Приднестровье: «Чей форпост будет на Днестре, если там не будет русских?»

Обзор СМИ Приднестровья

Балканская редакция ИА REGNUM, 29 июля 2015, 23:46 — REGNUM  

Руководство Приднестровья загнало в угол Москву, пишет главный редактор РИА «Днестр» Роман Коноплев. По факту, говоря шахматным языком, можно говорить о шахе. Хитроумные приднестровцы начисто переигрывают Кремль. Ситуация не в пользу Москвы начала складываться ещё пятнадцать лет назад, когда местные князьки Тирасполя выработали хитроумную тактику: перед Кремлём они бьют челом, извещая о своих промосковских чаяньях, а в это же время за спиной плетутся интриги совершенно другого рода.

Чтобы в Кремле все чувствовали себя успокоившимися, подкупается определенное число «экспертов» и «аналитиков» в структурах, которые изготавливают для Кремля, в том числе и для первого лица, специальные бумаги — аналитические, якобы, документы, продолжает Коноплев. Ещё пятнадцать лет назад вошло в моду напаивать представителей Москвы прекрасным приднестровским коньяком, и отправлять их восвояси с чемоданом наличных и инструкциями к действию. Таким образом, складывалась коррупционная машина, благодаря которой в Москве утверждался тезис о «форпосте на Днестре». В ответ элита получала определенную защиту и возможность пользоваться международной банковской системой.

По факту же, Приднестровье превращалось в бездонную кормушку для местной знати, которая уже давно лишилась и национальности, и чувства Родины, и вообще каких-либо священных понятий, пишет Коноплев. В коридорах власти Тирасполя все «нулевые» всё было переполнено лоббистами Киева и агентами спецслужб Республики Молдова — министерства, парламент, правоохранительная система. Республика стала прозрачной для всех, с этого момента началась реализация активной части проекта по «нейтрализации» Приднестровья. Началась утилизация русского населения, традиционного для этих мест со времён казачества и суворовских походов. Политика утилизации русского населения привела к массовому оттоку молодежи и поголовному вымиранию лиц среднего и преклонного возраста. Эта тенденция сопровождалась неустанным лобызанием портретов российских руководителей, российских знамён, всевозможных ленточек и памятника русскому полководцу Суворову.

Апофеозом стала смена власти, когда на смену элите компрадоров и перевертышей пришла «молодая шпана», состоящая из коррумпированных силовиков, проституток модельной внешности и всевозможного жулья из разряда перекупщиков-контрабандистов, продолжает Коноплев. Эта плеяда составляет нынешнюю пирамиду приднестровской знати. И новые владельцы Приднестровья «успешно» реализуют политику своих предшественников — утилизацию русского населения. Медицина уничтожена, инфраструктура хиреет с каждым годом, пенсии и пособия сокращаются. Русские влачат жалкое существование и умирают от голода. В это же самое время приднестровская знать с головы до пят увешана георгиевскими ленточками, прочей российской символикой, клянётся с утра до ночи в преданности евразийским идеалам и обещает и далее исполнять роль так называемого «форпоста».

Понимая суть происходящего, разумеется, приднестровской элите никто не оказывает препятствие, пишет Коноплев. Утилизация русских заслуживает самых высоких оценок. Дошло до того, что на сопредельных территориях приднестровских бонз усиленно опекают и охраняют, дабы с ними не приключилось какой-либо неприятности. В то же время нарочито пламенные «патриоты России» при любом удобном случае стараются позировать рядом с российскими официальными и полуофициальными лицами. Продолжается практика прикармливания российских экспертных структур для дальнейшего изображения бонз Тирасполя в качестве неких «патриотических сил», защищающих некие высокие интересы на Балканском направлении.

Кстати, в нынешней приднестровской элите процент этнических русских совершенно незначителен, продолжает Коноплев. В свете мультикультуральных тенденций быть может это совсем не важно. Но надо отмечать картину маслом — происходит постепенное замещение населения, а вслед за замещением людей меняется и смысл. Чей форпост будет на Днестре, если там не будет русских? России? Неужели? Откуда такая уверенность?

Вероятно, в Москве понимают суть проблемы, пишет Коноплев. И, возможно, готовятся какие-либо кардинальные шаги в этой сфере. Однако ситуация во многом является своего рода тренажером для самой России. Она буквально способна повториться в РФ в недалёком, либо отдалённом будущем. В Приднестровье много лет боролись с так называемой «оранжевой угрозой». По сути, велась борьба с ветряными мельницами. На эту мегаборьбу тратились определенные ресурсы, проводились собрания, и так далее. В итоге, власть на определенном этапе переродилась сама собой, безо всяких революций. Без митингов и майданов. Достаточно было смены поколений, и на поверхности оказались яркие патриотичные лозунги, а внутри — гнездо компрадоров, коррупционеров и садистов.

При этом любая оппозиция элементарно может быть растоптана под самыми что ни на есть патриотическими лозунгами и цитатами из свежего Владимира Путина. С совершенно честным выражением лица, местная проституированная знать привычно обвяжет вновь какими-нибудь георгиевскими ленточками и выдаст борьбу с любым инакомыслием за борьбу с «оранжевыми». Ради притворно-демонстративной «любви к Путину» в Тирасполе можно стереть любую оппозицию. Суть этих манипуляций вполне объяснима — российскому чиновничеству не понять издалека, кто есть кто. Но максимум фоточек с георгиевскими ленточками из любой проститутки способны сделать «российского патриота».

Если говорить об «оранжевых революциях», то события, равнозначные по смыслу, но далёкие по содержанию, происходили в Приднестровье в начале нулевых, а окончательное закрепление официальной политики цинизма произошло в период последних президентских выборов, продолжает Коноплев. Почему Кремль находится в состоянии шаха? Потому что с Тирасполем сегодня трудно вести борьбу — нынешняя правящая группировка в Приднестровье не жалеет ни времени, ни средств на популяризацию своего якобы пророссийского имиджа. Они обрядились в русские платья, но их лица сверкают клыками. Это «чужие».

Нынешние руководители выдают себя не за «последних из могикан», якобы кроме них — лишь пустота, пишет Коноплев. Кремлю некуда деваться — на прежних выборах «кандидат Кремля» Анатолий Каминский проиграл, и сегодня в Приднестровье Москва имеет счастье диалога с умелыми шантажистами, которые просто грамотно используют московские тренды и дешево разводят кабинетных московских начальников.

Какие шаги можно ждать от Москвы на данном направлении? — продолжает Коноплев. Самый предсказуемый вариант — пассивное созерцание. Приднестровская элита и далее продолжит складывать краденое за рубежом, пополняя собственную кубышку и пользуясь последними годами так называемой «независимости» ПМР. Население и далее будет вымирать. В определенный час Х ситуация схлопнется. Речь идёт о периоде в несколько лет, предельный, практически нереальный максимум — это десятилетие. В итоге — конвульсии, позорный, с поднятыми руками, уход остатков российских войск, плевки в спину. Все бесчисленные памятники российским военным, Суворову, и тому подобное — всё это будет утоплено в Днестре. Элита слиняет и встретит безбедную старость, где-нибудь на насыпной пальме, в Эмиратах. Их никто не накажет, деньги не отнимет. Они будут хохотать над глупыми российскими чинушами на песчаных пляжах Персидского залива.

Менее возможный вариант — политические перемены, пишет Коноплев. Игра в выборы. Смена власти на неких более конструктивных людей, из числа местных, способных преодолеть кризис. Скажем честно, этот сценарий вряд ли возможен. Нынешняя элита ПМР прекрасно знает, сколько стоит власть, и за право владеть тем, чем владеет, они готовы пойти буквально на всё. Кого не прикормили в Тирасполе — уже изгнали, завели уголовные дела. Сегодня в Приднестровье смертельно опасно быть в оппозиции.

Третий, наименее вероятный вариант был бы возможен в банановых республиках под патронатом серьёзных держав, продолжает Коноплев. Речь идёт о микропутче, под руководством небольшой группы спецназовцев, которые «решат проблему» за пару часов, в итоге старая элита удаляется, и на её место назначаются менеджеры, которым можно задать «дорожную карту» — чётко расписанный план действий, в формате исполнения и наказания за возможное неисполнение.

В отношении Приднестровья сравнение не вполне корректное, поскольку это всё же не признанное государство, а анклав с неурегулированным статусом, и на такого рода экстравагантные меры руководство России вряд ли решится, пишет Коноплев. Вылезут уши — вновь мировой скандал, шум, ненужный хаос. Эпоха СССР осталась позади, когда можно было легко прилететь в Кабул и «закрыть вопрос» силами группы Альфа.

Есть и другие, мягкие и умные варианты, продолжает Коноплев. Но кто в Москве возьмет сегодня на себя ответственность за решение, даже за наиболее мягкий вариант? Поэтому гниение и разложение продолжатся. Приднестровье «де-факто» живёт по диким законам, где местной знати можно заниматься чем угодно — как показывает последняя практика — можно строить теневые контрабандные предприятия, складывать миллионы за рубежом, и не нести за это ответственности нигде — ни в России, ни в Молдавии, ни где бы то ни было ещё. Серый оффшор — главное предназначение Приднестровья для его нынешних владельцев. И пока оффшор будет приносить плоды его хозяевам — мы будем ещё долго слышать шумные сладкие пустопорожние речи о «форпосте». И только русским в данной ситуации предназначено на выбор две дороги. Одна дорога ведёт в международный аэропорт Кишинёва, с билетом в один конец. Вторая — до ближайшего кладбища. Третьего варианта сегодня не предусмотрено. (РИА «Днестр»)

Извечный спор ученых, экспертов и научных школ относительно доминирования в мировой политике и международных отношениях либерализма («все решают четкие правила игры») или, наоборот, реализма, («все решает сила и национальные интересы»), очевидно, на ближайшее время завершен, пишет «Евразийское Приднестровье». Уже не единожды озвучивался вывод, что реализм одержал победу — прежняя система мироустройства, со своими «красными линиями» и обычаями, в контексте украинского кризиса де-факто рухнула. Наднациональные структуры, к примеру, ООН, окончательно перешли в разряд символических — и в таком качестве продолжают активно использоваться крупными центрами силами, о чем свидетельствуют регулярные заседания Совбеза и бесконечные словесные перепалки известных постпредов при нем.

Таким образом, либеральный подход к международным отношениям, подразумевающий, что все в мире можно урегулировать — главное следовать незыблемым правилам, отошел на второй план, по крайней мере, до тех пор, пока не будет выстроен новый миропорядок, продолжает «Евразийское Приднестровье». Тем не менее, «межвидовая» конкуренция подходов к мировой политике и международным отношениям сохранилась, и теперь разворачивается уже внутри реализма, который сегодня, как мы помним, доминирует.

Несложно догадаться, что борьба разворачивается между подходами к реализму, «исповедуемыми» Западным миром и Россией, пишет «Евразийское Приднестровье». Сразу оговоримся, что обе стороны руководствуются исключительно национальными интересами, трезвым расчетом выгод и угроз, категориями сфер влияния, приобретений и потерь. Однако подходы, взятые за основу в деле реализации национальных интересов, у России и Запада кардинально отличаются, что хорошо заметно на примере «контактных» точек сегодняшнего противостояния, одной из которых является Приднестровье.

Республика обладает высоким символическим значением, как для США, так и для России, поскольку является единственным государством, сохранившим прямую преемственность Советскому Союзу, как на уровне государственной символики, так и на уровне массового сознания, продолжает «Евразийское Приднестровье». Таким образом, развитие ситуации вокруг ПМР продиктовано двумя разнонаправленными векторами — с одной стороны, давления Запада, последовательно через Украину и Молдавию усиливающего блокаду Приднестровья, и поддержки России с другой стороны.

При ближнем рассмотрении и сравнении данных векторов силы особо явными становятся различия между подходами, применяемыми Россией и Западом, пишет «Евразийское Приднестровье». Западная стратегия и тактика руководствуется исключительно рационалистическим инструментарием: перекрытие приднестровского экспорта в страны СНГ в 2006 году, переориентация значительной части экономики ПМР на рынки ЕС; планомерное втягивание Республики Молдова в орбиту влияния Евросоюза, заключение соглашения о зоне свободной торговли (DCFTA) с Молдавией, поставившее под угрозу приднестровский экспорт в ЕС; негласный посыл в адрес руководства Украины, мотивировавший Киев на закрытие импорта в Приднестровье через украинско-приднестровскую границу; инициированная Киевом (а Киевом ли?) блокада миротворческого контингента Российской Федерации в Приднестровье, нагнетание напряженности во всем регионе. Цель, очевидно, проста и предсказуема — полностью переподчинить экономику (признанный базис политики) Приднестровья официальному Кишиневу, ухудшить социально-экономическую ситуацию в республике, создать угрозу военного конфликта, и таким образом, изменить политические настроения приднестровцев, традиционно придерживающихся пророссийских взглядов.

Стратегия России в данной ситуации выглядит иначе, продолжает «Евразийское Приднестровье». РФ планомерно создает институциональные и методологические условия для поддержки приднестровской экономики, постепенно расширяя возможности для торгово-экономического сотрудничества; Россия оказывает социальную поддержку как напрямую населению Приднестровья в виде материальной помощи, так и за счет строительства инфраструктурных объектов, «неподъемных» для бюджета республики; В условиях нагнетания напряженности Россия демонстрирует, что не бросит приднестровцев, заявляя об этом на различных уровнях; Россия (и это главное) — не поддается на провокации. Т. е. каждый шаг со стороны Запада, направленный на ухудшение положения приднестровцев, не вызывает «резких движений» со стороны России. Таким образом, классическая логика эскалации напряженности, для которой обязателен ответ со стороны оппонента, не работает — и это в сложившейся ситуации серьезно подрывает возможность достижения истинных целей Запада — вытеснения российского влияния из всего региона.

В итоге, действия России в текущей ситуации не дают молниеносного эффекта (в отличие от действий Запада, ухудшающих благосостояние приднестровцев здесь и сейчас), но дают колоссальный эффект «на перспективу», пишет «Евразийское Приднестровье». Общественности (не только Приднестровья, но и всего региона, а в более широком контексте — и всей Украины) предлагается достаточно возможностей и времени и понять, условно говоря, кто есть кто. В итоге пророссийские настроения не только не ослабевают, но и укрепляются.

В этом на сегодняшний день заключается главное различие подходов России и Запада к внешней политике, продолжает «Евразийское Приднестровье». Если западная практика подразумевает глубоко механистическое, рациональное отношение к человеку и обществу, и предполагает, что любое мнение можно эффективно изменить через ущемление потребностей, то российская практика делает упор на психологическо-мировозренческие аспекты, справедливо рассчитывая, что глубинные ценности, идеалы и стремления человека являются более эффективными движущими силами геополитических изменений. Таким образом, для приднестровцев твердое «Мы вас не бросим» из уст представителей России является гораздо более весомым аргументом, нежели очередное усиление блокады, сопровождающееся завуалированными, а порою и открытыми призывами сдаться. При этом подходы к внешней политике и России, и Запада, представлены в рамках концепции реализма, поскольку направлены на защиту собственных национальных интересов. Однако методы, как несложно заметить, практически противоположны.

Можно предположить, что в ближайшие год-два степень оправданности изложенной гипотезы окончательно прояснится, пишет «Евразийское Приднестровье». Но одно сказать точно можно уже сегодня — в российском руководстве, очевидно, самым серьезным образом относятся к утверждению о том, что идею убить нельзя.

Тем временем внезапный интерес к Приднестровью в последние недели охватил многие СМИ России, продолжает «Евразийское Приднестровье». Федеральные и региональные каналы в своих программах обсуждают ситуацию вокруг республики, уже 25 лет борющейся за признание. Интервью официальных лиц Приднестровья, участие представителей республики в популярных ток-шоу говорят о серьезности и важности событий, происходящих в ПМР. К чему эта активность, и должна ли она вызывать опасения у граждан республики?

Такой же рост публикаций по Приднестровью был в 2006 году, пишет «Евразийское Приднестровье». Тогда Украина и Молдавия заблокировали экспорт приднестровских товаров, а Молдавия изменила его режим, чтобы перенаправить товаропоток с Востока на Запад. В результате торговля с Россией и другими странами СНГ резко сократилась, а экономика Приднестровья понесла серьезные убытки.

У стремительного роста числа материалов о Приднестровье в российских СМИ в 2015 году, очевидно, есть несколько причин, продолжает «Евразийское Приднестровье». Республика считает себя частью Русского мира, история Приднестровья неразрывно связана с историей Советского Союза и Российской Империи. 23 года мир в республике поддерживают российские миротворцы. Все это лишь неполный перечень аргументов, позволяющих с уверенностью назвать Приднестровье русской территорией. Кроме того, в Приднестровье проживают 200 тыс. граждан России, таким образом, угрозы приднестровскому народу — это угрозы, в первую очередь, самой России.

В этом смысле заявления официальных лиц Украины об опасности со стороны Приднестровья, разрыв договора с Россией о транзите военных на территорию Приднестровья, который, по словам украинского президента, «несет прямую угрозу национальной безопасности и территориальной целостности Украины», явно способствуют нагнетанию военной истерии вокруг республики и напрямую затрагивают интересы России, пишет «Евразийское Приднестровье». А назначение губернатором Одесской области Михаила Саакашвили, тесно связанного с событиями 2008 года, когда Грузия напала на Южную Осетию и Абхазию, позволяет проводить аналогии и говорить о вероятности повтора событий семилетней давности.

Для прояснения реальной ситуации российские каналы приглашают официальных лиц республики, продолжает «Евразийское Приднестровье». Депутаты, министры, представители различных структур сообщают, как обстоят дела на самом деле. Недавно в режиме телемоста для журналистов России 24 ситуацию прокомментировал президент Приднестровья. Евгений Шевчук отметил, что республика ощущает «усиливающееся давление и со стороны Кишинева, и со стороны официального Киева в области экономики, и в информационной области, и в фактически военной, потому что вдоль границ концентрируются дополнительные силы и средства данных государств». Вместе с тем глава государства в ходе очередного заседания Совета безопасности призвал приднестровцев «не реагировать на сплетни и слухи» и отметил, что об изменениях обстановки на границе граждане будут своевременно проинформированы из официальных источников.

Заместитель председателя правительства ПМР по вопросам международного сотрудничества, министр иностранных дел Нина Штански неоднократно заявляла, что Приднестровье не представляет никакой угрозы, пишет «Евразийское Приднестровье». «Надеемся, наши призывы к миру, наши заверения в том, что мы — ведь мы хорошо помним, что такое война 1992 года — будут услышаны в Кишинёве и в Киеве», — отмечает дипломат. «Информацией о наличии прямой военной угрозы мы не располагаем. Но война с Приднестровьем ведётся, это гибридная война: экономическая, информационная блокада и другие способы изоляции. Всё это, безусловно, повышает градус напряжения здесь», — подчеркивает она.

Александр Лукьяненко, Министр обороны ПМР, в свою очередь отмечает, что оснований для особых опасений граждан нет, продолжает «Евразийское Приднестровье». «Обстановка, действительно, довольно непростая. Я хочу сказать гражданам, что обстановка контролируется и отслеживается соответствующими структурами силовых министерств и ведомств», — констатирует глава Минобороны.

В сложившейся тревожной ситуации обеспокоенные приднестровцы ищут альтернативные источники информации, которыми нередко становятся социальные сети, пишет «Евразийское Приднестровье». Чаще всего содержание интернет-публикаций имеет негативное очертание и дезориентирует граждан, сея панику и тревогу в обществе. О возможных военных действиях на территории Приднестровья в обществе бытуют самые разные мнения… Очевидно, что напряжение среди населения Приднестровья нарастает. Однако большинство граждан уверены в надежности миротворческой операции и поддержке России. Уже 23 года она успешно сохраняет в республике мир, и нет причин сомневаться — будет хранить его и впредь, подводит итог издание.

В молдавских и украинских СМИ продолжают на все лады комментировать возможность введения на границе Украины с Приднестровьем совместного украино-молдавского пограничного и таможенного контроля, пишет «Приднестровье». Кроме вваливания в массы плодов собственных заумствований авторы публикаций привлекают и «артиллерию более мощного калибра» — когда анонимных, а когда и идущих на интервью со снятой маской представителей киевского и кишинёвского политического истеблишмента. Причём сама идея преподносится как всеобщее благо.

Что характерно, разговоры о введении совместного контроля на границе ведутся на фоне другой новации украинских властей — отдать на откуп одной из частных британских компаний часть таможен, продолжает «Приднестровье». Не исключено, что среди них окажутся и расположенные в Одесской и Винницкой областях, граничащих с Приднестровьем. Тем более что нынешний губернатор Одесской области активно начал процесс разгосударствления. Но если порты — хоть и стратегические объекты, но всё же хозяйствующие субъекты, то таможни входят в систему государственной власти. Что выиграет от этого Украина, наверное, знают только киевские мудрецы. Причём далеко не все из представителей украинских властей согласны с таким подходом. Руководитель государственной таможенной службы Украины уже заявил, что если таможни всё же перейдут под управление британцев, это будет заведомо неконституционный шаг. То же самое можно сказать и о привлечении молдавских пограничников и таможенников к контролю за украино-приднестровской границей.

Самое интересное, что киевские власти тем самым сделают смачный плевок не только в лицо своим таможенникам, но и европейцам (очевидно, имеются в виду представители ЕС, т.к. украинцы, как и приднестровцы, — также являются европейцами — прим. ИА REGNUM), пишет «Приднестровье». В 2005 году президенты Приднестровья и Молдавии обратились к Евросоюзу за помощью в контроле за приднестровско-украинской границей. В Брюсселе с удовольствием откликнулись — была создана EUBAM (миссия Европейского союза по приграничной помощи Молдавии и Украине). За все годы деятельности миссии её сотрудникам ничего не удалось обнаружить предосудительного — ни контрабанды оружия, ни проявлений наркотрафика и торговли людьми, да и факты товарной контрабанды были мелковаты для наклеенного в Киеве и Кишинёве Приднестровью ярлыка «Черная дыра». Этот самый эпитет недавно употребил в адрес ПМР новоявленный губернатор Одесщины Михаил Саакашвили. Говоря о контрабанде из Приднестровья, он не привёл ни одного факта.

Вообще-то плевать в украинских таможенников и EUBAMовцев стало признаком хорошего тона не только на Украине, но и в Молдавии, продолжает «Приднестровье». Недавно молдавский вице-премьер Виктор Осипов в интервью интернет-порталу NewsMaker заявил, что на приднестровско-украинской границе царит «полный бардак, бесконтрольность, плюс коррупция». «Я взял на себя обязанность это (введение совместного контроля. — прим. ред.) обсуждать в Киеве… Я говорил, что мы не хотим, чтобы принятые Украиной меры по контролю препятствовали честной торговле. Пусть это будет борьбой с контрабандой, а не с честной торговлей», — добавил Осипов.

Вся загвоздка заключается в том, что уже на протяжении многих лет Кишинёв и Киев усиленно борются именно с честной приднестровской торговлей, пишет «Приднестровье». Молдавия в середине 90-х годов стремилась вступить во Всемирную торговую организацию, но ею были поставлены условия решить экономические противоречия с Приднестровьем. Поэтому 8 мая 1997 года Кишинёв, скрепя сердце, пошёл на подписание в Москве Меморандума «Об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем», в статье 3 которого сказано, что Тирасполь имеет право «самостоятельно устанавливать и поддерживать международные контакты в экономической, научно-технической и культурной областях». Кроме сторон молдавско-приднестровского конфликта его в присутствии представителя ОБСЕ подписали руководители России и Украины.

Заявленные в Меморандуме права Приднестровью были обеспечены, продолжает «Приднестровье». В частности, приднестровские таможенные органы получили печати. Но, получив членство в ВТО, Молдавия уже в сентябре 2001 года приняла новое таможенное оформление, известив международное сообщество о недействительности старых таможенных печатей. Приднестровью новые так и не были переданы. Приднестровские таможенники до сих пор пользуются печатями образца, согласованного сторонами в 1996 году.

С 2006 года к экономической блокаде Приднестровья подключилась и Украина, пишет «Приднестровье». Тогда Киевом был перекрыт приднестровский экспорт. Украина пошла на это в ущерб себе — многие украинские предприятия использовали готовую продукцию и комплектующие, производимые на приднестровских предприятиях. В Кишинёве, правда, хотели большего, чтобы Украина перекрыла ещё и приднестровский импорт. Но в Киеве посчитали, что и так уже навредили себе, поэтому на эти просьбы молдавских партнёров по экономическому удушению Приднестровья не откликнулись.

Правда, в прошлом году Украина сама проявила инициативу, продолжает «Приднестровье». Сначала украинские таможенные власти стали устраивать не мотивированные ничем проволочки с оформлением приднестровских грузов в портах. Затем столь же немотивированно стали просто задерживать грузы и на сухопутной границе, как идущие с Украины, так и транзитные. Наконец уже в этом году Киев ввёл запрет на перемещение через приднестровско-украинскую границу подакцизных товаров.

Кроме экономического вреда себе Украина, пытаясь удушить Приднестровье, наносит удар и по собственному имиджу как суверенного государства, пишет «Приднестровье». Передача представителям других государств, а тем более частным компаниям, функций по охране границы — вещь небывалая в мировой практике. К тому же Украина наряду с Россией и ОБСЕ — гарант и посредник в переговорном процессе по молдавско-приднестровскому урегулированию. Все предпринимаемые с 2006 года действия по отношению к Приднестровью вовсе не вяжутся с этим статусом. Фактически Киев защищает интересы одной стороны конфликта, что вряд ли укрепляет его имидж на международной арене.

Можно, конечно, говорить об определённых выгодах от затеи с совместным патрулированием Кишинёва, продолжает «Приднестровье». Молдавия уже давно обращалась к Украине с просьбой допустить её пограничников и таможенников на границу с Приднестровьем. До сих пор Киев отвечал молчанием. Особенно для Молдавии актуальным это было в период, когда для проживающих в Приднестровье немолдавских граждан единственными воротами во внешний мир была украино-приднестровская граница. В Молдавии, как все ещё помнят, за отсутствие вида на жительство приднестровцы, имеющие, скажем, российское или украинское гражданство, платили штрафы. Пограничный молдавский патруль на украино-приднестровской границе, будь он поставлен в те времена, перекрывал бы большинству приднестровцев и этот путь. Не говоря уже о том, что Молдавия полностью бы закупоривала внешнюю торговлю Приднестровья.

Правда, за последние два года Украина сама сделала то, о чём ещё несколько лет назад её упрашивала Молдавия, пишет «Приднестровье». Началось всё с запрета на въезд на украинскую территорию граждан России, а закончилось запретом на провоз подакцизных товаров. Остался ещё не обложенным молдавскими таможенными пошлинами приднестровский импорт, не относящийся к подакцизным товарам. Правда, если разобраться, то и для Молдавии доведение до логического конца блокадных мер в отношении Приднестровья чревато последствиями. Кишинёв уже не первый раз испытывает на себе последствия экономических санкций со стороны России. Первый раз это произошло в 2006 году, когда был заблокирован приднестровский экспорт. Второй раз — после подписания Кишинёвом Соглашения об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли с Евросоюзом. Наконец, не стоит молдавским политикам забывать и о том, что вступление во Всемирную торговую организацию стало возможным только после подписания Меморандума 1997 года, в котором, как уже говорилось выше, была закреплена свобода Приднестровья во внешней торговле.

В Киеве и Кишинёве прекрасно понимают, что от полного экономического блокирования Приднестровья в выигрыше будут не они, а их «западные партнёры», которые давно уже привыкли решать свои геополитические задачи чужими руками, продолжает «Приднестровье». Приднестровье — чужеродный элемент в санитарном кордоне, возводимом вокруг России.

Комментируя в недавнем интервью журналисту «Красной Звезды» Игорю Зотову ситуацию в зоне молдавско-приднестровского конфликта, депутат Государственной Думы России Алексей Журавлёв подчеркнул: «Они и сейчас живут мирно. Молдаванам по большому счёту заокеанские игры не нужны, и тем людям, которые у власти в Кишинёве, это, кстати, тоже не надо. Они понимают, что экономическая интеграция с Российской Федерацией и Таможенным союзом им гораздо выгоднее. Но дело в том, что американцами выстроена довольно примитивная, но работающая система управления странами постсоветского пространства. Покупается не весь народ, а верхушка бизнес-сообщества, точнее, новоявленным толстосумам разрешают хранить деньги в западных банках и обещают, что их счета будут в сохранности. Происхождение этих денег понятно, они заработаны не у станка и не в поле… Эти деятели у американцев на крючке, через них и происходит влияние на курс постсоветских республик».

При этом Алексей Журавлёв, который не понаслышке знает о проблемах Приднестровья (он курирует гуманитарный проект автономной некоммерческой организации «Евразийская интеграция»), особо подчеркнул: «Украина в угоду антироссийской политики рушит экономические связи. Саакашвили уже заблокировал границу, порты, через которые в Приднестровье поставлялись товары. Но нельзя сказать, что в полной мере введена экономическая блокада. Её в отношении Приднестровья ввести несложно, но могут быть тяжёлые последствия, и не только для Тирасполя». «Мир должен знать: Россия своих не бросает», — заключил российский парламентарий.

На прошлой неделе в аэропорту Афин арестован сотрудник МВД Приднестровья Максим Кузьмичев, пишет ИА «Тирас». Его задержание произошло по запросу Молдавии, которая возбудила на приднестровского милиционера ряд уголовных дел. Скандальность ситуации придает тот факт, что Максим является сыном главы МВД ПМР Геннадия Кузьмичева.

В контексте этого, его задержание может расцениваться как акция политического давления на руководство Приднестровья, продолжает ИА «Тирас». Напомним, что это второй случай задержания по запросу Молдавии приднестровских госслужащих и депутатов за рубежом. Так, 23 августа 2014 г. в Киеве по аналогичному запросу был арестован депутат Верховного совета Приднестровья Дмитрий Соин.

Теперь в Приднестровье опасаются арестов по запросу Молдавии чиновников и бизнесменов из непризнанной республики, пишет ИА «Тирас». Со своей стороны депутат Верховного совета ПМР Дмитрий Соин выразил следующее мнение: «Арест Максима Кузьмичева показывает, что Молдавия приступила к использованию новых форм воздействия на Приднестровье. Так, не рискуя пока самостоятельно задерживать приднестровских чиновников, депутатов и бизнесменов она будет это делать руками Интерпола. Формально — есть дело и соответственно розыск. Приднестровский чиновник любого ранга теперь может оказаться за решеткой в Афинах, Лондоне, Брюсселе или Цюрихе. Теоретически и практически РМ в состоянии возбудить уголовные дела на всех первых лиц непризнанной республики. В итоге они либо не смогут выезжать из региона либо будут арестовываться в третьих странах, которые далеки от понимания сути и смысла молдавско-приднестровского конфликта. В итоге правящий класс ПМР окажется в крайне затруднительном положении. Кишинев долго выдерживал паузу и вот решил перейти в наступление, нанеся сразу очень болезненный удар. Теперь для дальнейшей дискуссии актуален лишь один вопрос: кто следующий?»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail