Диктат против личности: имена и фамилии в паспортах Латвии

Прасковья, Октябрина, Оксана, Петро, Пётр, Питер, Петерис, Пит, Янис, Йонас, Джон, Иван, Гурам, Исаак, Ганс, Лаура, Асмик

Руслан Панкратов, 15 июля 2015, 14:51 — REGNUM  

Посудите сами, мы, зная лишь одно имя, уже в некоторой степени имеем представление о происхождении и национальности человека, а кроме того, возможно, его вероисповедании и даже основных свойствах характера, о темпераменте. Любое имя — это, прежде всего, мелодия, у которой есть свой ритм и свой тембр, со своим размером и пластикой, с разной высотой. Каждая буква является источником вибрации, которая влияет на кору головного мозга человека. Разные имена — соответственно, разные наборы звуков. Они могут быть грозные или мягкие, злые или добрые, ласковые или жёсткие; но все они неодинаковы для восприятия. А разные звуковые раздражители приводят в возбуждение разные центры в мозге. И именно поэтому может происходить тысячекратное возбуждение одних «мозговых структур», в то время как другие находятся в спокойном состоянии. «Звуковая нагрузка» на мозг должна сказаться и на формирование различий в психике человека, особенно у детей. Воздействие происходит бессознательно, тем самым оказывая наибольшее влияние на психику — в виде эмоционального фона, получившего в науке название фоносемантического значения. Впервые эти значения с помощью опроса многотысячной аудитории начал устанавливать учёный Чарльз Осгуд. Для русского языка эти значения определил учёный, доктор филологических наук А. П. Журавлёв. Были установлены качественные характеристики, позволяющие оценивать влияние звуков на психическое состояние человека, с последовательной психолингвистической интерпретацией. Все эти знания необходимы для более ясного понимания динамики развития личности, для изучения её богатства внутреннего мира, как и последующее проявление этого богатства — уже внешне.

Имя выражает духовую норму бытия, посредством которой определяется «духовная составляющая» личности. Прикоснуться к имени — это значит прикоснуться к самой сути человека. Можно допустить, что имя является посредником между материальным и духовным миром. В прошлом считалось: если человек менял свое имя, то могли произойти кардинальные перемены в социальном статусе этого индивидуума и даже в его судьбе. Учёный В .А. Никонов в своей книге «Имя и общество» приводит отрывок из рассказа Джека Лондона, в котором женщина называет своих сыновей именем погибшего брата Самуила и потом их всех, одного за другим, уносит смерть. Именно поэтому многие специалисты медицинской психиатрии, по психоаналитике, настоятельно не рекомендуют называть своих детей в честь погибших или умерших близких родственников, поскольку считается, что они могут повторять судьбу своих уже ушедших в мир иной предков.

Психиатры из Кембриджского университета провели интереснейшее научное исследование и пришли к чёткому и определённому выводу: оказывается, люди с забавными или как минимум странными именами в 4 раза больше остальных предрасположены к разного рода психологическим отклонениям. Ребёнок с именем, вызывающим насмешки (например, Ясленик или Даздраперма), с самого детства вгоняется в комплекс неполноценности. Неблагозвучность имени — это первое, что бросается в глаза, но ведь смеются не над звучанием слова, а над самим малышом. Было установлено несколько фактов:

учителя в школах упорно ставят низкие оценки учащимся с одними именами и высокие — с другими;

девушки с привлекательными именами плохо продвигаются по служебной или карьерной лестнице в бизнесе, но зато могут достичь заметных успехов в творчестве, на эстраде или других шоу-проектах;

люди, чьи имена начинаются с букв последней трети алфавита, в 3 раза чаще имеют склонность к сердечно-сосудистым заболеваниям.

Имеется связь между именами героев и их судьбами в литературе. Существуют и основные психологические моменты воздействия имени:

Подсознание воспринимает любые слова через их силу, само звучание, ритм, мелодичность, эмоциональную окраску.

Распространённость имени. При этом сила воздействия прямо пропорциональна его редкости.

Ассоциации, связанные с именем (в индивидуальном порядке).

Образы, вошедшие в историю и культуру данного имени.

Конкретный смысл имени как слова, несущего чёткую и конкретную информацию.

Безусловно, ещё не факт, что все эти связи проявятся в жизни человека «в полном объёме» — многое зависит и от воспитания, и от социального окружения, и от личной работы над собой. Но тем не менее энергия, заключённая в имени, несомненно, будет оказывать на человека воздействие. А затем, определив характер этой энергии, ее можно с успехом использовать для достижения жизненных целей. Под «энергией имени» мы понимаем специфику отношения к нему общества и самого обладателя. Нельзя отрицать тот факт, что человеческие симпатии и антипатии имеют характер определённой силы. Точно такой же характер силы имеет и отношение человека к самому себе. Если человек отождествляет себя с именем, он проникается уверенностью и верой в самого себя, чувствует поддержку всего своего рода, он становится более самодостаточным, — а это одно из главных качеств, необходимое для духовной эволюции и психического равновесия.

21 августа 1991 года была завершена операция по развалу СССР, и в результате Латвия получила статус независимого государства. Власти новой страны взяли курс на построение мононационального государства, и лица нелатышского происхождения стали нежелательны. Планомерное вытеснение русских продолжается и сейчас, в наше время. Любая предвыборная полемика латышской элиты не обходится без призывов к ещё более жёстким мерам по вытеснению русского языка. Продолжают ужесточаться языковые проверки и требования. В прошлом году было нанято ещё 40 инспекторов Комиссии по государственному языку для более масштабных проверок знаний латышского как в государственных учреждениях, так и в частных компаниях. Количество русских школ с 1991 года снизилось со 198 до 104, и планируется полное закрытие оставшихся в течение последующих 10 лет. Русских людей продолжают подвергать принудительной ассимиляции, и одним из способов является лишение семейных имён и фамилий и присвоение взамен новых, искаженных, схожих по звучанию с латышскими фамилий и имён.

Закон Латвийской Республики «О государственном языке» гласит, что все иноязычные имена и фамилии в Латвии передаются согласно традициям латышского языка. Написание и правописание регламентируются Правилами Кабинета министров Латвийской Республики № 114 от 2 марта 2004 года, которые предусматривают и допускают любое искажение или трансформацию иноземных имён и фамилий в соответствии с грамматической системой латышского языка.

Пункт 11.2. гласит — «при воспроизведении личных имён не применяются удвоенные согласные: bb, cc, dd, ff, gg, hh, kk, pp, ss, tt, vv, zz». Комментарии: То есть если житель Латвии захочет назвать своего ребёнка Анна, Отто, Савва, Жанна, то паспорт ему выдадут на новое облатышенное имя: Ана, Ото, Сава, Жана.

Пункт 11.3. гласит — «не применяются заимствованные из других языков комбинации согласных ch, ck, dt, th, tc, tz, которые в латышском языке пишутся и произносятся следующим образом: h, k, t, c. Комментарии: Любое сочетание вышеперечисленных комбинаций в имени или фамилии приводит к сокращению букв по усмотрению чиновника паспортного стола — теперь уже на законных основаниях.

Пункт 23 гласит — «Если варианты одной и той же фамилии имеют различные формы рода, фамилия применяется в соответствии с полом собственника фамилии. Если форма мужского рода употреблена в женской фамилии, она заменяется соответствующей женскому роду формой, например: Vilks — Vilka, Zutis — Zute.

Пункт 24 гласит «Если фамилия одной семьи или одного лица применяется в различных вариантах — как в литературной, так и в диалектной форме, выбирается и в дальнейшем в документах указывается (если лицо согласно) форма литературного языка, например, применялись формы Balodis и Bolūdis; рекомендуемый вариант Balodis». Комментарии: это делается в принудительном порядке. «Если вы не согласны с новым написанием, мы не сможем вам выдать паспорт, можете судиться» — самый популярный ответ чиновников.

Пункт 48 гласит «Если в отношении лица в регистр рождения внесено имя, не характерное для его национальности:…» Без комментариев.

Пункт 55 гласит «Личные имена иноязычного происхождения воспроизводятся в латышском языке, по возможности, близко к их произношению на оригинальном языке…» Комментарии: во всём цивилизованном мире предпочтение всегда отдавалось и отдаётся письменному написанию, а не фонетическому звучанию или попыткам отобразить в письменной форме звуковую шкалу. Должна быть разница в понятиях между документальным и литературным написанием.

Пункт 56. Гласит «При воспроизведении иноязычных собственных имён на латышском языке дополнительно к требованиям настоящих правил учитываются разработанные Институтом языка и литературы Латвийской Академии наук (Институт латышского языка Латвийского университета) указания о правописании и произношении иноязычных собственных имён на латышском языке и рекомендации Комиссии по терминологии Латвийской Академии наук». Комментарии: Изумительно высококлассно придуманная схема бесконечного глумления над людьми. Чиновник паспортного стола, почувствовав, что имеет дело с юридически подкованным посетителем, отправляет его в Центр латышского языка, который не имеет никакого юридического статуса и является неким «независимым сегментом» филологического факультета неизвестного Латвийского университета, где выдают справки, в которых указывают, что им кажется, будто данная фамилия или имя на латышский манер должны писаться именно так, а не иначе. Человек возвращается с этой справкой назад в паспортный стол, и чиновник теперь говорит, что он сделать ничего не может, поскольку якобы данная справка является основанием для написания именно такой — новой, облатышенной формы имени и фамилии.

Пункт 61 гласит «В латышском языке личные имена воспроизводятся из других языков письменности латинского алфавита в соответствии с их произношением «на оригинальном языке» и включается в грамматическую систему латышского языка». Комментарии: Иными словами, любая несклоняемая до сих пор фамилия обязана склоняться, к примеру, Вульф, Дац, Мирман, Сок будут заменены в идентификационных документах на Вульфис / Вульфа/е, Дацис / Даце, Миранис / Мирмане, Сокис / Соке.

Латвийское правительство считает, что искажённое написание имён и фамилий, как этого требуют нормы латышского языка, а не в соответствии с имеющимися свидетельствами о рождении, является соизмеримым вмешательством и ограничением личной жизни, исходя из легитимной цели — защиты прав других жителей Латвии на свободное использование латышского языка на всей территории Латвии и защиты демократического устройства государства. Кроме того, таким ограничением частной жизни лица государство способствует стабильности системы латышского языка и направленным на сохранение латышского языка. Это дискриминация по этническому и языковому признаку. Правильное написание данных играет решающую роль в идентификации жителей и никоим образом не мешает другим людям использовать латышский язык в соответствии его с нормами и традициями. Жители Латвии не желают изменять свои имена и фамилии, а наоборот, хотят сохранить свою национальную идентичность и связь со своими родителями. Латвия, искажая фамилия и имена, нарушила права человека и основные свободы, предусмотренные Всеобщей декларацией прав человека, провозглашённой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года. Управление по делам гражданства и миграции МВД ЛР не оспаривает тот факт, что родителями могут выбираться любые имена, но запись должна делаться только с применением правил грамматики латышского языка, даже если это имя нелатышского происхождения. Управление может самостоятельно изменить написание, отличающееся от записи в свидетельстве о рождении, которое никто в установленном судебном порядке не отменял. Управление признает высшую юридическую силу международных договоров, ратифицированных Латвией, однако не руководствуется ими в своих решениях.

27 июня 1997 года Латвия присоединилась к Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод и, таким образом, обязалась признавать приоритет европейских норм над национальным законодательством. Утверждение о том, что искажение иноязычных имен и фамилий вызвано исключительно лингвистическими особенностями латышского языка, неверно. Если бы это было так, то при переводе на другие языки эти имена и фамилии приобретали бы свою первоначальную форму. Иными словами, если бы добавление «с» к именам и фамилиям диктовалось бы особенностями латышской грамматики, то в переводе на другие языки они теряли бы латышское окончание «с». Между тем при переводе документов на другие языки, не подчиняющиеся правилам латышской грамматики, имя и фамилия носителя все равно пишутся с окончанием «с». К примеру Руслан Панкратов в латышском написании Ruslans Pankratovs. Такое же написание будет на всех языках, но перевод этой формы на русский уже даёт иноё имя — Русланс Панкратовс, и в Российской Федерации именно эта форма начинает склоняться. Диплом выдан кому? Руслансу Панкратовсу. Такое «приравнивание» является грубым нарушением ст. 8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Ошибки или неточности работников паспортного стола при применении правил о написании и использовании в латышском языке личных имен других языков, а также новые языковедческие заключения не могут служить причиной того, чтобы было самостоятельно изменено написание личного имени, без разрешения владельца и если индивид сам не желает такого искажения — такое ограничение частной жизни лица является несоразмерным. Схожий вопрос уже был предметом судебного разбирательства в Европейском суде по правам человека по делам Stjerna v. Finland (1994) и Burghartz v. Switzerland (1994)/, а также по делу Guillot.

В этих судебных решениях определено: «Выбор имени ребенка его родителями приобретает интимный и эмоциональный характер и входит в сферу личной жизни. Статья 8 Конвенции не содержит точной нормы в отношении имени. Однако, в качестве средства идентификации внутри семьи и общества имя лица, как и его фамилия, относятся к его личной и семейной жизни» (Guillot 21, 22).

Латвийские суды так и не могут сформулировать до сих пор, почему вводятся ограничения при изменении исторических имён и фамилий. Ведь подобные действия могут быть направлены лишь только в интересах государственной и общественной безопасности, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц. Следуя логике судов и государства, если гражданам Латвии начнут выдавать паспорта с правильным, оригинальным правописанием, то в стране начнется хаос, беспорядки и преступления, страна будет нищей, граждане страны поголовно заболеют и будут безнравственными, и права и свободы других лиц грубо нарушатся.

Люди, интересы которых моя общественная организация «Верните наши имена!» представляет, считают, что новое правописание имён и фамилий разрушает их связь с родителями и предками и является незаконным вмешательством государства в личную и семейную жизнь. Имя и фамилия, данные при рождении, являются незыблемыми и не могут изменяться без их согласия. Я никогда не оспаривал требования грамматики латышского языка и его употребления на всей территории Латвии. Я никогда не возражал против фонетического произношения имён и фамилий в соответствии с правилами латышского языка. Такое произношение не несет никаких правовых последствий. Я же прошу выдать документ, в котором будет правильно отображено правописание имени и фамилии в соответствии с моей национальной идентификацией, именно так, как было указано в свидетельстве о рождении. Такое правописание не нарушает и не может нарушать права других жителей Латвии использовать латышский язык на всей её территории. Самопроизвольные изменения для иностранных имен и фамилий является унизительным, затрагивающим национальные интересы.

Это даёт ложное представление о принадлежности к нации, к которой человек не принадлежит, как если бы он стыдился своей. Мы, русские, глубоко уважаем приверженность латышей к их латышским именам, но хотелось бы, чтобы уважали и приверженность к нашим этническим именам. Наши «нелатышские национальности» и этнические принадлежности являются такими же равноправными, как и латышская национальность, и этническая принадлежность. Мы не считаем, что необходимо давать какие-либо преимущества в правописании своих имён и фамилий применительно к правилам латышской грамматики, поскольку такое преимущество носит для нас откровенно дискриминационный характер.

Латвией нарушено право на национальную идентификацию, которое гарантировано нам статьей 8 ЕКПЧ, статьей 17 Международного пакта о гражданских и политических правах, гарантирующее право на неприкосновенность личной жизни, частью 1 статьи 11 Рамочной конвенции о защите нацменьшинств.

Указанные документы являются нормами международного права, применяются в соответствии с их местом в иерархии юридической силы внешних нормативных актов, имеют более высокую юридическую силу, чем Закон о государственном языке и подчиненные ему нормы Правил кабинета министров. А при констатации противоречия между нормой международного права и нормой прав Латвии применяется международная норма. Таким образом, латвийские суды нарушают требование ст. 6 ч. 1 ЕКПЧ.

Изменение имён и фамилий является несоизмеримым вмешательством в личную жизнь и имеет только одну цель — нарушить историческую связь с семьей. Вывод апелляционного суда, что в контексте статьи 114 Конституции Латвии определение «нацменьшинство» не выделяет какую-либо проживающую в Латвии национальную идентичность, а является как бы противопоставлением тем лицам, родной язык для которых латышский, не соответствует нормам международного права и Рамочной конвенции о защите нацменьшинств от 1 февраля 1995 года. Данный вывод доказывает, что мы являемся жертвой дискриминации, а это, соответственно, является нарушением ст. 14 применительно к ст. 6 п. 1 и ст. 8 ЕКПЧ.

В то же время Латвия, приводя формулировку ч. 1 ст. 11 Рамочной конвенции о защите нацменьшинств, указывает, что данная норма предусматривает возможное ограничение официального признания личного имени. Такое применение международной нормы искажает ее смысл, а ее применение в соответствии с логикой апелляционного суда вообще исключает обязанность государства официально признавать имя и фамилию иностранного происхождения, так как правовая система Латвии этого не допускает. Рамочная конвенция о защите нацменьшинств на территории Латвии вступила в силу 1 июня 2005 года, а законы Латвии, на которые ссылаются латвийские суды, приняты до вступления в силу Рамочной конвенции и не приведены в соответствие с указанной международной нормой права. Латвийское государство обязалось признавать право на официальное признание фамилий, имён и отчеств, но эти обязательства Латвия не выполняет, а отсутствие таких норм в собственной правовой системе лишний раз свидетельствует лишь о неисполнении международных обязательств и тем более никак не может служить правовым основанием отказа. Для латышей их фамилии не искажаются в правописании и не нарушают их национальной идентификации.

Европейский суд по правам человека в Страсбурге в деле «Мустафа против Франции» (досье № 63056/00) от 17 июня 2003 года дал разъяснение, что как средство личной идентификации и указания принадлежности той или иной семье фамилия человека касается его частной и семейной жизни. На это не влияет то обстоятельство, что у государства и общества имеется свой интерес в деле регулирования в вопросе закрепления за людьми тех или иных фамилий. Публично-правовые аспекты закрепления фамилий вполне могут гармонировать с интересами частной жизни человека, как до некоторой степени затрагивающие право личности строить и развивать отношения с его собратьями. Полученные же ответы от судебных властей Латвийской Республики характеризуют бессмысленность и бесполезность обращения в эти органы. Сложившаяся в них практика носит системный и целенаправленный характер на принудительную ассимиляцию нелатышского населения, с которым в Латвии навязывается образ «врага и оккупанта», и не оставляют никаких шансов на то, что нарушенные права человека и основные свободы в этой стране могут быть восстановлены без вмешательства международных судебных инстанций.

Воспроизведение личных имён из языков кириллической письменности выглядит так:

Ионов — Jonovs, Черных — Černihs, Любовь — Ļubova, Елена — Jeļena, в английском произношении это будет звучать как Джелена, а Евгения — Jevgeņija — какДжевгениджа. Юлия Щук произносится как Джулиджа Сука. Крутой — Krutojs, Майоров — Majorovs, Райкин — Raikins, Верещагин — Vereščagins, Белый — Belijs — Belaja / Belija, Высоцкий — Visockis; Высоцкая — Visocka, Кассиль — Kasilis, Kasile, Гоголь — Gogolis, Gogole, Гайдар — Gaidare.

Воспроизведение украинских и белорусских имён:

Цiлуйко — Ciluiko, Олексiова / Алексеева — Oleksijova / Aleksejeva, Астрейка / Острейко — Astreika / Ostreiko.

Воспроизведение финских и норвежских имён:

Reek — Rēks; Liiv — Līvs; Jaansoo — Jānso; Jää - Jē; Käosaar — Keosārs;Teeäär — Tēērs.

Воспроизведение английских имён:

Turner — Tērners, Tērnere; Keith — Kīts, Kīta; Hunt — Hants, Hanta; Young — Jangs, Janga; Coverdale — Kaverdeils, Kaverdeila; Geoffrey — Džefrijs;Hoover — Hūvers, Hūvere; Hook — Huks, Huka; Jones — Džonss / Džounss, Džonsa / Džounsa; Austin — Ostins; Bloomfield — Blūmfīlds, Blūmfīlde; Brown — Brauns, Brauna; Taylor — Teilors, Teilore;Bowie — Bovijs, Bovija; Moore — Mūrs / Moors, Mūra / Moora; Churchill — Čērčils; John — Džons; George — Džordžs; Walter — Volters.

Воспроизведение немецких имён:

Seemann — Zēmanis, Zēmane; Bach — Bahs, Baha; Brahms — Brāmss, Brāmsa;Münchhausen — Minhauzens, Minhauzena; Charlotte — Šarlote; Mozart — Mocarts, Mocarte; Nietzsche — Nīče; Busch — Bušs, Buša; Hebbel — Hebelis, Hebele; Sophia — Zofija, Singer — Zingers, Zingere; Sachs — Zakss, Zaksa.

28 октября 2010 года правительство Латвии отказалось выполнять и решение Комитета по правам человека ООН, в деле № CCPR/C/100/D/1621/2007 который постановил: «Самопроизвольное изменение имени и фамилии в паспортах ЛР согласно правилам латышской грамматики, без разрешения владельца — является явным вмешательством государства в частную жизнь граждан, грубо нарушая статью 17 Международного пакта о гражданских и политических правах». Эксперты международного права ООН отметили, что статья 19 Закона «О государственном языке» устанавливает принцип, согласно которому все имена и фамилии нелатышского происхождения должны писаться согласно правилам грамматики латышского языка. Исключений для имён и фамилий другого этнического происхождения в законе до сих пор не предусмотрено. Комитет напоминает, что даже допускаемое законом вмешательство в правописание и последующее искажение в написании должно соответствовать положениям, целям и задачам Пакта и в любом случае должно быть разумным в конкретных обстоятельствах. Комитет учел названную Латвией цель данного вмешательства — «необходимая мера для защиты латышского языка и его должного функционирования как целостной системы, включая гарантии целостности его грамматического строя». Комитет также учёл сложности, с которыми латышский язык сталкивался при советской власти. Однако, Комитет находит, что такое вмешательство, в таком формате с последующим искажением оригинальной, национальной и этнической форм имён и фамилий, как это делается сейчас, — представляет большие неудобства для жителей Латвии и с точки зрения экспертной группы ООН является абсолютно не разумным, с учётом того факта, что такие исправления несоразмерны преследуемой цели. Комитет считает, что такая произвольная трансформация, как присоединение дополнительных окончаний, склонение несклоняемых фамилий и т.д., причём десятилетиями использовавшихся в оригинальной форме до этого, — это недопустимая мера, и характеризуется как грубое и несоразмерное цели вмешательство. Комитет считает, что самостоятельная модификация имён и фамилий в идентификационных документах, без согласия на то владельца — является вмешательством в неприкосновенность личной жизни граждан, и грубым нарушением статьи 17 Международного пакта о гражданских и политических правах. Согласно статье 2 Пакта, государство-участник обязано устранить нарушение в законодательстве в течении 180 дней, чтобы схожие нарушения не повторились в будущем.

На мой официальный запрос в Министерство юстиции ЛР от 10 июня 2011 года с просьбой проинформировать, какое произведено действие, чтобы устранить нарушения, Министерство юстиции ЛР в своём ответе просит меня особо обратить внимание на постановление Суда Европейского союза (второй палаты) по делу № С-391/09 Runevic-Vardyn et Vardun, в котором сделан вывод, что права Европейского союза не запрещают воспроизводить имя и фамилию лица так, чтобы были соблюдены правила написания государственного официального языка, и что любые постановления Комитета по правам человека ООН не являются юридически обязательными. Они имеют такой же самый рекомендательный характер, как очень многие документы в международном праве, которые отражают желательные стандарты поведения и видения политического будущего, не возлагая на страны-участницы конкретных юридических обязанностей. С учетом упомянутого, на взгляд Министерства юстиции ЛР изменения не являются обязательными и необходимыми.

Дискриминацию и массовое нарушение прав человека в Латвии отмечали в своих докладах и эксперты ООН, и ОБСЕ, и Совета Европы, и ПАСЕ, и Еврокомиссии, и Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации. Однако, все рекомендации латвийскими властями полностью игнорируются. Дискриминационный курс не меняется. Мы должны понимать, что ни у Брюсселя, ни у вышеперечисленных авторитетных организаций нет никаких ни механизмов, ни рычагов давления для политического или административного воздействия на правящую элиту одной из стран — участниц ЕС. Омбудсмен Латвии оставляет без необходимого внимания вопиющие нарушения прав русскоязычного меньшинства Латвии. Правомерен и вопрос о целесообразности содержания и, возможно, даже самого существования данных организаций, раз вся их работа — это мыльный пузырь или фикция. И если Латвия не считает для себя (обязательным) исполнение общепринятых мировых правовых норм, почему должны соблюдать эти правила другие страны. Однозначно мы можем утверждать, что неподчинение происходит потому, что можно не подчиняться, и искусственное создание такого рода дестабилизации в правах жителей ЕС — процесс явно управляемый. Кому и зачем выгодна такая подчёркнуто грубая дискриминация и унизительное глумление над русскими соотечественниками Латвии?

Руслан Панкратов, депутат Рижской Думы, лидер правозащитной общественной организации «Верните наши имена!» и член правления международной организации «Мир без нацизма»

Рига, 15 июля 2015 года

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail