Незаменимая колбаса: почему Москва не сможет обойтись без контрабанды

В торговых сетях Москвы увеличивается число запрещенных продуктов, причем на прилавки часто попадают товары в аутентичной упаковке, без ухищрений в виде «Фарерских островов». А программы импортозамещения работают слабо, и в ближайшие годы ситуация вряд ли изменится, считают эксперты

Редакция ИА REGNUM, 6 августа 2015, 13:25 — REGNUM  

Без особого политического решения санкционные продукты так и останутся на полках московских магазинов, и их число будет увеличиваться, считают опрошенные корреспондентом ИА REGNUM эксперты. Контрсанкции и программа импортозамещения пока не приносят желаемых результатов, цены растут, подтягивая уровень инфляции, и список «контрабанды» будет пополняться.

За последние три месяца количество продуктов из санкционного списка в розничных сетях столицы выросло. Возможно, что с подачи производителей, но теперь сетевики уже далеко не всегда меняют этикетку продукта, как это было еще год назад, когда изготовителя отправляли куда-то на Фарерские острова или к морям Белоруссии. Помимо скандальной норвежской рыбы и таинственных мясных продуктов, супермаркеты пополнились, например, широким ассортиментом макаронных изделий из Италии и греческими оливками в аутентичных упаковках, а также сырами неизвестного происхождения, вкусовые особенности которых наводят на мысль об импорте. В случае, если в правительстве решат идти до конца, то «приструнить» магазины несложно, отмечают специалисты, но для этого нужны отдельные санкции уже непосредственно для владельцев сетей, причем ответственность за нарушения должна быть максимально высокой: от очень крупных штрафов до уголовного преследования.

«Эмбарго до конца»

6 августа вступил в силу указ президента России Владимира Путина о запрете импорта продовольствия в Россию из США, стран ЕС, Норвегии, Австралии и Канады. Санкции продлены еще на год. К списку в скором времени могут прибавить и напитки из Грузии. Кроме того, таможенники готовятся к скандальному уничтожению тонн изъятой контрабанды. Однако супермаркетам Москвы, кажется, удается не только частично игнорировать происходящие в стране процессы, но и вполне открыто нарушать запреты. Те или иные санкционные продукты можно найти на полках любой крупной сети города.

«Все прекрасно знают, что санкционный продукт у нас в Москве появляется. Сначала он появлялся под марками Фарерских островов, к нам шла рыба из Аргентины, хотя ее продолжала делать Норвегия, потом оказывалось, что и креветок ловят белорусские рыбаки, но сейчас уже пошло внаглую. Как у нас обычно бывает: есть компания, которая месяц-два ими движет, — заявил корреспонденту ИА REGNUM директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остапкович. — Я не знаю, как это точно происходит: через таможню или по договоренности. Скорее всего, что кто-то платит, и за счет этого пропускают».

По словам эксперта, пока отдельного решения проблемы нет, так как это вовсе не вопрос усиления контроля. Единственный способ — это решение правительства России «идти в эмбарго до конца», а пока, несмотря на все громкие заявления последних дней, его нет. «Вопрос именно политический — продолжать эмбарго или закрывать на это глаза. Если мы хотим политически выдержать себя, то запретить это элементарно, просто ввести санкции для сетей. Если, предположим, торговые сети уличены в получении, они будут подвергнуты каким-то более высоким штрафам вплоть до уголовной ответственности. То есть формально этот вопрос решить можно, но надо ли это делать? Мы уже получили 3−4% к инфляции за счет эмбарго», — считает Остапкович.

«Импортозамещение: работает или нет»

Год назад санкции преподносились не только как адекватная ответная мера в политическом противостоянии, но и способ подтянуть отечественное производство для импортозамещения. Но на практике оно не работает, заявляют специалисты. Для того чтобы полностью обновить производственные мощности и реально заместить импортную сельскохозяйственную продукцию на российских рынках, а в конечном итоге и на полках столичных магазинов, отечественным производителям мало одного или двух лет санкций. Нужна многолетняя программа и постоянные бюджетные вливания. Пока же удалось лишь загрузить уже существующие мощности, но до замены оборудования дело не дошло, так что на текущем этапе программа импортозамещения достигла максимально возможного эффекта.

«Реально эмбарго не работает. А импортозамещение, о котором все так говорят, оказалось ничем, потому что если хочешь больше приобрести, то нужно больше посеять, а чтобы больше посеять, нужно больше денег вложить, — считает зампредседателя Комитета ТПП РФ по развитию агропромышленного комплекса Павел Грудинин. — Если же государство выделяет меньше денег и рассказывает всем, что больше посеет, то оно врет. Потому что, знаете, процентные ставки были очень высокими, кредитные ресурсы из-за этого стали недоступными, товары подорожали не только импортные, но и отечественные. Поэтому, скорее всего, было посеяно меньше, хотя отчитываются о другом. Но отчеты на масло не мажутся. Что мы видим: мы видим увеличение производства фальсификаторов, то есть псевдопродуктов. Потому что больше пальмового масла завозится и много некачественных продуктов появляется нашего производства и белорусского. Это все суррогаты.

Но это оправдано, так как людям надо что-то есть, а качественный товар дороже, чем некачественный. А денег меньше стало, реальные доходы населения упали. Поэтому, скорей всего, если и какой-то импорт сюда и пошел, то это самый дешевый импорт. Из-за курса доллара качественный товар стал недоступен, да и покупательная способность упала, поэтому мы не импортозамещением занимаемся, а замещением качественных продуктов некачественными. Это видно и в магазинах».

«Сельское хозяйство — не шариковая ручка»

Россия не была готова к импортозамещению, и за год ситуация изменилась мало, также пояснил профессор кафедры торговой политики НИУ ВШЭ Алексей Портанский. «Если в отдельных небольших секторах что-то и происходит, в основном в продуктовом направлении, то в более серьезных отраслях ничего, — заявил он. — Мы уже знаем, что за прошедший год ряд продуктов исчез с прилавков, цены серьезно выросли, и это подстегнуло инфляцию. Вот каков итог запретов или контрсанкций». По мнению эксперта, цены на продукты в Москве вряд ли будут расти дальше, но вопрос импортозамещения нельзя решить за полгода или год — на это потребуется несколько лет.

«С точки зрения импортозамещения. Кто мешал нашим сельхозпроизводителям заниматься этими продуктами до введения санкций, — в свою очередь подчеркнул Георгий Остапкович. — Нужно перестраивать свое сельскохозяйственное производство и выходить на рынок, но только в условиях конкуренции. В том числе и с западными продуктами».

Эксперт считает, что внутренняя конкуренция не сможет поднять уровень производства в стране на нужную величину. Как и Портанский, он отметил важность оценки реальных сроков замещения импортных продуктов. «Одно дело переходить на импортозамещение, условно говоря, канцелярских товаров, на это потратится год. А чтобы заняться полностью замещением сельскохозяйственных продуктов — на это понадобятся годы. И это очень высокозатратное мероприятие. Это должно все время субсидироваться и поддерживаться правительством. Должна быть разработана отдельная программа, и ее сейчас разрабатывают, но это не вопрос одного года, а минимум года три: коровы должны вырасти, птицефабрики построиться, телята родиться и так далее. Моя позиция в том, что контрсанкции были излишними».

«Дефицит «узкого сегмента»

Впрочем, в отличие от экономистов, предприниматели склонны оценивать ситуацию несколько менее драматично. Но они также заявляют о том, что программа импортозамещения хотя и постепенно реализуется, но лишь по отдельным видам продуктов. Например, уже сейчас возможно заместить такие позиции, как рыба. Более сложная ситуация сложилась вокруг мясной продукции, пояснил председатель комитета по вопросам потребительского рынка московского отделения «Опоры России» Сергей Рак.

«С одной стороны, импортозамещение возможно только в ограниченных объемах, — заявил он. — Но даже то, что возможно, то покупатель может увидеть говядину того же «Мираторга» или «Липецкие продукты», но цены на нее такие, что, понятно, что это уровень тех цен, которые были год назад до изменения курса рубля. То есть на сегодняшний момент, по моим наблюдениям, с точки зрения цены, если смотреть, что было год назад до введения эмбарго и что сейчас мы видим на те продукты, которые удалось импортозаместить, то цены тут практически те же самые, что были год назад. То есть они поднялись в рублевом выражении весьма существенно».

Цены выросли от 10 до 100%, а ряд привычных продуктов заменить не получится, заявил Рак. «Те же самые пресловутые голубые и прочие сыры с плесенью, морепродукты и т.д. Тут либо импортозамещение узкого сегмента, ну, например, моцарелла. Ее производят и в России в небольшом объеме, и в Белоруссии. Это не совсем та моцарелла, которая есть в Италии. Цены, конечно, тоже другие. Но тем не менее она присутствует. Есть ряд сыров, по которым успеют все эти препоны обходить и появляются на прилавках магазинов. Но все крупные сети, безусловно, пересмотрели свои матрицы продовольственные».

По его словам, отказ от некоторых товаров, например, от норвежской семги, привел к двукратному увеличению цены на рыбу. Что, в свою очередь, снижает объемы продаж и материальную возможность сетевиков для дальнейших маневров в плане поиска новых поставщиков, а также к сжатию ассортимента в магазинах.

«Никто из серьезных игроков не захочет нарываться на санкции, потому что штрафы весьма высоки. Будет продолжаться сжатие ассортимента. Постепенно российские производители будут пытаться что-то сделать. К сожалению, процесс длительный и привязан к курсу рубля. Ну напомню, что те же самые крупные отечественные производители мяса и курицы в конце того года, когда курс скакнул, подняли цены на свою продукцию». «Как это для бизнеса? Ну тут выбирать особо нечего. Все работают и добровольно фиксируют цену. Не то что повышают и разгоняют инфляцию. Наоборот, что все фиксируют цены на социально значимые продукты. Сейчас идет борьба за потребителя. Чтобы тот заходил и оставлял свои деньги в этом магазине, а не в соседнем, чтобы хотя бы компенсировать постоянные расходы. Поэтому сейчас такой этап».

«Молоко без мощностей»

Если полгода назад сетевые магазины буквально пестрели от количества новых марок молочной продукции, то сейчас ассортимент снова оскудел. И дело не только в конкуренции, но и в недостатке мощностей. В этом смысле для страны пока ничего не изменилось. «У нас по-прежнему ощущается нехватка сырья, потому что с тех пор, как ввели эмбарго, ничего особенного для того, чтобы мы решили проблему с дефицитом, сделано не было, — пояснила корреспонденту ИА REGNUM глава департамента по связям с общественностью национального союза производителей молока «Союзмолоко» Мария Жебит. — Что касается переработки, то производители загружали существующие мощности, потому что эмбарго на год не позволяет рассчитывать бизнес-план на длительный период и приобретать дополнительное оборудование, срок окупаемости которого 15 лет. Сейчас срок эмбарго продлен, но не на 10 лет. В целом, да, это хорошо, наши переработчики смогли увеличить производство, но системно это проблему кризиса в молочной отрасли не решает».

«Некачественно, зато дешевле»

Аналогичные проблемы испытывают производители овощей и иной сельскохозяйственной продукции — пока эмбарго и попытки заместить ряд продуктов на российские аналоги привели лишь к снижению качества товаров на московских прилавках, к тому же остается вопрос цены. Отсюда и желание магазинов продавать «запрещенный товар». «Ухудшение качества отмечено по целому ряду продуктов, — пояснил Алексей Портанский. — Об этом уже говорили в правительстве, и даже президент неделю назад в одном из своих обращений потребовал взять на контроль качество продукции. Это тоже результат прошлогодних запретов».

По его словам, полностью перекрыть «лазейки» для ввоза контрабанды невозможно: «Мы уже знаем по опыту прошлых лет, когда запрещали ввоз напитков и вин из Грузии. Все равно «Боржоми» проникало на рынок. То есть полностью перекрыть не удастся».

Однако в будущем ситуация все же выправится, считает председатель совета московского городского отделения «Опоры России» Александ Жарков. «Сейчас уже ничего страшного не произойдет. Наши сельхозпроизводители подняли головы, и [товары] частично начали появляться на полках магазинов. Это должно продолжиться», — заявил он корреспонденту ИА REGNUM.

«Неколбасные поезда»

Пока заявленный переходный период затянулся на неопределенный срок, а реальных аналогов привычным товарам почти нет, москвичи стараются привозить любимые продукты из заграничных поездок. Однако, как жалуются читатели ИА REGNUM, начиная с 3 августа сотрудники российских таможни изымают запрещенные товары не только у оптовиков, но иногда и у обычных туристов, которые везут продукты для личного пользования. Например, в пунктах пропуска автомобилей на границе с Финляндией у водителей конфискуют рыбу, сыр и колбасу, заявил корреспонденту агентства турист из Москвы, ехавший домой через Петрозаводск. По его словам, продукты приобретались в единичных экземплярах для домашнего стола. При этом путешественников, возвращающихся в столицу поездом или на самолете, практически не проверяют.

Связаны ли эти конфискации с рвением отдельных сотрудников таможни на волне нового витка борьбы с контрабандой или нет, необходимо разобраться отдельно. Отметим лишь, что по закону продукты, ввозимые для личного пользования и в ограниченном объеме, изъятию подлежать не должны.

«В Москве красная рыба дороже, поэтому иногда везу из поездок, — заявил турист. — Если цены упадут, даже если санкции не снимут, рыбу покупать буду дома, так как в дороге часто течет и портится. А так покупаю то, чего и раньше дома почти не продавали. Колбасу из оленины, например».

«Цены продолжат расти — виноваты арендная ставка, патенты и гастарбайтеры»

Впрочем, что касается вопроса роста цен на новом витке эмбарго, то мнения экспертов расходятся. Если большинство опрошенных агентством специалистов отмечали, что цены на продукты в основном стабилизировались, то, по мнению Павла Грудинина, это не совсем так.

«Будет еще дороже. Потому что чем меньше товара, тем выше цена. Все думают, что стоимость товара в магазине зависит от себестоимости товара у крестьянина плюс еще накладных расходов, связанных с логистикой, плюс еще сетевые проценты. А на самом деле это не так. Стоимость товара определяется предложением и спросом (то есть эксперт отрицает наличие нерыночных факторов цены: административный преференций, картельного сговора, коррупции и пр. — ИА REGNUM ). Поэтому если на рынке опта предложение будет дороже, никто из магазинов не хочет снижать свои цены».

Он отметил, что аренда в Москве выросла, коммунальные платежи и электричество подорожали, также сотрудникам магазинов необходимо выплачивать заработную плату. А, учитывая, что в торговых сетях города часто работают гастарбайтеры из соседних стран, вопрос увеличения зарплаты сейчас весьма актуален. «Те же вот узбеки, они же получают в рублях, а пытаются отправить это все заработанное за границу к себе домой в долларах. Им нужно это поменять, и они, к сожалению, не отправляют ничего, так как жизнь стала тут им дорогой. А еще наше «любимое» правительство патенты вводит, еще собирает больше денег с гастарбайтеров. А эти деньги гастарбайтеры должны заплатить. Поэтому гастарбайтеров все меньше. Наши же хотят получать за ту же работу гораздо больше. У работодателя нет денег. В общем, все это складывается в себестоимости, и маржа уменьшается. Ну вот и все, поэтому будет дороже все. Товара будет меньше, цена дороже, и плюс ко всему наценки», — озвучил он прогноз на будущее.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.