Царство доллара: с афганской валютой в Кабуле делать нечего

Неукротимая тяга к «миллиону» достойна самого Чичикова

Борис Саводян, 2 июля 2015, 11:56 — REGNUM  

На днях специальный генеральный инспектор США по восстановлению Афганистана (SIGAR) Джон Сопко выразил обеспокоенность нерациональным использованием и растратой средств, выделяемых на поддержку Исламской Республики Афганистан. На этот раз в центре его критики оказалась деятельность бывшего министра просвещения Фарука Вардака. Его история чем-то напоминает мошенничество гоголевского Чичикова с покупкой у помещиков умерших крестьян с тем, чтобы заложить их как живых в опекунском совете и получить под них изрядную сумму. И если афера с покупкой Чичиковым мертвых душ рассказана писателем в полном соответствии с действовавшим в России законодательством (не зря Чичиков выхваляется, что он «привык ни в чем не отступать от гражданских законов»), то действия бывшего афганского министра никак не укладываются в законы любого государства.

Суть дела такова. Официально афганскими школьниками являются 8 млн детей, однако если учитывать, что около 1 млн из них по разным причинам не посещают занятия, то реально эта цифра не превышает 7 млн учащихся. Между тем в отчетах и выступлениях бывшего министра просвещения постоянно фигурировала цифра 12 млн. Сначала на эту нестыковку обратил внимание нынешний министр просвещения Ханиф Балхи, затем за дело взялся Джон Сопко, обвинивший казнокрада в банальном воровстве. Масштабное международное финансирование Афганистана в рамках оказания помощи вкупе с быстро растущими доходами от наркотиков создало «новую касту» богатых и влиятельных афганцев, действующих вне рамок традиционных властных/племенных структур и взвинчивающих стоимость своих услуг и преданности до таких высот, которые несопоставимы с низким уровнем развития страны. Они регулярно тайком самолетами в ящиках и чемоданах вывозят из Афганистана огромные денежные суммы. По некоторым оценкам, с 2007 года из страны таким образом было вывезено по меньшей мере 3 миллиарда долларов наличными. Учитывая то, что общий объем ВВП Афганистана составляет 13,5 миллиарда долларов, невозможно даже представить себе, что уплывающие из страны средства являются обычным доходом от вполне законных коммерческих сделок.

Через кабульский аэропорт из Афганистана уходит гораздо больше денег, чем официально декларируется и регистрируется. Например, важные политики и бизнесмены часто проходят на борт самолета через специальную VIP-зону без досмотра. А если таможенник все же обыщет такого пассажира и найдет у него чемодан, до отказа набитый долларовыми банкнотами на миллионную сумму, сразу вмешаются люди со связями и сделают так, чтобы денежный багаж все-таки улетел из страны вместе со своим владельцем — без лишних вопросов. Делается пара телефонных звонков — и этот человек свободен. На вывезенные тайком из Кабула миллиарды долларов афганцы со связями покупают себе роскошные виллы. Центральный банк заключил с правительством соглашение, согласно которому такого рода денежные переводы являются якобы законными. После вторжения в Афганистан в 2001 году одни только Соединенные Штаты Америки вложили в местную армию и в работы по восстановлению почти 300 миллиардов долларов. Но достигнутые результаты гораздо ниже того, на что надеялись и чего ожидали. Одна из главных причин такого провала может состоять в том, что значительная часть многомиллиардных средств, направляемых на реконструкцию и развитие, попросту разворовывается. Делают это чаще всего такие люди, как Фарук Вардак, у которых налажены очень тесные связи со странами-донорами. Это они приобрели дорогостоящие виллы в Дубае. Среди них родной и двоюродный братья афганского президента Хамида Карзая, один из его бывших вице-президентов и брат ныне покойного Мохаммада Касима Фахима.

Цены на шикарные, построенные в римском стиле дома, расположенные вдоль пляжей искусственного острова Палм Джумейра, начинаются с 2 миллионов долларов. А всего несколько лет назад многие из нынешних обитателей этих домов были далеко не состоятельными людьми. Как удалось выяснить журналистам из Washington Post, эта собственность часто регистрируется на имена людей, выдающих ссуды, таких, как основатель и председатель крупнейшего в Афганистане частного банка Kabul Bank Шерхан Фарнуд, который также активно поддерживал президента Хамида Карзая во время кампании по его переизбранию в 2009 году. Как и многие из его клиентов, Фарнуд сегодня большую часть времени проводит в Дубае. Среди 16 акционеров его банка очень деловой старший брат президента Махмуд Карзай и брат афганского вице-президента Хасин Фахим. По данным Washington Post, через контору Фарнуда в 2009 году из Афганистана в Дубай были переведены сотни миллионов долларов.

Он также руководит зарегистрированной в Дубае кабульской хавалой. Большинство финансовых сделок в Афганистане по-прежнему осуществляется посредством этой самой «хавалы» — традиционной исламской финансово-расчётной системы, которая основана в большей мере на доверии и честности, нежели на квитанциях. В связи с этим отследить такие денежные потоки борющимся с коррупцией западным следователям практически невозможно.

Для Гоголя Чичиков — вовсе не мелкий жулик. Писатель видел неукротимую энергию Чичиковых в их стремлении к капиталу, к «миллиону». Видел, что Чичиковы, стремясь к «миллиону», освобождаются от всего человеческого в себе и беспощадны к людям, ставшим на их пути. Гоголь хорошо понимал ту страшную угрозу, которую нес народу Чичиков. Сегодня чичиковщина проникла в души все большего числа афганцев. Со стороны может показаться, что обстрелы, гибель людей и бедность они назовут самыми серьезными проблемами страны. Но нет, афганцы говорят, что самая серьезная проблема — это коррумпированное руководство. По их мнению, в годы правления последнего короля Мохаммада Захир Шаха коррупция в Афганистане была на сравнительно низком уровне. Сегодня же, по словам первого вице-президента торгово-промышленной палаты Афганистана Хан Джан Алакзая, «в незаконные схемы вовлечено столько людей, что коррупция выходит из-под контроля. Афганцы столкнулись с тем, что их просто вынуждают давать откаты. Зачастую в условиях получения контракта прямо прописывается размер, как это называется, комиссионные». Его слова подтверждают и простые жители. Один из кабульцев по имени Гасниб Гуль в интервью DW рассказал, что «до прихода американцев афганцы не были знакомы с коррупцией такого масштаба». Сейчас же, по его словам, «ценится только доллар, с афганскими деньгами делать вообще нечего. И каждый, будь он внизу или наверху общественной пирамиды, вносит свою лепту в развитие коррупции в стране». Когда это прекратится, неизвестно. Зато из истории афганской культуры, как, впрочем, и из истории культуры Востока, известно, что там ничего быстро не происходит.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.