Иран и Саудовская Аравия борются за Таджикистан

Тегеран и Эр-Рияд превратили Таджикистан в центр региональной конкуренции

Борис Саводян, 19 июля 2015, 23:14 — REGNUM  

События последних лет на Ближнем и Среднем Востоке создают впечатление, что в основе всех конфликтов здесь лежит соперничество между суннитами и шиитами. Конечно, это не так: здесь и геополитические амбиции региональных и внешних игроков, и социально-экономические проблемы стран региона. Тем не менее межконфессиональный фактор набирает силу. Признанием этого процесса, в частности, стали обнародованные сайтом WikiLeaks 61 тыс. писем из конфиденциальной переписки сотрудников посольства Саудовской Аравии в Душанбе. Материалы, опубликованные на сайте, написаны в 2011—2012 гг., и многое из переписки посольства относится к религиозным вопросам. В них дипломаты выражают озабоченность усилением присутствия Ирана в Таджикистане и говорят о необходимости активизировать в этой стране пропаганду господствующего в Саудовской Аравии течения ислама. В частности, говорится, что для пропаганды главенствующего в королевстве религиозного течения за деньги привлекли 12 человек, в том числе пятерых преподавателей Исламского университета Таджикистана. Среди документов есть также запрос Таджикистана с просьбой к Саудовской Аравии о выделении $200 тысяч на проведение конференции по Афганистану. В переписке дипломаты отмечают необходимость дальнейшего развития просаудовской деятельности.

Ирано-саудовские отношения никогда нельзя было назвать простыми, особенно в последнее время, когда два главных региональных игрока практически находятся в состоянии необъявленной холодной войны. Причем это касается не только различий в подходах к урегулированию ситуации в Сирии, Йемене или других горячих точках региона, но и затрагивает другие сферы помимо геополитики.

Для подавляющего большинства таджиков, как и вообще мусульман на планете, Саудовская Аравия — лидер исламского мира. Там расположены главные мусульманские святыни — Мекка и Медина, хранителем которых является король. Данные факты формируют как внутреннюю, так и внешнюю политику королевства. И хотя во внешней политике Саудовской Аравии во многих случаях верх берут прагматические соображения, не сбрасываются со счетов и религиозные соображения. С приобретением Таджикистаном независимости в 1991 году жители республики стали все активнее интересоваться исламом, а учитывая, что большинство мусульман Таджикистана относятся к суннитам, Саудовская Аравия начала оказывать им поддержку в этом, обеспечив религиозной литературой, помогая таджикским студентам исламских вузов в республике и за ее пределами.

Иран стал развивать свою деятельность в Таджикистане еще с конца 80-х годов прошлого века, когда Советский Союз постепенно снял «железный занавес». Позже активная роль Ирана в урегулировании межтаджикского конфликта указала на ключевую позицию этой страны и ее реальное влияние на действия таджикской исламской оппозиции. Данный факт в итоге был официально признан другими региональными игроками, участвовавшими в разрешении межтаджикского конфликта. После завершения гражданского противостояния в Таджикистане и заключения мирного соглашения близкий по культуре и языку Таджикистана Иран, стал активно работать с местной интеллигенцией в сфере культуры, искусства, фольклора, языка. Благодаря иранской грантовой поддержке сотни молодых таджиков отправились получать религиозные знания в учебные заведения Ирана. Все это укрепляло позиции Тегерана в рядах представителей таджикской элиты.

Иран, считая соседние страны, в первую очередь тот же Таджикистан, зоной своего влияния, всегда рассматривал конфессиональный фактор как удобный рычаг давления на главного своего регионального противника — Саудовскую Аравию. Обычно иранская пропаганда за последние годы активно использовала ситуацию с правами шиитского меньшинства в Восточной провинции, где не менее 4 млн человек являются жертвами дискриминации саудовских властей. Однако в сферу геополитических интересов Тегерана в рамках противостояния с Эр-Риядом стали включаться и другие религиозные группы, которые рассматриваются иранцами в качестве возможной «пятой колонны» внутри королевства. В этом отношении весьма показательно интервью одного из ведущих иранских аналитиков по арабскому миру Мохаммада Садека аль-Хосейни, опубликованное в редакционной статье газеты «Хабар», где он «смоделировал» дальнейшее решение «шиитского вопроса» в Саудовской Аравии, которое наиболее соответствовало бы интересам Тегерана. Он считает, поскольку «шииты подвергаются серьезной опасности», то они «в любой момент могут поднять бунт и, в случае усиления революционной деятельности, могут стать опасными для саудовской династии».

В последнее время активность иранцев в регионе, в том числе и на таджикском направлении, вызывает серьезную тревогу у Саудовской Аравии, иногда граничащую с истерией. Там считают, что после окончания войн в Афганистане и Ираке, Иран станет значительно более активно поддерживать не только арабские шиитские религиозные и идеологические организации, занимающие заметное положение в Ираке, Сирии, Ливане, в Йемене, но и в самом королевстве.

Таким образом, мы видим, что Таджикистан все больше превращается в новый центр конкуренции между Тегераном и Эр-Риядом, которые в борьбе за души таджиков активно продвигают в Таджикистане свое видение ислама. Это хорошо понимают в Душанбе. Эксперт по вопросам религии Фаридун Ходизода считает, что «идеология этих двух стран — их мазхабы, противоречат друг другу. В ситуации с Таджикистаном мазхаб лишь повод, а главная цель — политическая. А простой народ всегда становился ее жертвой на протяжении всего времени противостояния». По мнению эксперта по вопросам религии Мухаммадали Нурали, любые течения, движения, сеющие рознь среди мусульман, льют воду на мельницу врагов ислама: «Вся беда в том, что многие наши представители духовенства, сами подчас не имеющие достаточных знаний в религии, выносят на суд общества обсуждение толкований Священного Корана, принципов вероисповедания, некоторые спорные вопросы религиозных течений. А неосведомленные в этом вопросе люди начинают вести споры между собой о том, кто прав, а кто нет, иногда оскорбляя и обвиняя других в ереси. Наше общество больнó и нуждается в лечении. Мы превратили демократию, ислам в политическую игру, цель которой — личные интересы. Жить можно по-разному — споря о том, чей мазхаб правильный, а кто враг, воровать у народа последние копейки и при этом выступать с демократическими лозунгами; но можно жить и красиво — честно, любя окружающих, заботясь о ближнем, невзирая на то, к какой религии он относится, как это делал наш пророк Мухаммад. Именно его чисто человеческие качества, его пример человеколюбия превратили ислам в мировую религию. Способны ли нынешние сильные мира сего отказаться от личных амбиций, интересов ради благополучия народа? Уверенности в этом у меня нет…».

Что касается «сильных мира сего», то для осуществления контроля над религиозной сферой, они приспособили унаследованный еще с советских времен инструмент — Комитет по делам религии. Ему поручено способствовать взаимодействию государственных служб с населением, а также служить заслоном против движений, считающихся фундаменталистскими и склонными к насилию. В их обязанности также входит сбор информации об активных религиозных движениях и оказание содействия юристам, исследователям, работникам сферы образования и прочим специалистам, изучающим вопросы религии. Кроме того, они сотрудничают с другими правительственными ведомствами, включая представителей исполнительной ветви власти, в частности министерств внутренних дел и национальной безопасности. По мнению экспертов, политизированность этого ведомства отталкивает значительную часть верующих. Слишком сильно вмешиваясь в дела верующих, оно подрывает фундаментальный конституционный принцип разделения государства и религии. Комитет по делам религии подспудно подрывает доверие общества к государственным организациям и, таким образом, увеличивает привлекательность привносимых из-за рубежа радикальных религиозных идей, с которыми, вообще-то, призван бороться.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.