Таджикистан внутри России: бедность провоцирует взрыв

Экономика Таджикистана страдает от девальвации российского рубля и роста цен на ЖКХ

Борис Саводян, 19 июля 2015, 00:45 — REGNUM  

На днях посол Таджикистана в Москве Имомуддин Сатторов взял под личный контроль расследование обстоятельств трагической смерти 5 граждан республики. Тела, обернутые в черные пластиковые пакеты, были обнаружены в разное время на территории Московской и Тульской областей. В посольстве Таджикистана в Москве говорят, что им известны некоторые подробности расследования, но пока они не могут разглашать детали, так как это может помешать расследованию. На данный момент известно лишь то, что бригада молодых людей могла задохнуться от потока угарного газа во время проведения ими земляных работ, связанных с хищением нефтепродуктов. Ежегодно, по данным МВД Республики Таджикистан (РТ), из России на родину доставляется около 1 тыс. тел умерших граждан этой страны. По информации же общественных объединений мигрантов, с учётом тех, кто был похоронен в России и пропал без вести, общее число ежегодных смертей таджиков превышает 2 тыс. Подавляющее большинство из них погибает в результате болезней, тяжелых условий труда и конфликтов с соотечественниками. Однако особый акцент в местных СМИ делается на случаях, когда таджикистанцы становятся жертвами убийств на почве национальной ненависти. В связи с этим правозащитная организация «Гражданское содействие"была вынуждена открыть сайт refugee.ru, где отражена карта нападений на почве национальной ненависти, география которых расширяется.

По словам президента Фонда «Миграция XXI век» Вячеслава Поставнина, даже в 1990-х, когда пылал Таджикистан, шла жуткая война на Кавказе, Казахстан лихорадило — выгоняли отовсюду русских, не было такого уровня ксенофобии, как сейчас. Именно тогда начался процесс трудовой миграции. Федеральная миграционная служба России отмечает, что в последние годы число граждан РТ, находящихся на территории РФ, варьируется вокруг отметки 1—1,2 млн человек, уступая только представителям Украины и Узбекистана, население которых в 3,5—5 раз больше, чем в Таджикистане. Реальное же число работающих в России выходцев из Таджикистана скорее всего существенно больше, поскольку официальная статистика охватывает не все категории иностранцев, в частности, въехавших и пребывающих в РФ нелегально. Представители ФМС оценивают число нелегальных мигрантов в России всех национальностей, по состоянию на февраль 2015 г., в более чем 2 млн человек, среди которых таджиков — значительное количество. Таджикская сторона в лице Миграционной службы министерства труда, миграции и занятости РТ и Агентства по статистике при президенте РТ, как правило, дает меньшие цифры по трудовой миграции в РФ (670 тыс. в 2014 г.), а общественные организации мигрантов в России зачастую, напротив, завышают их. И в том и в другом случае сказывается наличие политической мотивации при проведении исследований, а также разница в методах подсчета. В частности, как утверждают в Минтруда Таджикистана, в своей статистике, в отличие от ФМС РФ, они не учитывают 400 тыс таджикистанцев, которые ранее получили гражданство России в рамках действующего между сторонами соглашения о двойном гражданстве.

Всемирный банк (ВБ) подсчитал, что в течение последних лет денежные переводы таджикских трудовых мигрантов из России в среднем составляли более 40% ВВП республики. Из-за этого показателя Таджикистан стабильно входит в число стран, экономика которых наиболее зависит от миграции, наряду с Молдавией и Киргизией. Согласно последним расчетам ВБ, в 2014 г. объем денежных переводов мигрантов зафиксирован на уровне 42,7% ВВП, что сделало Таджикистан самым зависимым от денежных переводов государством в мире. 90% транзакций осуществляются из России. Основную часть заработанных здесь денег они, как правило, пересылают на родину, помогая выжить многочисленным родственникам. Но в последнее время приток таджикских мигрантов в Россию значительно сократился — в основном из-за падения курса рубля и ужесточившейся миграционной политики.

За четверть века, прошедших с кровавых 1990-х годов, в Таджикистане не было ни одного митинга с политической подоплекой. Однако сегодня жизнь показывает, что есть одна причина, по которой люди могут выйти на улицы. И эта причина — экономическая. Вполне можно предположить, что вскоре для жителей Таджикистана крупными потерями станут оплата коммунальных услуг и электроэнергии, различные налоги и выплаты. Об этом говорит такой фактор, как постоянный рост цен и тарифов. Напомним, что в Таджикистане реализуются различные проекты по реформированию обслуживания жилого фонда, систем учета потребления воды, газа и электроэнергии, налоговых и других выплат для бизнесменов. Если внимательно вчитаться в строки документов, то становится понятно, что основной упор повсюду делается на резкое, в разы повышение всех тарифов выплат. Это также достаточно четко изложено в стратегических планах развития и прогнозах макроэкономических показателей РТ, документах международных организаций и даже некоторых местных НПО. Таджикам постоянно твердят, что в стране чрезвычайно низкие тарифы ЖКХ, а многие «эксперты» обосновывают необходимость срочного повышения цен на энергоносители. Конечно, это не эксклюзивный процесс, даже в соседних центральноазиатских странах оплата ЖКХ уже составляет до трети и более размера зарплат, не говоря уже о дальних странах. О чрезвычайно низких таджикских зарплатах и пенсиях, замерших последние два года, при этом вспоминать не принято. Неблагоприятную для Таджикистана ситуацию усугубляют девальвация рубля и то обстоятельство, что она совпала с поэтапным ужесточением российского миграционного законодательства. Все это ведет к обнищанию таджикского населения.

По мнению российского политического обозревателя Андрея Захватова, один из ключей к решению проблемы бедности в Таджикистане — лежит в России. Речь идет о действующей сейчас Программе содействия переселению в Россию соотечественников, результаты которой пока мизерны, но после вхождения Таджикистана в Евразийский союз перед гражданами республики безо всяких ограничений откроется российский рынок труда. Полагая, что до конца 2015 года с этим вопросом что-то прояснится, Захватов считает, что вслед за адаптацией на новых местах у части трудовых мигрантов появится желание постоянно жить в России. Активным сторонником освоения брошенных российских деревень на плодородных землях России является профессор Российско-Таджикского (Славянского) Университета Рахмон Ульмасов. Он считает, что проблему бедности в Таджикистане нужно решать комплексно, и переселение в Россию нужно рассматривать со всей серьезностью. Вот что он заявляет: «Я отдаю отчет в том, что многим не нравится такая идея. А как быть? Население растет, земли не хватает. Как кормить народ? Ближайшее время мы не сможем обеспечить население достойной работой, люди будут уезжать на заработки. Вижу пока единственный выход — освоить российское село. Если не таджики, — то освоят китайцы или другие. Но, мы-то жили вместе и понимаем друг друга. У нас благородные цели, а не геополитические».

В связи с проблемой бедности некоторые российские эксперты не исключают, что оставшиеся не у дел граждане ближнего зарубежья могут «переквалифицироваться» в боевиков. Подобную точку зрения в беседе с «Голосом Америки» высказала директор Центра миграционной политики Высшей школы экономики Ольга Чудиновских. По её словам, трудовой мигрант на протяжении последних лет приезжал в Россию и легко получал доступ на рынок труда, спокойно работал, посылал деньги в семью. В Средней Азии и семьи более многодетные, и родственников много. То есть человек кормил довольно большое количество своих близких, которые остались в стране происхождения. Теперь, лишённый этой возможности, человек, естественно, будет искать альтернативные источники заработка денег. Ольга Чудиновских полагает, что это подталкивает обездоленных людей к вербовке в ряды ИГ. Она убеждена, что эмиссары террористических группировок не оставят без внимания столь привлекательную для них категорию граждан и постараются распространить на них своё влияние.

Если «залёгший на дно» один из бывших таджикских оппозиционеров считает, что недовольство в таджикском обществе есть, просто на недовольных пока не нашлось «покупателей», то председатель программы «Религия, общество и безопасность» Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко указывает на тех, кто уже «покупает» недовольных. По его словам, число завербованных граждан из стран Средней Азии официально не достигает и тысячи человек. Например, из Таджикистана в Сирии воюют почти 400 человек. В отчете международной кризисной группы от 2014 года предполагается, что число жителей стран Средней Азии в рядах ИГИЛ оценивается в 2 до 4 тысяч человек. По официальным данным, до сих пор в боях в Сирии было убито 130 граждан Таджикистана. С учетом такой ситуации многие из них пытаются покинуть зону боевых действий. Бегство и возвращение почти десятка граждан Таджикистана из Сирии — показатель того, что некоторые раскаялись и хотят найти возможность вернуться на родину.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.