В Европе просыпаются дервиши

Христианство и ислам ныне оказались в одной лодке

Станислав Стремидловский, 1 июля 2015, 21:45 — REGNUM  

Возможно, кому-то покажется это невероятным, но сейчас в Европе и на Ближнем Востоке начинает пробиваться «трава» религиозного интерконфессионализма, что характерно во многом для мировоззрения дервишей-суфиев. Примеров тому множество. Так, французские католики взбудоражены неожиданным предложением главы Французского мусульманского совета Далилы Бубакера. Как пишет французское католическое издание Famille Chrétienne, Бубакер предложил использовать заброшенные церкви, которые не по силам содержать общинам, в качестве мечетей. Президент Французского мусульманского совета заявил примерно следующее: «Это является чувствительным вопросом, но почему бы и нет… Тот же самый Бог, ритуалы, я думаю, что мусульмане и христиане могут сосуществовать и жить вместе». В другой раз он сослался на мнение своего католического собеседника, который будто бы, показывая на пустующий храм, предположил, что они могут пригодиться христианам. Французское общественное мнение поднялось на дыбы. Даже исследователи современного мусульманства сочли, что Бубакер поступил невежливо, намекнув христианам на заброшенность их церквей, что вызвало всплеск исламофобии и обвинений в «завоевательских настроениях». В то же время ведущий программы «Ислам» на канале France 2 Халеба Банших отметил, что в принципе предложение лидера французских мусульман не настолько абсурдно, чтобы его отвергать сходу. Конечно, продолжил Банших, это должно быть сделано в особых случаях, для давно пустующих церквей. «Но это все же лучше, чем превращать эти храмы в гостиницы или ночные клубы, разве не так?» — задался вопросом телеведущий.

С самого начала своего зарождения и распространения христианство и ислам боролись с опасными врагами. Вначале это были язычество и традиционализм, которые олицетворялись с Деревней. Обе религии положили немало времени на то, чтобы где-то выжечь огнем языческо-традиционалистские элементы, а где-то их интегрировать, попытаться «переварить». Союзником христианства и ислама на этом пути стал Город. Городская культура против деревенской, свет против тьмы, знание против невежества, диалог против нетерпимости. Современному человеку, конечно, стало бы не по себе, попади он в средневековую городскую культуру — но это смотря с чем сравнивать. Сегодня ситуация изменилась. И христианство, и ислам терпят чувствительные поражения от Города, превратившегося в оплот агрессивного секуляризма. При этом в последнее время обе религии столкнулись — христианство опосредованно, а ислам напрямую — с открытием против них «второго фронта» в лице реанимированного «Исламским государством» и союзническими с ним джихадистами всех мастей язычеством и традиционализмом Деревни.

Судя по всему, диагностику происходящего как в христианством, так и в мусульманском сообществе понимают не все. Когда епископ Тулона Доминик Рей называет инициативу главы Французского мусульманского совета «обидой нашей коллективной памяти», хотелось бы уточнить: а когда папа Франциск в середине июня этого года в разговоре со студентами называет Францию «неверной дочерью Церкви» — это не обидно французским католикам? Тем более что понтифик, как напоминает столичная газета Le Parisien, подобные слова уже открыто говорил французскому епископату. Вот одна из типичных новостей последних дней. Во французском городе Ле-Лаванду (департамент Вар) местный мэр запретил отслужить католической общине мессу в спортивном центре из-за «нападения на редакцию Charlie Hebdo», так как служба может вызвать «религиозный конфликт» и «атаки фанатиков». На этом фоне заявление Le Figaro, что «французское общество в большой степени дехристианизованно, но предложение, чтобы мусульмане заняли христианские храмы, шокирует и воспринимается как агрессия», и подчеркивается, что хотя французы заглядывают лишь время от времени в храмы, однако привязаны к ним как к своему наследию и хотят, чтобы они в дальнейшем были христианскими, выглядит лицемерием. Проблема в том, что эти костелы действительно все чаще и чаще становятся гостиницами и ночными клубами, и чем в таком случае Европа отличается от большевиков, которые делали из православных храмов овощехранилища, а из католических — залы органной музыки?

На высокую христианскую городскую культуру запрос есть и сегодня. В том числе — у мусульман. ИА REGNUM уже раскрывало некоторые сюжеты проходившей в начале июня этого года в Италии конференции «Восток и Запад. Диалоги о культуре», которую организовала Община святого Эгидия. Выступавший на ней верховный имам ведущего исламского университета аль-Азхар (Каир) Ахмед аль-Тайиб не случайно ставил вопрос — как определить понятие «Запад» в противопоставлении «Востоку». Это уже не «чистое» сообщество «европейских народов, исповедующих христианство», предупредил исламский богослов, если принять во внимание тот факт, что миллионы иммигрантов-мусульман в Европе и Америке стали «важным элементом социальной ткани», занимая сильные позиции в различных областях и влияя на местные обычаи, традиции, культуру и так далее. И кое в чем Старый континент может быть привлекательным для исламского мира. Например, в противопоставлении технологий плетения «социальной ткани», предложенной христианским европейским Городом, языческому варварству Деревни «Исламского государства».

Поэтому так важен отклик католического мира на инициативу мусульманского лидера. Повторим то, что сказал на конференции архиепископ Барселоны кардинал Луис Мартинес Систач. Монсеньор заявил о необходимости «возвращения к истокам» в текстах, «вдохновленных Богом». Сделать это в каждой религии могут мистики, которых в исламе представляют суфии. «Мистики являются наиболее действенными толкователями смысла религиозных традиций, — подчеркнул кардинал Систач. — Также необходимым выглядит переосмысление мусульманских текстов в свете того, что мы сегодня живем в XXI веке». Высказывания архиепископа Барселоны перекликаются в этом с заявлением президента Египта Абделя Фаттаха ас-Сиси, когда тот в конце 2014 года обратился к богословам университета аль-Азхар с призывом провести реформацию и направить ислам по новому пути, так как «мусульманское общество оказалось разобщено и рискует погибнуть, причем мы сами навлекли гибель на себя». А кардинал Систач фактически предложил мусульманским мыслителям проделать работу по переосмыслению ислама вместе. Однако такая «реформация» ставит задачи не только перед Востоком, но и перед Западом.

Христианство и ислам ныне оказались в одной лодке, им необходимо укреплять базовые позиции. По объективным причинам на Востоке, где бушуют войны и джихадисты убивают людей, сейчас это сделать труднее. Поэтому тылом, а затем плацдармом «общецерковного фронта» мог бы стать Запад. Католичество идет на активный альянс с православием и другими христианскими Церквями. В связи с проектом Большого Ближнего Востока остро встает вопрос Закавказья. Так или иначе, обеим религиям придется встать рядом друг с другом. Но прежде это должны обосновать христианские и исламские мистики, что потребует немалого интеллекта, такта, мудрости и терпения на пути преодоления разделяющих элементов национальных традиций и культур.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail