Назад в историю: где в Польше пройдет современная «линия Керзона»

Оформление деления Европы на «ядро» и «периферию» способно привести к неформальному делению стран на зоны. Варшава может оказаться на периферии

Станислав Стремидловский, 14 июля 2015, 15:33 — REGNUM  

Греческий кризис открыл европейский шкаф — и оттуда посыпались скелеты. Их много, и они пугающие. В том числе для Польши. Польские медиа, политики и эксперты, а через них и общество, начинают переосмысливать прежние идеологические месседжи. Еще сравнительно недавно Варшава торжественно отмечала 25-летие независимости и «воссоединения» с европейской семьей. Польша бежала от советского прошлого так быстро, что даже вычеркнула годы существования социалистического государства из своей истории. Европейский союз казался панацеей, в чем есть большая доля правды. Польша много добилась при активной помощи Брюсселя, но всегда есть «но», и сегодня в некоторых изданиях можно увидеть глухое ворчание и недоумение. Европейские инвестиции пошли на строительство инфраструктуры, многочисленных культурных центров и музеев, однако будет ли в будущем стране по силам обслуживать эти монументальные проекты? Ведь греческий опыт показал, что бывает, когда обязанности превышают возможности и становится невозможно поддерживать навязанные стандарты. Это первое.

Вторым стало не самое приятное «открытие» Германии во время «греческого кризиса». Когда оппозиционные нынешней правящей коалиции партии пугали «избирателей» немцем, это списывали на исторические травмы первой половины XX века, при этом в связке с Берлином неизменно шла Москва. Однако события последних недель, ход переговоров Евросоюза с Афинами показал полякам, что Германия способна сокрушать ребра европейским народам и сама по себе. Даже когда греческое правительство во главе с Алексисом Ципрасом, как замечает вице-спикер Европарламента Рышард Чернецки, представляющий польскую партию «Право и Справедливость» (PiS), провело общенародный референдум, чем укрепило свои позиции, это не помешало Берлину оказать сильнейший нажим на Грецию, вызвав, по замечанию директора американского аналитического центра Stratfor Джорджа Фридмана, парадоксальную ситуацию. До референдума нажим канцлера Ангелы Меркель и министра финансов Вольфгана Шойбле на Ципраса и его команду можно было трактовать как атаку против конкретной политической силы, сформировавшей кабинет министров, что является нормальной международной практикой. Однако после голосования, где «нет» европейским реформам в полтора раза превысило «да», действия Германии выглядят как ультиматум всему греческому народу. Иначе говоря, Греции предложили стать протекторатом Берлина и Брюсселя, отмечают некоторые польские издания. Как считает портал Wirtualna Polska, «греческий кризис» доказал, что более мощное государство способно диктовать свои условия слабому, а воля народа и суверенитет для крупных игроков имеют второстепенное значение».

А это значит, что актуальным становится вопрос — какие меры собираются предпринять «крупные игроки», под которым сегодня в Европе часто видится преимущественно Германия, чтобы в будущем исключить неповиновение своих «вассалов». Шойбле дал понять это двумя предложениями. Он лоббировал идею временного исключения Греции из еврозоны. Помимо того, пишет польская газета Rzeczpospolita, немецкий министр финансов старался навязать грекам решение, чтобы приватизацией их государственных активов на общую сумму 50 миллиардов евро занимался бы некий фонд в Люксембурге, который является дочерней компанией немецкого государственного банка KfW, чьим председателем совета директоров является сам Шойбле. Немецкий план оказался настолько «нахальным», что против него выступила Италии и ряд других стран еврозоны. Но все выглядит так, что Рим и его союзник Париж не долго смогут противостоять напору Берлина. Соответственно, Германия идет к тому, чтобы «возложить» на себя функции фактического и единственного эмиссионного центра, а заодно поставить под свой контроль «кошельки» суверенных членов Европейского союза.

Для европейцев на кон поставлено многое. Отвлеченные ранее дискуссии евроцентристов и евроскептиков переходят в новое качество. Что ждет Европу — качественный скачок в направлении создании «Европейских федеративных штатов» с усилением роли наднациональных структур, которые, впрочем, будут получать директивы из понятно какой страны, или «распад» Евросоюза на блоки, один из которых аккумулирует государства «второго сорта», периферию «ядра», обреченные на вечное отставание от «локомотива»? Польские аналитики не уверены, что Польше не окажется именно в этой периферийной среде, и опасность видят не только от Берлина. Эксперт Центра стратегического анализа Кшиштоф Рак обращает внимание на «политический план» по реформированию ЕС от премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона, который евроскептицизм британских избирателей трансформирует в идеи ограничения прав иммигрантов. «В Польше есть представления, что Лондон из-за евроскептицизма является союзником нашей страны в Евросоюзе, — указывает эксперт. — Даже если это так, то альянс носит идеологический характер. На наши отношения решающее влияние оказывает тот факт, что Лондон является европейским центром силы и частью евро-атлантической экономической системы, а Варшава — слабое периферийное государство. Есть все признаки того, что эффектом игры Кэмерона станет не укрепление позиций национальных государств в ЕС, а ограничение прав иммигрантов. Главной жертвой этого будут польские граждане, которые уезжают из нашей страны на заработки».

Добавим от себя и другие потенциальные угрозы. Оформление деления Европы на «ядро» и «периферию» способно привести к неформальному расколу последних на зоны. Для Польши это может означать, например, то, что западные регионы страны, Силезия и другие, будут более плотно вовлечены и интегрированы в политические и экономические механизмы «ядра», чем восточные воеводства. Это не такой уж нереальный сценарий. Не случайно силезские «автономисты», которые ежегодно устраивают марши, в этом году, помимо неизменных лозунгов о самоуправлении, потребовали правового признания силезской этничности как национального меньшинства и силезского языка как языка регионального. Одновременно будет снижаться роль суверенной внешней политики. Варшаву уже отодвинули от урегулирования на Украине, выведя за рамки нормандской группы и минского процесса. Вторым действием, которое негативно и с тревогой восприняли некоторые польские аналитики, стала совместная российско-германская инициатива о строительстве дублирующего «Северный поток» газопровода. Польский портал Defence24, комментируя саммит БРИКС и ШОС в Уфе, отмечает, что создание энергетического союза под эгидой БРИКС, «к сожалению», является успешной стратегией России. «В последнее время ситуация на Украине немного успокоилась, и некоторые страны, такие как Германия, начали смело возрождать свое сотрудничество с Россией, несмотря на риторику «крутого курса» и «поддержки санкций», — подчеркивает издание. — Это не только увеличение потребления российского газа, но и проект расширения «Северного потока». История повторяется — проложенная по дну Балтики труба может стать инструментом, из-за которого лопнет европейская солидарность. Страны, заинтересованные в реализации своих интересов и сотрудничестве с Москвой, получат удобное алиби в виде азиатского разворота «Газпрома» на фоне сообщений об «энергетическом БРИКС».

Иногда складывается впечатление, что советская Польша в блоке Варшавского договора, каким бы он ни был «тоталитарным», имела больше самостоятельности и влияния, чем сейчас. Впрочем, очень часто чечевичная похлебка становится более выгодным приобретением, чем первородство. Однако со временем не остается ни того, ни другого, а только скелеты из чужого европейского шкафа.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.