западные союзники во главе с США. Вот почему Турция активно включилась в «арабскую весну», не размышляя о том, что расширение сферы своего влияния за счет наращивания турецкого экономического, политического и культурного присутствия приведёт к проблемам во взаимоотношениях со странами арабского мира, которые вступили на путь интригующей геополитической трансформации, не позволяющей Анкаре выстраивать региональную политику балансировки и маневрирования. Так появился ещё один феномен — «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ — организация, запрещенная на территории России), которое можно рассматривать как антитурецкий геополитический проект, хотя многие западные и российские эксперты больше склонны объяснять феномен ИГИЛ «ошибками, допущенными американцами в Ираке» или тем, что Запад «проспал» усиление этой джихадистской группировки. Конечно, ошибки у американцев были, однако невозможно отвергнуть их последовательность в регионе.

США в Ираке сделали ставку на шиитов с перспективой вовлечения в ход событий соседнего Ирана, а превращение суннитов в дискриминируемую часть населения неизбежно вело к вовлечению в события арабских стран, которые, по словам бывшего иранского представителя на переговорах по ядерной программе, а ныне преподавателя Принстонского университета, посла Сайеда Хоссейна Мусавиана, «на протяжении долгого времени инвестировали десятки миллиардов долларов в распространение экстремистской идеологии по мусульманскому миру». Одновременно открывался «коридор возможностей» и для курдов. Они долгое время боролись за право создать свое государство, оформление которого автоматически означало бы распад Ирака, Сирии и Турции. Теперь же, когда в Сирии у курдов есть широчайшая автономия, а Ирак лежит в руинах, под угрозой оказывается Турция. Тем более что объявив президента Сирии Асада «диктатором» и постепенно вовлекая Турцию в сирийские события, как писал в Washington Post Фарид Закария, «нынешний президент Турции Реджеп Эрдоган на завершающем этапе своего премьерства стал отходить от реформистской повестки дня и смещается в сторону социально-консервативной, исламистской и в высокой степени националистической линии». Он в изображении американских и европейских СМИ приобрёл облик «турецкого Асада». Именно в тот момент американская дипломатия начала проявлять невероятные усилия для подписания в формате «шестерки» соглашения с Ираном по его ядерной программе, вступив на путь отмены санкций и вывода ИРИ из международной изоляции. А сейчас Вашингтон открыто рассуждает о возможности совместного противодействия ИГИЛ.

Так, заклятые враги — США и Иран — становятся тактическими союзниками в Ираке, где, по данным американских СМИ, иранские военные подразделения вступали в боевое соприкосновение с ИГИЛ. В свою очередь, Турция заявляет о присоединении к международной коалиции по борьбе с джихадистами, нанося удары не только по их позициям в Сирии и в Ираке, но и по лагерям Рабочей партии Курдистана (РПК) в Ираке. По мнению американского аналитического журнала Foreign Policy, решение Анкары о сотрудничестве с НАТО по борьбе с ИГИЛ может стать драматическим для будущего Турции, которая попадает в очередные клещи: в широком негласном альянсе с Ираном, что выступает на стороне Асада в Сирии, для Анкары более приоритетной задачей является свержение сирийского режима, нежели борьба с ИГИЛ. При этом Запад выбил из рук Анкары все аргументы, которые оправдывали её политику в отношении Дамаска. Как отмечает французский журнал Slate, «никто не понимает, что намерена делать Турция в Сирии». Анкара думает, что инициатором активизации курдского вопроса является Асад, негласно признавший автономию курдов в Сирии, но ведь именно Запад поддерживает борьбу курдов против ИГИЛ. Более того, тот же Запад убеждает своих союзников и весь мир в том, что «битва с ИГИЛ будет иметь долгосрочный характер», и не очень стремится укреплять силы антиасадовской оппозиции.

Что касается России, то (несмотря на все противоречия с США) ей удается поддерживать с американцами отношения по ряду вопросов, включающих совместные действия на Ближнем Востоке. Большая игра продолжается, а её участники готовятся к забегу на длинную дистанцию. Однако, как заявил глава МИД России Сергей Лавров, «для эффективной борьбы с террористической группировкой «Исламское государство» необходимо отказаться от двойных стандартов, в том числе в оценке президента Сирии Башара Асада». По его словам, Россия по-прежнему считает, что задача совместной борьбы с общей угрозой ИГИЛ «не является неразрешимой». Всё идёт к тому, что на театрах военных действий в Ираке и Сирии ситуация будет меняться в ту или иную сторону на фоне новой расстановки региональных и глобальных акторов. Кто раньше был врагом и считался угрозой, становится партнёром, а кто был партнёром — может оказаться в стане врагов.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
23.02.17
Баку обозначил дискурс независимости Нагорного Карабаха
NB!
23.02.17
Севастополь празднует третью годовщину Русской весны
NB!
23.02.17
Как великий актер Алексей Петренко стал «неправильным украинцем»
NB!
23.02.17
Внутренняя аморфность, направленная вовне
NB!
23.02.17
Люди, давайте все перестанем платить Киеву за газ! — обзор энергетики
NB!
23.02.17
В Эстонии активисты «Бессмертного полка — Таллин» выиграли суд у полиции
NB!
23.02.17
Радио REGNUM. «Четверть часа о высоком». В гостях Марина Бойко
NB!
23.02.17
WSJ: Белый дом вряд ли примет во внимание письмо Януковича
NB!
23.02.17
КНДР: За гибель Ким Чон Нама несет ответственность Малайзия
NB!
23.02.17
Умер народный артист РСФСР Алексей Петренко
NB!
23.02.17
«Воздержитесь от поездок» — США предупредили Гватемалу о депортациях
NB!
23.02.17
Пушков о подготовке Порошенко к войне с Россией: «Масштаб не тот»
NB!
23.02.17
«Будьте реалистами!» или Пагубные иллюзии современности
NB!
23.02.17
«Порту» потерпел заслуженное поражение от «Ювентуса»
NB!
23.02.17
Первая игра «Лестера» в плей-офф Лиги Чемпионов завершилась поражением
NB!
23.02.17
«Пали целые поколения героев. Полюбите хотя бы одного из них...»
NB!
22.02.17
Имея тотальное преимущество, «Реал» сенсационно проиграл «Валенсии»
NB!
22.02.17
«Краснодар» впервые в истории прошел в четвертьфинал Лиги Европы
NB!
22.02.17
Закон о бессрочной бесплатной приватизации жилья вступил в силу
NB!
22.02.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 22 февраля
NB!
22.02.17
Выплаты бюджетникам переводятся на карту «Мир»: тарифы пока под вопросом
NB!
22.02.17
«Подготовка губернаторского резерва — главная задача правящей партии»