Чем обернётся для Турции вмешательство в сирийскую «жару»?

Планируемый ввод войск в Сирию нацелен на решение властных вопросов в самой Турции

Ариф Асалыоглу, 7 июля 2015, 15:32 — REGNUM  

Без преувеличения можно сказать, что Турция сегодня переживает один из самых насыщенных периодов в своей республиканской истории. На повестке дня оказался и экономический кризис, который наступил после череды выборов разного уровня. Сюда следует добавить и угрозу войны на границе с Сирией, которая кажется неизбежной. Важность для Анкары представляют не только попытки формирования коалиции в правительстве, но и анализ развития событий в Сирии. Из сведений, просочившихся в прессу, стало известно, что премьер-министр страны Ахмет Давутоглу отдал приказ Генштабу пересечь границу и войти в Сирию, что взбудоражило все слои общества. Генштаб и министерство иностранных дел выступили против. Начальник Генштаба обозначил главе правительства все риски и последствия этого приказа, после чего Давутоглу сделал несколько шагов назад. Однако заседание совета безопасности под председательством президента Реджепа Тайипа Эрдогана превратило этот приказ в «письменную директиву». Начальник Генштаба во второй раз попытался разъяснить международные последствия этого действа и те риски, которые Турция возьмет на себя в случае вторжения. Чиновники из министерства иностранных дел настаивают на том, чтобы планы и цели этой операции были непременно доведены до сведения НАТО и согласованы, прежде всего, с Россией.

После завершения совета под председательством президента и премьер-министра руководство Генштаба провело ряд заседаний высшего командного состава, где обсуждалась ситуация на границе с Сирией: была определена «дорожная карта» возможной операции и отдан приказ готовиться к ней. Военные части пограничных гарнизонов уже демонстрируют повышенную активность. Сирийская директива, столкнувшая лбами гражданскую власть и армию, породила глубокие споры в обществе. Руководство Вооруженных сил Турции попыталось успокоить общественность, пообещав, что вопрос о «вторжении турецких военных в Сирию» не рассматривается. Армия не хочет вмешиваться во внутренний конфликт и оказывать поддержку сирийским боевикам, воюющим против режима Башара Асада и ИГИЛ. Очевидно, что до тех пор, пока не будет выбран председатель парламента (меджлиса), пока не будет сформирован Совет парламента, вооруженные силы не предпримут никаких действий, а ограничатся лишь усилением мер безопасности на границе, переброской военных в регион и активизацией разведывательных операций.

За кулисами официальной Анкары чиновники МИД и министерства обороны говорят о том, что они не уверены в искренности властей относительно Сирии. Многие резко критикуют премьер-министра за его ранние высказывания об ИГИЛ, которые прямо-таки узаконили эту организацию, теперь же Давутоглу горит о том, что Пешмерга по разрешению турецкого правительства используют турецкие земли для помощи курдским боевикам из партии «Демократического союза», которая базируется в Сирии. По сути, споры восходят к самым первым дням сирийского кризиса, когда гражданская война в этой стране стала оказывать серьезное давление на турецкую границу. Анкара, испытывавшая постоянные опасения по поводу безопасности своих границ, пыталась найти поддержку мирового сообщества в вопросе создания запретной для полетов зоны на севере Сирии и организации в этих пределах безопасной зоны для мирного населения. Однако этот тезис не получил поддержки международного сообщества.

Кабмин разработал достаточно планов по усилению мер безопасности в приграничной зоне. Это и увеличение военного континента, создание логистических баз для быстрого реагирования на любые ситуации. Часть планов была практически реализована. В дополнение к этим мерам ныне рассматриваются вопросы безопасности в Джераблусе и на 110-километровом участке границы, находящейся под контролем ИГИЛ. Однако налицо и серьезные расхождения во мнениях. По некоторым данным, начальник Генерального штаба турецкой армии Недждет Озель потребовал от правительства не устного, но письменного приказа о начале операции. Да, конечно же, Турция понимает, что получить одобрение США и других стран коалиции в вопросе создания безопасной зоны будет очень сложно, ибо Вашингтон изначально был против этой идеи. Анкара же считает необходимым создание плана немедленного реагирования в экстренном случае и обеспечения контроля над безопасной зоной. Послание правительства очевидно: «Сейчас не время для упрямства”.

Многие аналитики в Турции также не доверяют правительству: план по свержению режима Асада был выдвинут ещё в 2011 году, однако он полностью провалился, и единственное, что ещё не реализовано из него, — ввод турецких войск в Сирию. В последние дни проправительственные СМИ активно раскручивают лозунг «Турецкая армия спасет Сирию», однако сам кабмин заботится вовсе не о народе Сирии и не о свержении Асада. Главная задача — восстановить власть и авторитет, которые были утрачены по итогам выборов 7 июня. Если Анкара сможет реализовать план молниеносной войны и вхождения турецких войск в приграничные районы Сирии до того, как будет сформировано коалиционное правительство, то тогда правительство запустит второй план — проведение досрочных выборов. Если этот блеф с «молниеносной победоносной войной» в Сирии удастся провернуть и ввергнуть страну в боевые действия средней активности, то все попытки создания коалиции рухнут, и тогда президент сможет использовать законное право о назначении новых выборов.

Вот как описывает ситуацию колумнист газеты «Сабах» Мелих Алтынок: «Главная задача Турции — активная борьба с той угрозой, что находится непосредственно по ту сторону границы. Военная операция против ИГИЛ, представляющего угрозу внутреннему миру в Турции, должна быть реализована как можно быстрее. Эти действия помогут стране избавиться от тех ложных и несправедливых обвинений, которые выдвигает против неё мировое сообщество». Журналист из «Акшам» Куртулуш Таиз не отстаёт от своего коллеги: «Турецкие вооруженные силы должны быть более активными на границе с Сирией, это единственная возможность доказать необоснованность всех утверждений о связях Турции с ИГИЛ. Наша военная операция на границе будет красноречивее тысяч официальных заявлений и опровержений. Если турецкие войска уничтожат террористические группировки на нашей границе, при необходимости подвергнут их бомбардировкам, разве это будет плохо для Турции? Напомнив о нашем военном присутствии, мы дадим ясный ответ региону, миру, ИГИЛ и курдским боевикам из партии «Демократический союз»».

Вашингтон уже передал Анкаре официальное требование вооружить два из пяти используемых на границе американских беспилотников, используемых в регионе с 2007 года для обмена оперативной разведывательной информацией. Турецкому правительству предстоит дать разрешение на вооружение беспилотников Predator для сбора информации о положении дел на границе. Время покажет, насколько «полезными» окажутся эти военные сценарии для власти, которая пытается себя обелить, вытащить из глубокой ямы. Это лето будет очень жарким для Анкары, опутанной чередой политических проблем.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.