Блиц-опрос: Киргизия в составе ЕАЭС

Специалисты в области политологии, экономики и приграничного сотрудничества рассказали о перспективах и особенностях вхождения Киргизии в Евразийский экономический союз

Бишкек, 23 Июля 2015, 16:49 — REGNUM  Эксперты из Казахстана, России, Белоруссии и Армении поделились своими оценками по расширению Евразийского экономического союза и ожиданиями от нового партера — Киргизии. На вопросы корреспондента ИА REGNUM ответили казахстанский политолог, эксперт Ассоциации приграничного сотрудничества Марат Шибутов, научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института Востоковедения РАН Станислав Притчин, белорусский политолог Алексей Дзермант и эксперт по политике постсоветского пространства, руководитель молодежной организации «Консенсус» Акоп Габриелян.

ИА REGNUM: Как вы относитесь к вступлению Киргизии в ЕАЭС?

Марат Шибутов: Отрицательно. И на это есть два основания — состояние самого Союза и состояние Киргизии.

Во-первых, до сих пор не решены многие проблемы между Казахстаном, Россией и Белоруссией: есть изъятия по товарам, есть препоны и барьеры. В этих условиях расширение — это ошибка, так как создаются новые проблемы во взаимоотношениях между странами. Кроме того, страны ЕАЭС сейчас в экономическом кризисе из-за падения цен на сырье, и на этом фоне появление новой рабочей силы, объемов товаров и поставщиков услуг не сильно хорошо.

Во-вторых, я сомневаюсь в возможности Киргизии выполнять взятые на себя обязательства. В общем, ЕАЭС повторяет ошибки Евросоюза, который расширялся без строгих требований к участникам и пожинает плоды этого в виде Греции.

Станислав Притчин: Расширение экономического объединения — это положительное изменение. С учетом того, что нормативно-правовые базы стран-участниц будут приведены к единым стандартам, это упростит ряд процедур в части аспектов сотрудничества.

В первую очередь, это легализация трудовых мигрантов из Киргизии, которые с включением в экономическую систему стран-участниц Евразийского экономического союза будут иметь доступ к социальным и медицинским услугам по месту работы.

Алексей Дзермант: C одной стороны, расширение ЕАЭС свидетельствует о положительной динамике союза, а значит, есть стремление граждан Киргизии к согласованию своей экономической политики с союзниками, и союзники, видя это стремление, в целом его поддерживают.

С другой стороны, есть риск. Киргизия может оказаться «слабым звеном» альянса, которое будет тормозить процесс интеграции и развития в силу недостаточной подготовленности к интеграционным процессам: несоответствия определенным стандартам и техническим регламентам.

Акоп Габриелян: Вступление Киргизии в ЕАЭС — шаг положительный, нацеленный на укрепление взаимодействия не только между Бишкеком и Москвой, но и между другими постсоветскими республиками, тесная связь между которыми оборвалась, но имеет возможность к восстановлению в результате новой экономической и историко-культурной интеграции, лежащей в основе Евразийского союза.

ИА REGNUM: После Киргизии в ЕАЭС может вступить и Таджикистан. Как вы относитесь к этой идее?

Марат Шибутов: К вступлению Таджикистана я отношусь еще хуже, чем к вступлению Киргизии, потому что это нам сулит в два раза больше проблем. То есть, образно говоря, это будет не только Греция, но еще и Испания.

Станислав Притчин: Если рассматривать интеграцию в этом аспекте, то включение Киргизии в ЕАЭС рассматривается как «переходный этап», а сама республика — промежуточное звено в постепенном расширении экономического союза.

Сейчас Таджикистан будет внимательно наблюдать за тем, как новый партнер, Киргизия, адаптируется к условиям союза, какие плюсы сможет извлечь для себя. Именно поэтому сейчас не форсируются события по укреплению границ Киргизии, которые стали внешней границей ЕАЭС. Ведь с вступлением Таджикистана внешние границы союзного объединения снова изменятся.

Алексей Дзермант: Расширение Евразийского экономического союза за счет вступления Таджикистана выглядит логично. По крайней мере, для этой республики выбор интеграционного вектора является очевидным. Расширение, с одной стороны, говорит о степени влияния ЕАЭС и его привлекательности, а с другой — нужно помнить, что с Таджикистаном связан целый ряд очень серьёзных экономических и военно-политических проблем. Например, угроза военного конфликта в Горно-Бадахшанской автономной области в связи с возможным проникновением туда боевиков-исламистов из Афганистана, наркотрафик, идущий на север — в Казахстан, Россию и так далее.

Вопрос в том, готов ли Таджикистан приложить максимум усилий для их разрешения. Если руководство страны не только осознаёт проблемы и необходимость их решения, но и способно эффективно действовать вместе с союзниками, обеспечивать безопасность южных границ союза и развиваться экономически, тогда Таджикистан может рассчитывать на помощь и поддержку при вступлении в этот экономический альянс.

Акоп Габриелян: ЕАЭС очень многие расценивают как попытку воссоздания СССР. Хилари Клинтон в одном из своих выступлений назвала этот проект попыткой «ресоветизации». Но это не так. Логика движения к интеграции — добровольное объединение и упрощение экономического взаимодействия между странами. Соответственно, присоединение любой страны, так или иначе заинтересованной в углублении дружеских и партнерских отношений с соседями и государствами-членами Союза на новом уровне — это положительный шаг.

ИА REGNUM: Все участники экономического союза в прошлом входили в состав СССР. Скажите, что кроме общей истории может послужить объединяющим фактором для Казахстана, России, Белоруссии, Армении и Киргизии?

Марат Шибутов: На самом деле, это география, транзитные пути, сохранившиеся экономические связи, членство в СНГ и особенно в ОДКБ, военные объекты, большое количество родственных связей, образовательные связи, трудовые мигранты, совместные предприятия. Вообще видно, как Россия хочет совместить ЕАЭС и ОДКБ, проталкивая принятие членов ОДКБ в Евразийский экономический альянс.

Станислав Притчин: Эти факторы уже существуют в виде общей истории, общего языка и инфраструктуры, которая создавалась с учетом тесного взаимодействия экономик стран Средней Азии, Казахстана и России.

Сейчас очень важно укрепить и развить имеющуюся базу, чтобы на этом фундаменте выстроить эффективную, развивающуюся экономическую модель с включением всех участников ЕАЭС.

Алексей Дзермант: Союз создавался, прежде всего, из экономических соображений, для воссоздания прерванных после распада СССР хозяйственных и торговых связей и их развития на новом этапе, с учетом глобальных экономических вызовов.

Второй мотив, на мой взгляд, это геополитика. Очевидно, что Киргизия и Таджикистан отстают в плане социально-экономического развития от стран-основательниц ЕАЭС — России, Казахстана и Белоруссии. Но если оставить Киргизию, Таджикистан, возможно, также и другие страны Средней Азии за бортом интеграции, то они станут жертвами геополитических игр других влиятельных акторов, которые заинтересованы в дестабилизации всего региона, так или иначе, ослабляя эти государства.

А если они взрываются извне или изнутри, тогда возникает непосредственная угроза и Казахстану, и России, и даже Белоруссии. И тогда все мы вовлекаемся в затяжные конфликты на южной границе Евразийского экономического союза.

Условно говоря, нам необходимо поднимать экономический уровень той же Киргизии для того, чтобы внутренняя ситуация в стране была более предсказуемой и стабильной, для того, чтобы эта страна была не брешью в общей системе безопасности, а ее надежным элементом.

Акоп Габриелян: Это вопрос, отягощающий умы очень и очень многих. Общим может и должно стать одно — стремление к мирному, процветающему, гармоничному сосуществованию. Фундамент и вектор пути для этого выбран верно. В первую очередь, это касается экономической основы и, прежде всего, экономического интереса в кооперации.

ИА REGNUM: На смягчение рисков от интеграционных процессов Киргизии средства выделяют партнеры по ЕАЭС. Готовы ли ваши страны и в дальнейшем тянуть на себе основную часть расходов, что потребуют от Киргизии взамен?

Марат Шибутов: Не думаю. В Казахстане своих проблем хватает и с лихвой. Максимум — это выполнение ранее данных обещаний по выделению грантов. Ну, а что взамен — это пока не оглашается, но мы увидим в будущем.

Станислав Притчин: Москве нужен сильный партнер, самостоятельно и твердо стоящий на ногах. Ведь проблемы одного союзника, с учетом углубления экономических отношений, неизбежно станут проблемами всех остальных.

Именно поэтому сейчас участники ЕАЭС выделяют деньги в виде грантов и кредитов на развитие экономики Киргизии. У республики есть потенциал, но для его развития необходимы соответствующие инструменты в виде финансовой поддержки, чем сейчас и занимается Российско-киргизский фонд развития.

Алексей Дзермант: Пока ЕАЭС не заработал в полную силу, существует множество оговорок и изъятий в отношении некоторых групп товаров. Эффект от ЕАЭС тоже довольно скромный. В Белоруссии обращают на это внимание и отстаивают формат полноценного экономического союза без оговорок. Если союз приобретет необходимую динамику, и все участники ее почувствуют, тогда вопрос о помощи другим странам — участникам будет восприниматься и решаться в конструктивном ключе.

Сейчас же идет сложный процесс притирки экономик, и руководство стран пытается приспособиться к новым условиям, думая, прежде всего, о собственном выживании. Если говорить конкретно о Киргизии, то Белоруссии было бы интересно принять участие в индустриализации республики, строительстве новых промышленных объектов, занять нишу на рынке сельскохозяйственной техники, наращивать поставки своих продовольственных товаров.

Акоп Габриелян: Экономическая схема существования и функционирования Евразийского экономического союза устроена немножко более тонко и одновременно с этим более прочно, чем вы указали.

Если говорить по-простому, в плане экономических нагрузок это формула «от каждого по способностям». Каждая страна вносит «свою долю» сообразно собственному экономическому состоянию. Армения в этом смысле платит меньше всех. В то же время, это не освобождает страну от ответственности за правильное, грамотное ведение национальной экономики. Поэтому не думаю, что Киргизия станет исключением, и ее бремя будет распылено на других участников.

Одновременно с этим, Киргизия как полноправный член получит и все выгоды интеграции, которые помогут смягчить ей данное бремя, а в среднесрочной перспективе, надеюсь, создать и положительную динамику. Это, в первую очередь, касается свободного передвижения услуг, товаров и рабочей силы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
03.12.16
Судьба Севастополя – цель Крымской войны
NB!
03.12.16
Петербургские водители не смогли опробовать ЗСД – трасса закрыта
NB!
03.12.16
Белорусские студенты узнали, откуда родом «Русские не сдаются!»
NB!
02.12.16
Перспективы калининградского главы в свете чёрных списков АП РФ
NB!
02.12.16
Свой интерес в муниципалитетах: зачем губернатору Ставрополья ротации
NB!
02.12.16
Свой среди чужих: грозит ли отставка орловскому губернатору?
NB!
02.12.16
Плюсы и минусы Абдулатипова: Попадет ли глава Дагестана в черный список?
NB!
02.12.16
Министр обороны Белоруссии назвал «главные ценности белорусского народа»
NB!
02.12.16
Вячеслав Володин предложил проводить прием избирателей по интернету
NB!
02.12.16
Радио REGNUM: второй выпуск за 2 декабря
NB!
02.12.16
Незаменимых нет! За что москвичи не любят Сергея Собянина
NB!
02.12.16
В Крыму ждут ледяной шторм в ближайшие сутки
NB!
02.12.16
«Проект ВСМ Екатеринбург – Челябинск убыточен и бесперспективен»
NB!
02.12.16
Путин попросил Сокурова перевести фильм «Фауст» на русский язык
NB!
02.12.16
Путин защитил существование механизма прописки
NB!
02.12.16
Путин: Украинский режиссёр Сенцов осуждён не за творчество
NB!
02.12.16
«У рязанского губернатора мало шансов сохранить пост»
NB!
02.12.16
Госдума увеличила число помощников депутатов в регионах
NB!
02.12.16
В Петербурге открыли ЗСД: Здорово, сложно, дорого
NB!
02.12.16
«Австралия подрывает работу по решению проблемы беженцев»
NB!
02.12.16
Путин: Переходящих границы чиновников всегда было достаточно
NB!
02.12.16
Губернатор Воробьёв может оказаться в «черном списке» глав регионов?