Фрагментация мировой финансовой системы неизбежна — мнение

«Мировая финансовая система неминуемо будет фрагментироваться, она будет достаточно быстро трансформироваться, если не сказать, что она будет даже каким-то образом распадаться»

Москва, 7 июля 2015, 20:31 — REGNUM  Сегодня одной из наиболее обсуждаемых тем в мировой экономике, конечно, остается ситуация вокруг Греции, которая недавно объявила о техническом дефолте. Теперь все ждут результатов переговоров, учитывая итоги прошедшего референдума. Вся эта ситуация не просто заставляет задуматься экономистов и экспертное сообщество, а действительно затрагивает многие аспекты повседневной жизни.

Греческий вопрос широко обсуждался и на Петербургском международном экономическом форуме, где на пленарной сессии выступил премьер-министр этой страны Алексис Ципрас. Вместе с другими участниками Ципрас поднял очень актуальную тему, касающуюся стабильности мировой экономической системы. В частности, он сообщил, что «все более важную роль в мировой политике и экономике начинают играть другие силы, а экономический центр планеты сдвигается».

Вопрос распределения сил в мировой экономике и потенциальные геополитические риски использования глобальной торгово-финансовой системы был поднят и в рамках панельной сессии ВТБ Капитал «Мировая финансовая система — гарант или угроза стабильности?».

Большинство участников сессии поддержали мысль о неизбежности фрагментации мировой финансовой системы. «Мировая финансовая система неминуемо будет фрагментироваться, она будет достаточно быстро трансформироваться, если не сказать, что она будет даже каким-то образом распадаться», — заявил Андрей Костин, президент — председатель правления Банка ВТБ. По его словам, «нынешняя финансовая система используется не по своему прямому назначению, а в качестве средства для достижения геополитических целей и оказания политического давления».

По мнению Андрея Костина, ощущение, что мировая финансовая система не является гарантом стабильности, появилось еще в ходе кризиса 2007−2009 годов. Мировое сообщество среагировало на кризис разработкой новых мер по защите финансовой системы, например, были выработаны требования Базеля III, но эти меры, считает Костин, не получили дальнейшего развития в силу нескольких причин.

«Первое — это нежелание развитых экономик идти на компромисс с экономиками развивающихся государств», — заявил глава ВТБ. По его словам, доля развитых экономик снизилась за последние 25−30 лет с 80 до 50%, а изменение квот в МВФ не может получить одобрение Конгресса США. «Сегодня крупнейшие развивающиеся экономики под воздействием геополитического фактора и политики, которые проводят развитые страны, безусловно будут стремиться к созданию альтернативных, если не независимых, финансовых центров», — убежден Костин.

Вторым барьером Андрей Костин назвал механизм санкций. По его словам, использование санкций в отношении такого крупного государства и крупной экономики стран 20-ки, как Россия, — это, конечно, «беспрецедентное событие».

Глобальный финансовый кризис, по мнению главы ВТБ, уже привел к «более домашней ориентации всех банков». «Мы не исключение, мы тоже сегодня концентрируемся на российском рынке, в том числе, принимая во внимание те внешние угрозы, которые несет сегодня международный бизнес для нас, — заявил Костин. — Поэтому мы очень активно выступаем за развитие рублевых расчётов, мы считаем, что Россия очень много сделала по пути движения к конвертируемости рубля, отменила практически все ограничения на капитальные операции и т.д. Но не сделала последнего шага, по существу, не стала использовать рубль в расчетах с основными торговыми партнерами».

Продолжая мысль Андрея Костина, заместитель министра финансов Российской Федерации Алексей Моисеев назвал ошибкой тот факт, что Россия была полностью открыта и доверяла международным финансовым партнерам. «Весь прошлый год мы работали над исправлением этой ошибки, над созданием альтернативных возможностей для развитием финансовой системы на территории нашей страны таким образом, чтобы, как мы сейчас себе ставили задачу, ни при каких условиях не возникало, как минимум, сбоя в осуществлении расчетов и других финансовых операций», — заявил Моисеев. Он сообщил, что Минфин совместно с ЦБ работает над возможностью осуществления передачи финансовой информации внутри страны. Кроме того, сейчас создается нормативная база для работы внутри России рейтинговых агентств независимо от их международной деятельности. Новая нормативная база, сказал Моисеев, не позволит рейтинговым агентствам произвольно отзывать рейтинги российских компаний или эмитентов, а Минфин и ЦБ будут использовать рейтинги по национальной шкале для «предоставления рейтинга ликвидности через свои операции и операции тех организаций, которые мы регулируем».

Важнейшим вопросом Моисеев назвал вопрос использования рубля в международных расчетах. По его словам, российские системы биржевой торговли, клиринга и учета прав на ценные бумаги уже вышли на лучшие международные уровни и независимы от зарубежных центров, что привлекает на российский финансовый рынок крупнейших международных инвесторов.

Моисеев назвал «абсолютно вопиющим» факт использования международной финансовой инфраструктуры как некоего политического оружия и шантажа. Это уже привело к тому, что, по словам замминистра, многие международные партнеры, «причем, не только партнеры тех стран, которые так или иначе попали или рискуют попасть под санкции» и под риск отключения тех или иных услуг, уже обращаются к России за опытом по созданию «альтернативной платежной системы или системы платежных расчетов, карточек и т.д.»

Участники сессии говорили о неизбежности отказа от вашингтонского консенсуса, подразумевающего полную свободу перемещения капитала. Шамшад Ахтар, Исполнительный секретарь экономической и социальной комиссии ООН для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО), считает, что опыт азиатских стран по преодолению кризиса конца 90-х годов показывает, что «контроль над капиталом можно учредить, успешно регулировать потоки капитала с помощью макропроденциальных мер и эффективно управлять ими без того, чтобы наносить ущерб рынкам».

Профессор Ричард Вернер в своем выступлении заявил о пагубности открытости экономик развивающихся стран. «Нет ни одной страны в мире, которой бы получилось развиться до финансовой державы, используя эту теорию», сказал он о теории «сравнительного преимущества» Дэвида Риккардо, выраженной на сегодня в «хищнической форме глобальной системы» — вашингтонском консенсусе. «Уже давно пора создать альтернативную систему», — сказал Вернер, которая будет «более разнообразной, более диверсифицированной, у нее будут разные столпы, потому что нам нужна система, которая справедлива для всех, которая предлагает альтернативы для других стран».

Заключая дискуссию, Андрей Костин выразил основную позицию российского и международного бизнеса: «Развивая сегодня отношение с Азией, с Азиатско-Тихоокеанским регионом, мы все равно причисляем себя к европейской нации, и для нас, конечно, такое поведение политических лидеров этих стран — неприятный сюрприз… я не встречал еще ни одного бизнесмена или банкира, будь то европейского или американского, с кем мы уже работали, который бы не хотел иметь с нами дело. Каждый из них хотел бы восстановить тот уровень сотрудничества, который у нас был».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.