Почему мир в Афганистане угрожает США?

«Талибан» призывает Кабул избавить страну от иностранных войск

Борис Саводян, 7 августа 2015, 22:26 — REGNUM  

Сообщения о смерти лидера талибов муллы Омара заставляют присмотреться к тому, что происходит сейчас в Афганистане, где стартовали переговоры с высокопоставленными представителями «Талибана». Первые сведения о них начали поступать еще в 2006 г., когда наблюдалось резкое ухудшение обстановки. Правда, тогда это были афганские власти. В Вашингтоне, напротив, восприняли данную идею весьма скептически. Считалось, что перевес все равно на американской стороне. После того, как с течением времени становилось все более очевидно, что победа над талибами не достигнута, а положение в Афганистане только ухудшилось, намеки на переговоры с вооруженной оппозицией уже начали поступать от вашингтонской администрации. В 2009 г. тема переговоров американцев была уже не слухами, а установленным фактом. Барак Обама, как человек, мало разбирающийся в делах Афганистана и во внешней политике в целом, полагал, что существуют «умеренные» талибы, что с ними можно договориться и что они желают вести переговоры с США. О возможности и даже необходимости мирных переговоров с талибами не раз заявлял и нынешний президент Афганистана Ашраф Гани. В последнее время казалось, что они вот — вот приведут к успеху. Однако сразу после первых сообщений о смерти муллы Омара Кабул поспешил свернуть все тайные переговорыс «Талибаном».

Как известно, их суть заключается в создании правительства национального доверия, в которое бы вошли представители всех противоборствующих сторон, и установлении хрупкого мира. Формирование такого правительства, если бы, конечно, стороны смогли договориться, выгодно как властям в Кабуле, так и «Талибану». Но крайне невыгодно США, которым пришлось бы выводить из Афганистана свой оставшийся там военный контингент. Ведь «Талибан» ставил это главным условием создания коалиционного правительства.

В рядах талибов развернулась нешуточная борьба за власть. На прошлой неделе был убит старший сын покойного главы движения «Талибан» Мохаммад Омара мулла Якуб, претендовавший на то, чтобы занять место отца. Об этом сообщил заместитель спикера афганского парламента Захир Кадир. Со ссылкой на неназванные источники он рассказал, что Якуб расстался с жизнью 4 дня назад на встрече «Талибана» в пакистанском городе Кветта, и смерть молодого претендента на роль главы движения связана с претензиями на лидерство в группировке. «Противники-талибы и Пакистан приложили руку к смерти муллы Якуба», — заявил Кадир, пообещав, что в скором времени будут выяснены подробности вышеупомянутого происшествия, передаёт телеканал «Толо». Между тем, как сообщают афганские правоохранительные органы, в Пакистане продолжается борьба различных талибских группировок — в частности, недавно покушение пережил маулави Хайбатулла Нурзай, заместитель муллы Ахтар Мансура, также претендующего на руководство движением. Несколько случаев столкновений между приверженцами разных фракций также были зарегистрированы в провинциях Фарьяб и Герат. Междоусобная вражда внутри «Талибана», свидетельствующая о значительной раздробленности движения, влечёт за собой новые потери в рядах боевиков.

Следует указать и на другой ключевой момент, который формировался в последнее время, и ныне получил своё развитие в направлении переформатирования политической конфигурации Афганистана. В свое время в интервью британской радиокомпании ВВС бывший президент ИРА Хамид Карзай обвинил иностранные спецслужбы в пропаганде идеологии ИГИЛ и популяризации террористической организации среди местного населения. По его словам, США хотят создать в Афганистане очаг нестабильности, поэтому предпринимают все для того, чтобы неохалифат укрепился на территории страны. Примерно в таком же духе высказался начальник УМВД Наби Джан Муллахель: «Я получил письма, в которых ИГ и талибы объявляют друг другу джихад. Очевидно, что ИГ в Афганистане было создано иностранными спецслужбами для поддержания нужного градуса напряженности, а также противодействия мирным переговорам между афганским правительством и талибами».

Есть еще одно обстоятельство, свидетельствующее об изменении политического климата Афганистана. На днях миссия ООН в Кабуле опубликовала новый отчёт о гражданских потерях в ходе боевых действий страны за первую половину текущего года. В нем говорится, что за 6 месяцев в стране были зарегистрированы случаи гибели 1592 мирных жителей и 3329 случаев ранений. Ответственность за примерно 70% случаев, по данным миссии, несут боевики различных группировок в том числе смертников. За большую часть прошлогодних потерь гражданского населения (по разным оценкам, от 63 до 75 процентов) несет ответственность исключительно вооруженная оппозиция. Наряду с участием в наркоторговле, рэкете, противодействии гуманитарным проектам, это сильно сокращает социальную поддержку боевиков. Доля афганцев, испытывающих ту или иную симпатию к талибам, сократилась чуть ли не вдвое. Основной причиной антипатии к талибам афганцы все чаще называют «убийства невинных людей». В ряде случаев дело доходило до того, что в отместку за это местные религиозные авторитеты объявили талибам джихад. Как заявил журналистам инженер Лотфолла Камран, возглавлявший восстание в Андаре, среди причин, заставляющих афганцев восставать против талибов, — насилие, взрывы и массовые отравления (в основном, направленные против девочек), что делает посещение школ невозможным, угрозы и похищения с целью заставить врачей и инженеров уехать из провинции, а также противодействие проектам реконструкции, в частности, строительству дорог и больниц. «В последние 10 лет талибы мешали обычным людям и студентам учиться, работать и вести нормальную жизнь, — сказал Камран. — Население больше не в состоянии терпеть это, и к восстанию, которое еще в марте начали шесть студентов университета, уже примкнули сотни сторонников».

Свидетельств того, что талибы «достали» значительную часть населения достаточно не только в районах их основного базирования в Афганистане, но и в Пакистане. Если антиталибское восстание в афганских провинциях носит в основном стихийный характер, то антиталибские выступления пуштунских племен на территории Пакистана имеет все признаки активного организованного сопротивления, имеющего вполне определенные политические цели. В свое время в Пешаваре состоялась Большая джирга, участники которой заявили, что «пуштунский народ сам может сыграть роль в восстановлении мира в проблемных районах Пакистана и Афганистана».

Так почему же в таких условиях не оседлать недовольство афганцев талибами, не заменить прямое влияние и участие США в регионе на косвенное, через ИГИЛ и таким образом изолировать «Талибан», как «отработанный материал»? Ведь что такое ИГИЛ для США? Во-первых, борьба с ИГИЛ — это американский PR-проект под ближайшие выборы. Во-вторых, попытка остановить исламистов «на дальних подступах» и, в первую очередь, обезопасить своих ближневосточных союзников. В-третьих, это действительно борьба с терроризмом. И, наконец, в-четвёртых, желание сохранить своё влияние в регионе, более свободно влиять на ситуацию в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая, сохранять напряженность у границ Ирана, обострять отношения Индии с Пакистаном. Наконец, США оставляют за собой плацдарм для давления на страны Средней Азии, обещая превратиться в одну из главных проблем безопасности России. Учитывая важность региона для нашей страны, этот сценарий воспринимается как повод для беспокойства российских политических элит.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail