АСЕАН – Китай: от любви до ненависти

Министры иностранных дел стран Юго-Восточной Азии с трудом согласовали итоговое коммюнике

Пётр Козьма, 6 августа 2015, 17:26 — REGNUM  

Министры стран АСЕАН, собравшиеся на 48-ю встречу в Куала-Лумпуре, в последний день своей работы выражали сомнение в том, что им удастся договориться о согласованном коммюнике по итогам их встречи. Глава внешнеполитического ведомства Сингапура К. Шамунган утром 6 августа отделался туманной фразой о том, что коммюнике еще «в процессе». «Пункт, относящийся к Южно-Китайскому морю, вызывает некоторые проблемы», — добавил он. Тем не менее он подчеркнул, что несправедливо думать, будто страны АСЕАН неспособны отправить совместный сильный сигнал в Китай с протестом против возведения в этом море (в том числе — на спорных территориях) новых островов и строительства на них инфраструктуры. В конце дня 6 августа министр иностранных дел Малайзии Анифа Аман сообщил, что текст коммюнике все-таки удалось согласовать, и «он будет оглашен на церемонии закрытия».

Эксперты замечают, что за все время проведения этого форума министры остались без итогового документа всего один раз — в 2012 году его принятию воспротивилась Камбоджа, и разногласия касались именно вопросов, связанных с Южно-Китайским морем. Именно поэтому большинство комментаторов внимательно следили за тем, что будет говорить и с кем встречаться министр иностранных дел Китая Ван И, также прибывший на форум.

В целом позицию главы внешнеполитического ведомства КНР можно свести к трем тезисам.

Первый тезис — Китай ведет эти работы в своих территориальных водах. И хотя другие страны региона (прежде всего Филиппины, Вьетнам, Малайзия и Бруней) категорически с этим не согласны, основные претензии США и развитых стран к Китаю заключаются не в том, что он делает что-то в спорных водах, а в создании военной инфраструктуры в регионе, торговый оборот которого составляет 5,3 трлн долларов в год. США много раз повторяли, что своими действиями Китай создает потенциальную угрозу свободе судоходства, которая в любой момент легко может стать реальной. Поэтому этот тезис Китая является главным лишь для вовлеченных в споры соседей по региону, а для США и других «внешних» игроков главную роль играют совсем другие проблемы Южно-Китайского моря. К тому же Филиппины уже подали свои претензии в международный трибунал — а начав историю с трибуналом, они сами на время закрыли тему принадлежности спорных территорий в ожидании судебного решения.

Второй тезис Китая состоял в том, что спорные вопросы в Южно-Китайском море нужно решать на двусторонних переговорах, а не на форумах, где к тому же присутствуют страны, расположенные далеко от Южно-Китайского моря и не имеющие к нему никакого отношения. В качестве положительного примера китайская сторона приводила регулярные встречи старших должностных лиц внешнеполитических ведомств АСЕАН и китайского МИДа по обсуждению проблем Южно-Китайского моря и выработке Кодекса поведения для стран этого региона. Наблюдатели тут же увидели в этом попытку Китая «замять» обсуждение этого вопроса на министерском форуме.

Тем не менее тезис о том, что форум АСЕАН — не место для дискуссий, опровергли сами участники этого мероприятия. Представитель Малайзии как страны-председателя в АСЕАН на 2015 год заявил, что именно тема морских споров должна стать ярким примером важной роли этой организации «в осуществлении мирного урегулирования». Глава МИД Сингапура К. Шамунган, в свою очередь, заявил о том, что региональный блок не может делать вид, будто проблемы Южно-Китайского моря не существует. Эта позиция Сингапура важна прежде всего потому, что именно он после форума будет иметь статус официального переговорщика между АСЕАН и Китаем.

А третий тезис Ван И озвучил уже на самом форуме. По его словам, Китай уже завершил все работы по созданию новых островов и посоветовал всем желающим сесть в самолет и посмотреть. Больше того, отвечая на вопрос о том, строит ли Китай дополнительные взлетно-посадочные полосы на островах, Ван И язвительно посоветовал спросить об этом Филиппины.

Представитель филиппинского МИДа Чарльз Хосе в свою очередь заметил, что Китай действительно закончил строительство искусственных островов. Но это значит только то, что он перешел к «фазе 2» — созданию на этих островах инфраструктуры. «Филиппины рассматривают эти действия как дестабилизирующие», — подчеркнул дипломат. Того, что строительство инфраструктуры на островах продолжится, не стал скрывать и Ван И.

Следует отметить, что к осуждающему Китай хору министров нескольких стран АСЕАН на форуме присоединились и другие участники. Например, Япония, у которой есть свои споры с Китаем из-за островов в Восточно-Китайском море, устами государственного министра Минору Киучи выразила свою «глубокую озабоченность по поводу крупномасштабного создания новых островов, строительства объектов и использования их в военных целях».

Но естественно, из «сторонних» участников форума АСЕАН громче всех был слышен голос США. «Секретарь Керри подтвердил свою озабоченность из-за территориальных претензий в Южно-Китайском море и широкомасштабного создания новых островов, строительства и милитаризации их… Он призвал Китай наряду с другими участниками споров остановить проблемные действия, чтобы открыть пространство для дипломатии», — заявил журналистам высокопоставленный чиновник Госдепартамента.

Тем не менее итоги своей встречи с Ван И госсекретарь США Джон Керри оценил как «хорошие». При этом, как отмечалось, речь шла не только о Южно-Китайском море, но и о планируемом визите в США председателя Си Цзиньпина (он намечен на сентябрь) и о других направлениях совместной работы — например, о «великом сотрудничестве» по достижению ядерной сделки с Ираном. Именно исходя из того, что у Китая и США есть много других направлений совместной деятельности, Керри, похоже, сделал вид, что он удовлетворился заявлением Ван И о том, что Китай прекратил работы по созданию новых островов и даже готов рассматривать это в качестве маленькой победы международного сообщества (естественно, во главе с США).

Тем самым, по оценкам наблюдателей, началась стадия «понижения градуса» этой проблемы, необходимая для более успешного проведения сентябрьского визита Си Цзиньпина в США. При этом, естественно, Керри повторил дежурные, но довольно размытые фразы о том, что Вашингтон разделяет желание стран АСЕАН сохранить мир и стабильность в Южно-Китайском море, а также гарантировать свободу торговли. «Мы хотим обеспечить безопасность критически важных морских путей и рыбной ловли, и мы хотим видеть, что споры в этом регионе разрешаются мирно и на основе международного права», — сказал Керри. А китайские СМИ особо выделяют его слова о том, что США не ищут конфронтации с Китаем в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Что касается задержки с декларацией АСЕАН, то, похоже, что, как и три года назад, не все члены сообщества готовы пригвоздить Китай к позорному столбу — в этом и заключался смысл «поиска формулировок» относительно ситуации в Южно-Китайском море. На поверхность эта разница подходов региональной десятки прорывается порой причудливым образом. Например, на совместной пресс-конференции с министром иностранных дел Китая глава внешнеполитического ведомства Таиланда генерал Танасак Патимапрагорн вдруг выдал фразу на английском языке про своего китайского коллегу: «Если бы я был женщиной — я бы влюбился в его превосходительство». По его мнению, отношения Таиланда и Китая сейчас хороши, как никогда, а министр иностранных дел Ван И — «хороший и вежливый человек». Генерал также добавил, что отношения двух стран насчитывают уже более тысячи лет. «Мы — больше, чем друзья, мы — двоюродные братья с долгой совместной историей!» — воскликнул он на пресс-конференции.

Стоит ли говорить, что после таких признаний в любви Таиланд, который после военного переворота в мае прошлого года совершил стремительный переход от тесных отношений с США к сближению с КНР, вряд ли будет поддерживать чересчур резкие антикитайские формулировки в совместном коммюнике министров АСЕАН. В отличие от западных стран Пекин не осуждал нынешние власти Таиланда за военный переворот и ограничение демократических свобод и за прошедший год активно налаживал отношения с этой страной.

Таким образом, на министерском форуме стран АСЕАН совместились несколько факторов, позволившие Китаю одержать пусть и маленькую, но дипломатическую победу. С одной стороны, американцы понимают, что слишком мало времени осталось до намечаемого на сентябрь визита в США Си Цзиньпина, чтобы за этот период успеть раскрутить очередную антикитайскую истерию, а потом постепенно остудить страсти. Слишком большое значение придают власти США этому визиту, чтобы играть в такие игры. Именно поэтому Керри ограничился стандартными словесными декларациями (при этом смягчив их риторику) и выразил удовлетворение сообщением Ван И о том, что Китай не будет создавать новые острова. Похоже, это поняли и в АСЕАН, и решили в этот раз не слишком сильно провоцировать Китай жесткими формулировками.

С другой стороны, вполне ожидаемо оказалось, что и в АСЕАН нет единых оценок происходящего в Южно-Китайском море. А по поведению министра иностранных дел Таиланда можно сделать вывод о том, что у Китая появился новый союзник в рядах этого сообщества — помимо, например, традиционно ориентированной на Китай Камбоджи.

Эксперты газеты China Daily, комментируя итоги состоявшегося общения министра иностранных дел Ван И с его коллегами по странам АСЕАН, отметили, что Китай демонстрирует в Южно-Китайском море «прагматизм и гибкость». Можно добавить, что в случае с Таиландом — похоже, намечается еще и любовь.

Читайте развитие сюжета: Премьер-министр КНР прибыл в Лаос на саммит стран Восточной Азии

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.