Эксперт: Казахстану лучше было не разрабатывать Кашаган

Кашаган на Каспии — уже сейчас самое дорогое месторождение в мире — расходы на освоение месторождения с первоначальных 10,3 млрд долларов выросли более чем в 10 раз

Астана, 8 июля 2015, 22:56 — REGNUM  Казахстанская национальная нефтяная компания АО «НК «КазМунайГаз» (КМГ) намерена продать фонду национального благосостояния «Самрук-Казына» свою 50-процентную долю участия в проекте Кашаган (гигантское шельфовое нефтегазовое месторождение Казахстана в северной части Каспийского моря). Сумма сделки составит 4,7 млрд долларов. Об этом говорится в сообщении КМГ, опубликованном на сайте Лондонской фондовой биржи. Там же сообщается, что провести сделку планируется до конца текущего года. Есть еще один оговоренный пункт: «Самрук-Казына» предоставит КМГ опцион на покупку, предоставляющий последней право выкупить все или часть акций Кашагана в любую дату между 1 января 2018 года и 31 декабря 2020-го. Это — крайне любопытная сделка, если учесть, что КМГ фактически принадлежит Фонду национального благосостояния. Для чего нужно перекладывать долги из одного кармана в другой и отразится ли сделка между КМГ и фондом «Самрук-Казына» по продаже акций Кашагана на сроках запуска проекта? Об этом корреспондент ИА REGNUM спросил у казахстанского экономиста, аналитика Сергея Смирнова.

ИА REGNUM: Сергей, как вы думаете, каковы истинные причины данной сделки?

Я думаю, что это все затеяно как реструктуризация долга КМГ. Недавно (председатель правления АО «Самрук-Қазына») Умирзак Шукеев заявил, что суммарный долг КМГ составляет 18 млрд долларов. Из этого можно сделать вывод, что КМГ не в состоянии тянуть данный проект и вкладываться в его развитие. Еще одной целью данной сделки может быть повышение имиджа компании. Ведь вряд ли кто-то будет давать ей кредиты, зная, что у нее такие огромные долги.

ИА REGNUM: Но ведь фонд «Самрук-Казына» как материнская компания КМГ мог бы просто дать «дочке» деньги для закрытия долга?

Я сомневаюсь, что «Самрук» может выделить КМГ 18 млрд долларов. Если он это сделает — он сам может по миру пойти. У него же не только КМГ — убыточная компания. Есть и другие.

ИА REGNUM: Сумма сделки 4,7 млрд долларов. При долге в 18 млрд они вряд ли помогут. К тому же какой смысл покупать акции, которые, по сути, и так тебе принадлежат?

Ну де-юре акции принадлежат КМГ. И все долги должен выплачивать именно он. И когда «Самрук» покупает половину активов КМГ на Кашагане, он тем самым сокращает и выплаты КМГ по Кашагану, берет их на себя и, размазывая по всей структуре фонда, увеличивает инвестиционную привлекательность «КазМунайГаза».

ИА REGNUM: Имеет ли к этой сделке отношение заявление премьер-министра Казахстана Карима Масимова о запуске Кашагана в конце 2016 — начале 2017 года?

Думаю, да. Я полагаю, что запуск Кашагана произойдет значительно позже того срока, который пообещал премьер. А раз запуск произойдет позже, то и КМГ придется вкладываться в проект больше. А так как у него огромные долги, то ему платить за свое участие в Кашагане особо и нечем.

ИА REGNUM: То есть рассчитывать на то, что с приходом фонда «Самрук-Казына» в проект изменятся сроки его запуска, не приходится?

Неважно, кто придет на Кашаган, — это никак не повлияет на начало его эксплуатации. Проект Кашаган сам по себе сложен технологически. Инвестор (как недавно Китай) может принести деньги, а нужны технологии, которых на сегодняшний день, похоже, ни у кого нет. Все инвесторы данного проекта, это уже очевидно, переоценили свои возможности. Поэтому проект никак не могут запустить и регулярно переносят сроки.

Не стоит забывать и о том, что конец 2016 и начало 2017 года — это зимний период. А в зимний период проводить какие-то работы на Кашагане весьма проблематично: там мелководье, все промерзает, что приводит к технологическим проблемам. Кстати, ранее срок запуска проекта уже переносился с зимнего периода на весну как раз по этой причине.

ИА REGNUM: То есть вы не верите, что запуск будет осуществлен в конце следующего года. Но когда?

Прогнозы делать сложно, так как информации по проекту практически никакой нет: ни о состоянии оборудования, ни о других технических проблемах. Вот в сентябре прошлого года они пытались его запустить, но оказалось, что произошло растрескивание труб (из-за чего произошла утечка попутного газа). Другое оборудование также требует ремонта и замены, даже несмотря на то, что не эксплуатировалось. Об этом не говорят, конечно, но я думаю, такие проблемы есть.

ИА REGNUM: Карим Масимов заявил также, что инвесторы будут менять прохудившиеся трубы за свой счет: так как «они не являются возмещаемыми — государство не будет возмещать эти расходы». Не приведет ли это к еще большей отсрочке проекта?

Это очень интересное заявление. Ведь тот же «КазМунайГаз» является соинвестором проекта.

ИА REGNUM: А теперь и «Самрук-Казына»… Получается, что в любом случае государство частично будет возмещать данные расходы?

Не напрямую, а опосредованно.

ИА REGNUM: Почему Кашаган — крупное нефтегазовое месторождение, чьи геологические запасы нефти оцениваются в 4,8 млрд тонн, до сих пор не запущен, несмотря на то, что глава государства придает этому проекту огромное значение. Кто в этом виноват?

Кашаган в первую очередь имиджевый проект. Других месторождений крупных у нас нет. Те месторождения, которые «КазМунайГаз» разрабатывает на суше, уже прошли пик добычи. Тот же Тенгиз должен выйти на пик добычи в 2025—2030 годах, и затем начнется падение объемов. На Кашагане ситуация иная. Это очень сложное месторождение. По геологическим условиям он похож на Тенгиз. Но Тенгиз на суше был сложен в разработке, а Кашаган находится под водой. Не стоит забывать, что, несмотря на официальные заявления, мол, Кашаган был открыт в годы независимости Казахстана, это месторождение было известно еще советским геологам. Но тогда, зная о его сложности, даже не пытались начинать разработку. Кроме того, в советские годы Северный Каспий был заповедной зоной, и любые геолого-разведочные работы там были под запретом. У нас же, в связи с тем, что ставка сделана на экспорт сырья, на экологию наплевали. В результате мы получаем гибель тюленей, рыбы и т. д.

ИА REGNUM: Есть ли тогда резон заниматься этим проектом?

На мой взгляд, гораздо эффективнее было бы развивать рыбный промысел. К примеру, разводить тех же осетров. Тем более что основная мировая популяция осетров как раз на Каспии. И при грамотном ведении данного промысла, по оценкам специалистов, доход можно получить в несколько раз больший, чем от добычи нефти на Кашагане. Но ведь этим заниматься надо. Добыча нефти — проще: пробурил скважину и качай на экспорт. Но на Кашагане столкнулись с непредвиденными трудностями. И инвесторам уже некуда деваться: в месторождение вложены огромные деньги. Они, конечно, пока не в убытке, так как смогли прилично заработать на росте своих акций. Но если дело так будет продолжаться и дальше — убытки неизбежны. Ведь, по мнению экспертов, Кашаган уже сейчас самое дорогое месторождение в мире (расходы на освоение месторождения с первоначальных 10,3 млрд долларов выросли более чем в 10 раз). И это до начала добычи «большой нефти», а что будет после запуска, особенно, если учесть долговременный тренд низких цен на нефть? Себестоимость добычи барреля нефти на Кашагане оценивается примерно в 100 долларов. О какой выгоде можно говорить, если нефть будет стоить 65−70 долларов за баррель?

ИА REGNUM: И как быть в этой ситуации?

По-хорошему туда вообще не надо было лезть. А сейчас вся эта история напоминает Азербайджан. Помните, в 1994 году там был заключен «Контракт века», когда 13 нефтяных компаний подписали соглашение о совместной разработке трех нефтяных месторождений — Азери, Чыраг, Гюнешли. Какой тогда был ажиотаж! А сегодня об этом «контракте века» никто и не вспоминает. Вот и с Кашаганом, похоже, происходит то же самое. Казахстан загоняет себя в угол: замены нефтяной игле как не было так и нет…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
26.04.17
Минск идет курсом на экономические рифы. Свистать всех наверх?
NB!
26.04.17
Заход жуликов на порт «Южный». Украинский эксперимент продолжается
NB!
26.04.17
Украина достигла совершенства. Теперь всё
NB!
26.04.17
Эстония в воронке ненависти
NB!
26.04.17
Грузия выбирает мирный путь. Но с великим трудом
NB!
26.04.17
В США вышел новый фильм о русских — со Шварценеггером в главной роли
NB!
26.04.17
Иначе – беда. Новая техника требует новой культуры управления
NB!
26.04.17
Энергоблокада ЛНР: в семью вернутся те, кто не вымрет, как динозавры?
NB!
26.04.17
Казахстан: тенденцию к исламизации нужно подавлять сразу
NB!
26.04.17
В Бразилии протестующие индейцы применили против полиции лук и стрелы
NB!
26.04.17
ПМР: «Приднестровские» инициативы Додона — «пыль в глаза и популизм»
NB!
26.04.17
США против КНДР: почему не применяется проверенная «мягкая сила»?
NB!
26.04.17
Куда заводит свобода, или Остепенившийся революционер
NB!
26.04.17
Фабрика законов: как строится новая Государственная дума — 2
NB!
26.04.17
Герника: трагедия, ставшая торговой маркой
NB!
26.04.17
«При цене ниже 100 долларов за баррель интереса к Арктике не будет»
NB!
26.04.17
«Русские хакеры рассказали, что Макрон изменил жене с мужчиной»
NB!
26.04.17
«Транзит газа через Украину могут оставить, чтобы ЕС не мешал «Газпрому»
NB!
26.04.17
Старт продаж «народных облигаций»: Станут ли ОФЗ альтернативой вкладам?
NB!
25.04.17
Курдский тупик: Почему Рабочая партия Курдистана укрепляет власть Эрдогана
NB!
25.04.17
Отставка председателя правительства Астраханской области была предсказуема
NB!
25.04.17
Путин присвоил звание Героя Труда пяти гражданам РФ