Восстановление Хакасии после пожаров идет с большим трудом

Причин тому несколько, в том числе слабое взаимодействие правительства региона с властями на местах, считает эксперт

Абакан, 30 июня 2015, 07:12 — REGNUM  Разумеется, главное, зачем прилетал в Хакасию президент России Владимир Путин, — это выполнение собственного обещания проконтролировать восстановление Хакасии после апрельских пожаров и указать местной управленческой элите на их возможные ошибки в этой работе, если таковые обнаружатся. При этом Путину, разумеется, уже было известно о состоянии дел в регионе.

О том, что властям Хакасии удается с достаточно большим трудом работать над восстановлением республики после пожаров. О том, что тому виной недостаточная политическая воля, довольно слабое взаимодействие правительства Хакасии с властями на местах (прежде всего с районными), огромный кадровый голод на местных профессионалов в области госуправления и неравномерное, скачкообразное финансирование строительства из федерального бюджета (которое периодически выливается в среднего размера скандалы с подрядными и субподрядными организациями, работающими на стройках). Добавьте к этому также «мерцательное» недовольство населения (прежде всего погорельцев).

Кроме того, Путину по приезде предстояло решить очень принципиальную вещь — то есть каким-то образом обойти несовершенство российского законодательства. По нему право на новый дом и солидную компенсацию получат лишь те, у кого существуют документы на сгоревшее жилье (напомню, что из более чем полутора тысяч владельцев домов таких «счастливчиков» набирается примерно половина, около семисот, тогда как остальным — а им тоже была обещана всемерная поддержка государства — приходится доказывать в судах свое право на помощь. Пока ни о каких положительных решениях судов в пользу погорельцев во всех местных СМИ объявлено не было).

И, наконец, последняя проблема — это серьезное напряжение между исполнительной властью Хакасии и правоохранительными структурами, прежде всего прокуратурой РХ и Следственным комитетом РФ по РХ. Первая, напомню, обрушила всю свою мощь на власти после пожаров (глава Хакасии Виктор Зимин даже просил «посадить нас всех попозже, но сначала дать поработать», после чего назвал прокуратуру «грифами» и пообещал покарать, и уже после назвал прокурора Хакасии «бывшим»), а накануне визита президента закончила крупномасштабную проверку, итогом которой стала сотня возбужденных уголовных и административных дел против чиновников. Второй развернул широкомасштабную антикоррупционную кампанию против чиновников — итогом стало громадное дело о хищениях в обанкротившемся местном ГУП «Водоконал», по которому оказались арестованы глава Госкомтарифэнерго Олег Базиев с заместительницей, бывший первый экс-зам Зимина Голышев, а также действующий министр строительства и ЖКХ Хакасии Сергей Новиков. Речь в деле уже идет о хищении без малого полумиллиарда рублей (для скромного бюджета дотационной Хакасии это громадная сумма).

И вот все эти авгиевы конюшни должен был по своей должности приехать разгребать президент России.

Кстати, в день его приезда из отпуска вышел и продолжил свою работу как ни в чем не бывало прокурор Хакасии Виктор Ломакин, а накануне — фантастическая вещь! — из-под стражи под подписку о невыезде освободили министра строительства и ЖКХ Новикова, который должен курировать ход восстановления в республике.

Многие гадали, в том числе и я, что же предпримет российский лидер. Попытается «примирить», без сомнения, конфликтующие власти Хакасии и правоохранительные органы? Наоборот, усилить это противостояние некими жесткими словами и указаниями в стиле «Пусть чиновники работают лучше, а следователи работают жестче!»? Найти некий компромисс, «золотую середину», при которой все стороны конфликта остались бы премного довольны, благодарны, но не до конца — для лучшего стимула в своей работе? «Сдать» прокурора Хакасии, как некую сакральную жертву (разумеется, с личной благодарностью и переводом на другой участок работы), подчеркнув значимость Зимина как представителя российской госвласти? Оставить Ломакина на своем месте, подчеркнув незыблемость объявленного недавно государственного принципа о беспощадности к коррупционерам на самом верху? Или будет найден еще какой-то умелый и хитрый ход?

Ситуация в итоге разрешилась за какие-то 8−10 часов пребывания Путина в Хакасии. Сделал он это виртуозно и без лишнего эпатажа — то есть на людях просто сделал вид, что ничего страшного не происходит и не произойдет.

Путин вылетел на вертолете в пострадавшие районы, осмотрел их, провел в одном из сгоревших населенных пунктов совещание, указал на ошибки в виде отставания графиков строительства, приказал построить 100 социальных домов для людей без документов и… улетел на Алтай в обществе своего старого итальянского друга и политического партнера Сильвио Берлускони.

Общественности же Хакасии не было предъявлено практически ничего из списка проблем, которые ее волновали все это время. С виду все это было просто великолепно отрежиссировано. При этом мы с вами прекрасно понимаем, что это не означает, что проблемы эти не решены, но судить об этих решениях мы можем по своим, очень косвенным, признакам.

Во-первых, прокурор Хакасии остался на своем рабочем месте — это означает, что данной силовой структуре, видимо, дан карт-бланш на дальнейшие законные действия против исполнительной власти, однако, в рамках, которые определены очень жестко. Я был назвал этот рамочный коридор «Не трогать высших действующих в республике лиц, которые прежде всего ответственны за пожары, а четко определить круг виновных из числа мелкого и среднего чиновничьего звена». И я очень сомневаюсь, что в российской политической действительности рамки этого коридора будут пересечены прокуратурой.

Во-вторых, то же самое касается и Следственного комитета — он также продолжит свои действия против коррупции, довольствуясь, скорее всего, уже взятыми в оборот чиновниками, но «выше» также не пойдет (а если и пойдет, то только с санкции высшего руководства, согласованной с администрацией президента, — и это очень маловероятно в свете сентябрьского единого дня голосования как по всей стране, так и по Хакасии, где грядут выборы в районных органах власти и муниципалитетах, прежде всего втором по значимости в республике городе Черногорске).

Что же касается проблем погорельцев, то эти проблемы в основном решены — так, было известно, что Путин встречался и разговаривал с председателем Верховного суда Хакасии Носовым, после чего заявил, что, мол, все будет в порядке.

Таким образом, президент России сделал главное — выступил в роли «подковерного» миротворца, приказав всем работать так же, как и работали раньше. Но — никому, кроме главы Хакасии, не дав «охранной грамоты» от тех последствий, которые могут наступить при их плохой работе.

Опасность в связи с этим я вижу только одну — проблемы, о которых я писал выше, могут начать усугубляться (все мы люди) и в итоге оказаться загнанными вглубь политической жизни Хакасии, продолжив свою работу «нарыва» глубоко в ее «теле». И вполне вся эта ситуация может дойти до того, что «нарыв», так и не рассосавшийся после указаний президента, в итоге ему же придется хирургическим путем «вырезать» вместо того, чтобы ликвидировать его прямо сейчас, пока он у всех на слуху (и вновь прослыть «добрым барином»).

Путин же предпочел этого не делать — оставить все как есть, но попробовать запустить ее в более спокойное русло серьезной работы. Впрочем, это вполне укладывается в его стиль руководства, как это происходит в политико-экономической жизни всей страны: государство с экономической точки зрения падает вниз, а высшая власть в стране вместо того, чтобы начинать радикальные реформы, только говорит на тему «все хорошо, все успокоится, и все плохое само собой рассосется».

Так вот: пока не рассасывается.

То же самое вполне себе укладывается и в происходящее в Хакасии: пока не рассасывается.

И, наконец, последнее. В последнее время задают очень много вопросов о возможной отставке Виктора Зимина с поста председателя правительства Хакасии в связи со всем происходяшим в республике. Так вот: этого не произойдет. Владимир Путин не отстранит от исполнения своих обязанностей Виктора Зимина хотя бы по одной-единственной причине. Это невыгодно сейчас ни первому, ни второму.

Первому — потому, что он, Первый, за последний месяц уже отправил в отставку либо придал сразу нескольким руководителям регионов приставку «и. о.», чтобы благополучно довести их до победы на внеочередных выборах, а отставка Зимина только дестабилизирует политическую обстановку в регионах, ничего не дав в плане выигрыша взамен.

Второму же нужно — пожалуй, впервые после победы на выборах в 2013 году — доказать президенту свою способность справляться с критическими, кризисными ситуациями в регионе, чтобы после этого претендовать (в 2018-м срок полномочий губернатора Хакасии истекает) на более высокий, возможно, даже федеральный пост (годы еще позволяют, это, как говорил Черчилль, самый расцвет для карьеры политика).

Поэтому Виктор Зимин останется на своем месте. По крайней мере до августа этого года, когда в Хакасию, как он опять обещал в этот свой приезд, снова вернется Владимир Путин, чтобы окончательно проверить ликвидацию последствий пожаров 12 апреля. И наверняка, чтобы снова кулуарно взглянуть под крышку неплохо бурлящего в Хакасии политического «бульона», после чего «добавить туда своих специй» либо вылить «бульон» и начать «варить» новый, более удобный, как ему кажется, и для страны вообще и для Хакасии в частности.

Игорь Саськов, главный редактор «Агентства Деловой Информации»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.