Коридоры власти: кому достанется Средняя Азия?

О новых контурах старой геополитики

Саркис Цатурян, 22 июля 2015, 00:04 — REGNUM  

Баталии за ресурсы Средней Азии продолжаются. Как ранее сообщило ИА REGNUM, к процессам в регионе присоединилась и Индия, которая при помощи Ирана планирует обойти конфликтный потенциал Пакистана. Издание The Diplomat уже окрестило этот проект как TII (Туркменистан — Иран — Индия). Для Ашхабада инициатива премьер-министра Нарендры Моди становится спасительной альтернативой газопровода TAPI (Туркменистан — Афганистан — Пакистан — Индия). Для Тегерана нет резона пускать Ашхабад на конкурентный индийский рынок, однако Нью-Дели может возместить эти «неудобства». Во всяком случае, так думает президент Ирана Хасан Рухани, предложивший Индии вложить $8 млрд в модернизацию юго-восточного порта Чахбехар (провинция Систан и Белуджистан), расположенного на берегу Оманского залива. По словам посла ИРИ в Нью-Дели Голамрезы Ансари, этот проект позволит индийцам выйти в Среднюю Азию по морю, минуя Пакистан. Стороны намеревались развить Чахбехар ещё в 2003 году, но тогда Иран находился под прессингом санкций, от которых страна теперь имеет шанс избавиться. Соблазн велик: китайцы широко развернулись в Пакистане, превратив заброшенную южную деревеньку Гвадар (провинция Белуджистан) в современный глубоководный порт, который выводит Поднебесную к Аравийскому морю и Ормузскому проливу.

Пекин и Нью-Дели длительное время будут оспаривать лидерство в Средней Азии и Афганистане, логистическое значение которого сложно переоценить. Что касается США и Евросоюза, то они рассматривают Среднюю Азию в качестве финального звена в цепи Восточная Европа — Закавказье. Речь идет об инициативе «Восточная Европа, Закавказье, Средняя Азия» (Eastern Europe, the Caucasus and Central Asia — EECCA), которая легла в основу одноименного доклада (42 страницы) Международного энергетического агентства (МЭА), опубликованного в 2014 году. Энергетический потенциал этих пространств внушителен. «Вокруг Каспийского и Черного морей сконцентрированы гигантские запасы углеводородов, возобновляемых и невозобновляемых источников энергии. Месторождения нефти и газа — Апшерон, Азери-Чираг-Гюнешли и Шах-Дениз в Азербайджане; Карачаганак, Кашаган и Тенгиз в Казахстане; Галкыныш, Шатлык, Южный Гутлияк и Южный Иолотань в Туркмении; а также Газли, Кокдумалак, Шахпахты и Шуртан в Узбекистане», говорится в докладе. Уточняется, что «Казахстан и Украина (до войны в Донбассе — С.Ц.) обладают крупными запасами угля, Белоруссия богата торфом, а Таджикистан, Киргизия и Грузия возглавляют список стран по наличию гидроресурсов (6%, 12% и 18% соответственно), которые используются для выработки электроэнергии». На этом богатства обозначенных регионов не исчерпываются: «Украина и Узбекистан продолжают разработки сланцевых месторождений нефти и газа. А Казахстан и Узбекистан лидируют на мировом рынке урана и редкоземельных металлов». Однако следующий тезис МЭА напоминает приговор: «Поставки нефти и газа из Средней Азии в Китай имеют налаженную трубопроводную инфраструктуру, чего нельзя сказать про страны, расположенные южнее — Афганистан, Пакистан и Индия. Экспорт ресурсов на европейский рынок также находится под вопросом».

Европейский союз пытается изменить статус-кво в Закавказье и Средней Азии. Поэтому вице-президент Еврокомиссии (ЕК) по энергосоюзу Марош Шефчович прилагает усилия для того, чтобы вытянуть Туркмению в Старый Свет через Азербайджан и Турцию. Как сообщает агентство Reuters cо ссылкой на туркменских чиновников, поставки запланированы в объёмах от 10 до 30 млрд кубометров в год, что на сегодняшний день кажется фикцией, особенно с учётом будущей «разморозки» Ирана. Брюссель не в состоянии изменить баланс сил на глобальном рынке нефти и газа, где погоду делает продавец, а не покупатель. «Первое, что мы ожидаем по Ирану, — это возвращение на нефтяной рынок», признался Шефчович, добавив с досадой, что в 2016 году не стоит рассчитывать на рост газового экспорта из исламской республики. Надежда возлагается только на увеличение нефтяных поставок. Не случайно за несколько дней до подписания ядерной сделки с ИРИ (8 июля) власти румынского Плоешти арестовали активы дочерней компании «Лукойла» на сумму $2,2 млрд «в рамках расследования дела об отмывании денег и уходе от налогов». Вице-президент «Лукойла» по нефтепереработке Томас Мюллер рассчитывает на поддержку Еврокомиссии в деле по румынскому НПЗ. Письмо Шефчовичу от главы компании Вагита Алекперова остаётся без ответа.

Старый Свет пытается ослабить хватку России на нефтяном рынке, которая с мая 2015 года опережает США и Саудовскую Аравию по среднесуточной добыче «черного золота» — 10,708 млн баррелей. И это только начало. По данным Всемирного нефтяного совета (ВНС), к 2030 году объемы добываемой Россией нефти на арктическом шельфе возрастут в 3,6 раза, с нынешних 600 тыс. баррелей в сутки наша страна к указанному году выйдет на 2,2 млн баррелей в сутки, опередив конкурентов из других стран. Для сравнения: объемы добычи Норвегии в Арктике увеличатся со 100 до 700 тыс баррелей, Канады — с 200 до 900 тыс., а США — со 100 до 150 тыс. Пока румыны с подачи ЕС и США чинят препятствия «Лукойлу», Россия обгоняет Анголу, закрепляя за собой роль крупнейшего поставщика нефти в Китай после Саудовской Аравии, сообщает портал «Нефть России». С января по июнь импорт нефти из РФ в КНР вырос на 27% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, составив в среднем 786 049 баррелей в сутки.

Коридор «Восточная Европа — Закавказье — Средняя Азия» не является абстрактной идеей, это результат долгосрочного планирования США со времен Второй мировой войны. В расширенном варианте этот концепт представил американский стратег Николас Спайкмен, назвав его «Римлендом» (рим — пояс с англ.), окутывающим Евразию с Запада на Восток. На западном рубеже Америка навязывает Европе «Трансатлантическую зону свободной торговли», а на восточном — «Транстихоокеанское партнёрство». Оба проекта находятся в рыхлом состоянии, что объясняется нестабильностью на внутреннем поле — от Восточноевропейской равнины до степей Средней Азии. Власть над континентом достанется тому, кто осилит этот участок суши. У России есть позиционное преимущество, которое будет реализовано в условиях дефицита времени и людских ресурсов. Вне всяких сомнений — это самый трудный период русской истории.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail