Индия осваивает Среднюю Азию наперекор Китаю

Вашингтон с помощью Нью-Дели борется с Pax Sinica. На чьей же стороне сыграет Иран?

Дальневосточная редакция ИА REGNUM, 17 июля 2015, 22:19 — REGNUM  

Если попытаться вкратце сформулировать политику США в Средней Азии, то на ум приходит следующее словосочетание — изоляция Китая. Здесь нет ничего удивительного. Америка и Поднебесная вступили в длительный геополитический клинч, который избавлен от прямого военного сценария из-за взаимозависимости экономик, но от этого не перестаёт быть менее ожесточенным. Вашингтон вынужден строить коалиции, что наводит нас на аналогии с т. н. разворотом президента Ричарда Никсона. Разница в том, что в 1970-е годы американцы пошли на союз с Китаем против Советского Союза, а теперь они группируются с Индией, но уже против самого Китая. Классическая игра в баланс сил, не более того. Ареной борьбы выступает Средняя Азия. Конечно, Вашингтону очень хотелось, чтобы Москва также сыграла против Pax Sinica, однако результат пока получается обратный. Президент Барак Обама позволил себе много опрометчивых выпадов в отношении Кремля, вынудив главу России Владимира Путина обратиться к Востоку. Во всяком случае, именно так рассуждает часть академической Америки, которая сознательно избегает в собственной риторике идеологических штампов. Даже экс-госсекретарь США Хиллари Клинтон призывает «вести себя умнее» с президентом Путиным. «Он — непростой человек… Не думаю, что у нас есть альтернатива постоянному взаимодействию с Путиным», — приводит слова Клинтон агентство Reuters.

Связь этих слов с речами Клинтон (в ноябре 2012 года) о «Новом Шелковом пути» читается между строк. Судите сами. «Мы не можем уклоняться от больших целей. Мы должны следовать примеру поколения, которое после Второй мировой войны выстроило современный мировой порядок и создало институты и соглашения, укрепившие беспрецедентную безопасность и процветание. Мы должны идти тем же путем, заглядывая еще дальше и работая еще более напряженно над тем, чтобы выработать договоренности, которые обеспечат нам безопасность и процветание на следующие 100 лет», — цитирует Клинтон ИА REGNUM. Данное заявление относится к региональной концепции «Новый Шелковый путь» — «сети торговых и транспортных связей, простирающихся от степей Средней Азии до самой южной оконечности Индии». Хиллари тогда раскрыла карты, объясняющие истинную причину военной операции США в Афганистане: «Выстраивание еще более прочных экономических связей по всему этому региону является ключевым элементом нашей долгосрочной стратегии по Афганистану. Если вы посмотрите на карту, вы увидите, почему в течение многих поколений за Афганистан шла борьба. Он был частью „большой игры“ из-за своего очень стратегического положения в самом центре этого торгового маршрута». Всё тайное становится явным, хотя едва ли тогда кто-нибудь из экспертов верил в достоверность морализаторских мотивов Белого дома. Предвыборные речи Клинтон наполнены антикитайской риторикой: её спичрайтеры вытащили из шкафа любимую тему разведсообщества — хакерские атаки Пекина на американские компьютеры. Кандидат в президенты умудряется их сочетать с похвалами в адрес премьер-министра Моди за «его успешный визит в Соединённые Штаты и достижения в области прав женщин и детей». Перейдём к главному.

Почему Индия планирует усилить свои позиции в Средней Азии? Ответ на этот вопрос не так прост, как может показаться. Нью-Дели, будучи самой быстрорастущей экономикой Южной Азии (7% роста ВВП в год), нуждается в энергетических мускулах, при помощи которых страна увеличит присутствие в глобальных делах. Причём под «глобальными делами» мы понимаем не только БРИКС, но Совет Безопасности ООН и Международный валютный фонд, о реформах которых говорят всё чаще политики. Индию интересует в Средней Азии две вещи: 1) природный газ; 2) безопасность его поставок. Этим вопросам и были посвящены визит премьер-министра Норендры Моди в регион, перед которым он заявил: «Посещение мною пяти стран Средней Азии говорит о той роли, которую мы придаем им в своей внешней политике. Средняя Азия занимает важное место в будущем Индии. Мы можем поддерживать друг друга ради достижения экономического прогресса».Не случайно глава индийского правительства завершил своё «большое турне», как назвала это событие британская Telegraph,остановкой 12 июля в Таджикистане, где прошли переговоры с президентом Эмомали Рахмоном относительно будущей эксплуатации аэродрома Айни, расположенного в 20-ти километрах от Душанбе. Нью-Дели хочет оправдать вложенные в модернизацию объекта$70 млн, перехватив инициативу у Москвы. Индийцы стараются быть вежливыми. «Наличие базы заграницей, особенно в Центральной Азии, это большой прогресс. Однако в настоящее время „старший брат“ Средней Азии Россия обязательно должна дать согласие», — заявил главный маршал авиации Индии П.В. Наик. И это только начало. Подписан крупный контракт на поставки урана из Казахстана. Как уточняет «Би-би-си», в ближайшие четыре года Астана обязуется поставить 5 тыс. тонн урана для 21 индийского атомного реактора.

Ключевая интрига — газопровод TAPI (Туркмения — Афганистан — Пакистан — Индия), который премьер Моди обсудил 11 июля с главой республики Гурбангулы Бердымухамедовым. Однако интереса двух сторон уже недостаточно для реализации проекта. Тревожная ситуация в соседнем Афганистане, а также перестрелки на границе Пакистана и Индии диктуют для сторон новые реалии поведения. Вступление Нью-Дели и Исламабада в ШОС пока не гарантирует безопасность будущего газопровода. Далёк от решения и вопрос о лидере консорциума. Ранее о желании возглавить проект объявляли Chevron и ExxonMobil, однако теперь, по словам премьер-министра Пакистана Наваза Шарифа, переговоры ведутся с французской Total и российской «РТ — Глобальные ресурсы», которая входит в группу «Ростехнологии». Японское издание Diplomat относится к TAPI скептически, ссылаясь на недавнюю инициативу Моди изучить вариант строительства трубы Туркмения — Иран — Индия (TII). Индийцы пытаются таким образом опередить китайцев с проектом Иран — Пакистан, финальная точка которого нацелена на Синьцзян. Времени остаётся всё меньше: Тегеран свою часть контракта выполнил, в сентябре Исламабад запускает строительство собственного участка. Инициатива Нью-Дели по вовлечению Тегерана не лишена смысла, но пойдут ли на это персы? Тем более что инфраструктура для поставок иранского газа в Индию уже будет подведена. Зачем Тегерану открывать для Ашхабада дверь на конкурентный рынок?

Парадокс состоит в том, что Индия и Китай, делая ставку на Иран, лишают США и Туркмению пространства для манёвра в афганском направлении. На бумаге «Новый Шелковый путь» пока смотрится элегантнее.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.