Зачем Азербайджану захотелось в ШОС?

Кто и как дальше будет разыгрывать «карабахскую карту»

Станислав Тарасов, 12 Июля 2015, 17:59 — REGNUM  

Итоги состоявшегося в Уфе 15-го заседания Совета глав государств — членов Шанхайской организации сотрудничества — Казахстана, Киргизии, Китая, России, Таджикистана и Узбекистана — во многом были предсказуемы. Еще в апреле, комментируя решения 10-й встречи глав стран — участниц Совета безопасности ШОС, секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев сообщал, что «мы обсудили ход рассмотрения заявок о приеме Индии, Ирана и Пакистана, а также заявок о предоставлении Белоруссии статуса наблюдателя, а Азербайджану и Армении — статуса партнера по диалогу», и «наше мнение будет доведено до глав государств». При этом он подчеркивал, что председательство России в ШОС в этом году «исходит из необходимости дальнейшего повышения авторитета организации в мировых делах и ее последующего укрепления в качестве полноформатной международной организации». Правда, позже советник президента России Антон Кобяков многозначительно заявил, что для вступления в ШОС существуют строгие критерии: «Есть порядок, это не „захотел — вступил“. Есть 28 документов, где прописаны четкие правила приема в организацию. Их надо соблюдать, прежде чем вступить ШОС».

Шанхайская организация сотрудничества занимается кооперацией как в области безопасности, так и экономики. Однако ни военным блоком, во всяком случае, на данном этапе, ни экономическим союзом в полном смысле слова не считается Эксперты больше склоны считать ШОС структурой, которая позволяет «в мягком режиме» активизировать координацию внешней и экономической политики, а также решать проблемы в сфере безопасности группе государств, занимающих важное положение в Евразии. Поэтому, несколько перефразируя слова главы МИД России Сергея Лаврова, прием новых членов хотя и обеспечивает «приток «свежей крови», который «придаст организации дополнительную энергию, будет способствовать ее модернизации», является неоднозначной акцией с точки зрения обеспечения в будущем эффективности действия, международного авторитета этой структуры. Кстати, открывая расширенное заседание Совета глав государств в Уфе, президент России Владимир Путин неслучайно говорил: «Еще целый ряд стран высказывают заинтересованность в подключении в той или иной форме к нашей организации. Будем внимательно с учетом соответствующих требований рассматривать их заявки». Но как бы то ни было, ШОС из «шестерки» превратилась в «восьмерку» за счет вступления Индии и Пакистана. Что касается Ирана, то препятствием для рассмотрения его заявки на присоединение остаются санкции ООН, наложенные на страну. Дело в том, что, согласно правилам организации, страна-соискатель не должна находиться под санкциями. К рассмотрению заявки Тегерана решено вернуться после успешного завершения переговоров по его ядерной программе в Вене и снятия с этой страны запретительных мер Совбеза ООН. Азербайджан, Камбоджа, Армения и Непал присоединяются к ШОС в качестве партнеров по организации. А Белоруссия получила статуса наблюдателя.

Как считает World Politics Review, объективно расширение географической составляющей Шанхайской организации сотрудничества может изменить ее миссию и глобальную значимость как региональной многосторонней организации. Экономическая составляющая этой структуры не представляет загадки. Участники ШОС зафиксировали в декларации, что они продолжат создание Фонда развития и Банка развития, поддержали самую масштабную инфраструктурную инициативу Китая — создание экономического пояса «Шелковый путь». Проблема в политике. Лидеры Шанхайской организации сотрудничества наряду с экономикой дают понять, что намерены стать и площадкой, на которой могли бы работать непримиримые соперники. Так, Индия и Пакистан получили статус полноправных членов, а Армения и Азербайджан, потенциальные члены ШОС, почти три десятилетия спорят о судьбе Нагорного Карабаха. Для Еревана, члена ОДКБ и Евразийского экономического союза (ЕАЭС), участие в Шанхайской организации сотрудничества является еще одним логическим шагом в сторону масштабных интеграционных процессов. Более того, президент Армении Серж Саргсян, говоря о заинтересованности своего государства в деятельности организации, обозначил еще один акцент: обеспечение безопасности в регионе. Армения не является проблемой при определении общих приоритетов, создании механизмов для принятия согласованных экономических и политических решений.

Что касается Азербайджана, то тут необходимо обратить внимание на такие важные нюансы, которые выявляют опасность для ШОС, которая может принять форму неустойчивого геополитического гибрида. Судите сами: одно время в Баку зачастили кремлевские высокопоставленные чиновники, и это послужило основанием для появления слухов о том, что «Россия уговаривает Азербайджан» вступить в Евразийский экономический союз. При этом бакинские политологи рассуждали о факте как о каком-то предложении Баку со стороны ЕАЭС: освобождение Ереваном как минимум пяти оккупированных районов вокруг Нагорного Карабаха. Потом Эльман Насирли, руководитель Центра политических исследований Академии госуправления при президенте Азербайджана, заявил следующее: «Мы не можем состоять в одной организации со страной-агрессором, оккупирующей наши земли и не желающей их освобождать». Но почему же тогда Баку пренебрег этим принципом и стремится в Шанхайскую организацию сотрудничества вместе с Арменией? Тем более что, как заявил Sputnik депутат Милли Меджлиса Захид Орудж, Азербайджану придется взять на себя «экономические обязательства, которые он не сможет соблюдать». Не скрывается ли в этом попытка на базе ШОС создать новый формат в переговорном процессе по карабахскому урегулированию? И не есть ли это попытка Баку на базе различных геополитических ориентаций расколоть или вообще развалить Минскую группу ОБСЕ даже с оттеснением России?

Предпосылки для подобной комбинации существуют. «Все должны знать, что та страна, — говорил в этой связи один из бакинских политологов, — которая убедит Армению освободить захваченные районы и отказаться от поддержки сепаратизма, сможет рассчитывать на стратегический союз с Азербайджаном». Как писали «Азербайджанские известия», членство Азербайджана в ШОС давало бы ему шанс теснее взаимодействовать с Китаем и странами Средней Азии. По заявлению бывшего азербайджанского дипломата Фикрета Садыхова, Евразийский экономический союз сформирован под эгидой России, а в Шанхайской организации сотрудничества доминирует Китай, и ШОС может стать новой площадкой для обсуждения карабахского вопроса. Садыхов считает, что «потенциал МГ ОБСЕ давно исчерпал себя и ждать положительных результатов от данной организации бессмысленно». В этом направлении размышляет и президент государственной азербайджанской нефтегазовой компании SOCAR Ровнаг Абдуллаев, который считает, что в перспективе Баку получит реальные шансы подключиться к поставкам газа в Китай. Согласно прогнозам многих международных экспертов, к 2020 году спрос на газ в этой стране вырастет до 280 млрд кубометров.

Трубопроводы, как известно, создают долгосрочную взаимозависимость между государствами, что сказывается как на их геополитическом позиционировании, так и в выстраивании будущего сотрудничества. Баку получает возможность, играя на альтернативных маршрутах газовых месторождений Каспийского моря, оказывать давление на Запад с целью склонить его в сторону урегулирования карабахского конфликта только по своему сценарию. Наступает момент принятия серьезных решений, которые способны предопределить ход событий в регионе Каспия на ближайшие десятилетия. Не случайно Вашингтон снова стал обхаживать Азербайджан: то президент США Барак Обама решил вступить в переписку с Алиевым, то в столицу зачастили высокопоставленные американские чиновники. На днях Баку посетил спецпосланник и координатор Госдепартамента по международным энергетическим вопросам Амос Хокштайн, который пытался убедить местные власти в том, что «Америка является другом и стратегическим партнером Азербайджанской Республики». Как напоминает американский журнал Foreign Policy, «ШОС, созданная Китаем, Россией и четырьмя другими государствами Центральной Азии в 2001 году, изначально служила площадкой для урегулирования пограничных споров между участниками». Но если Баку хочет реанимировать это ее значение, продолжая одновременно заигрывать с Западом, ему потребуется грациозность и ловкость натренированного гимнаста Тибула.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
09.12.16
Тост Путина: «За героев нашего Отечества! За Россию!»
NB!
09.12.16
Лавров: Русофобия немецких СМИ – впереди планеты всей
NB!
09.12.16
Единороссы не помогли: рабочий выплатит комбинату олигарха 3 млн рублей
NB!
09.12.16
Лавров: НАТО пытается втянуть Черногорию до ухода Обамы
NB!
09.12.16
Лукашенко об ЕАЭС: «Зачем нам такой союз?»
NB!
09.12.16
Лишь 8% жителей России уверены, что их пенсии хватит на жизнь: опрос
NB!
09.12.16
В центральном офисе «Почты России» прошел обыск
NB!
09.12.16
Приднестровье: пойдёт ли Евгений Шевчук на государственный переворот?
NB!
09.12.16
Без России никак: продажа крупнейшего химзавода Украины снова не состоялась
NB!
09.12.16
Дороги еще есть, а возить по ним уже нечего: обзор инфраструктуры Украины
NB!
09.12.16
Мотоспортсмены из России презрели память жертв концлагерей в Эстонии
NB!
09.12.16
Ярославская область забирает у муниципальных властей водоканалы
NB!
09.12.16
Кремль: Оружие США может попасть в руки террористов
NB!
09.12.16
Песков: Интерес США к приватизации «Роснефти» — это нормально
NB!
09.12.16
«Бюджет-2017 — бюджет консервации»
NB!
09.12.16
«Политика Трампа может бросить страны Азии в объятия Китая»
NB!
09.12.16
В Новосибирске дорожают завещания и чеснок
NB!
09.12.16
Госдума приняла федеральный бюджет на 2017-2019 годы
NB!
09.12.16
Рейтинг эффективности управления в субъектах Российской Федерации в 2016 г
NB!
09.12.16
Радио REGNUM: первый выпуск за 9 декабря
NB!
09.12.16
С Украины на Колыму: малолетние дети два года прожили в автомобиле
NB!
09.12.16
National Interest: ЕС – «Титаник», идущий прямиком на айсберг