Итоги диалога Китая и США: «Завтра войны не будет»

Будет ли она послезавтра?

Пекин, 26 Июня 2015, 19:52 — REGNUM  23 и 24 июня в Вашингтоне состоялся седьмой Стратегический и Экономический Диалог (СЭД) между высокопоставленными представителями руководства США и КНР. Начало этого мероприятия идет с 2009 года, когда президент США Барак Обама и тогдашний глава КНР Ху Цзиньтао договорились о том, чтобы создать что-то вроде неформального дискуссионного клуба, в ходе которого раз в год попеременно в КНР и США высокопоставленные чиновники двух стран смогли бы откровенно ставить друг перед другом острые вопросы, касающиеся основных мировых проблем и развития двусторонних отношений. Как следует из названия, СЭД имеет два направления — «стратегическое» и «экономическое». Об уровне вовлеченных в него китайских и американских руководителей хорошо говорят имена тех людей, которые являются сопредседателями обеих направлений. «Стратегическое» направление возглавляют госсекретарь США Джон Керри и член Госсовета КНР Ян Цзечи, а на «экономическом» направлении председательствуют министр финансов США Джейкоб Лью и вице-премьер Госсовета КНР Ван Ян.

Перед открытием седьмого СЭД мировая пресса не скупилась на пессимистические оценки перспектив планируемого мероприятия. Непосредственно перед диалогом стороны обменялись резкими заявлениями по поводу ситуации в Южно-Китайском море. Высокопоставленные представители администрации США требовали от Китая прекратить строительные работы и возведение новых искусственных островов (при этом указывая, что некоторые территории до сих пор являются предметом спора между Китаем и соседями). Китай в ответ заявлял, что все работы ведутся в исключительной экономической зоне КНР и никому не несут угрозу.

Кроме того, менее чем за месяц до начала СЭД разразился скандал, связанный со взломом хакерами сайта кадровой службы федерального правительства США, в причастности к которому американские власти заподозрили китайское руководство. В результате этого взлома был получен доступ к персональным данным свыше четырёх миллионов американских госслужащих. Китай свою причастность к этим действиям категорически отверг. До этого, в мае 2014 года, власти США предъявили обвинение в кибершпионаже пяти военнослужащим НОАК, а деятельность китайско-американской рабочей группы по вопросам кибербезопасности была приостановлена. Как подчеркнул представитель МИД КНР Лу Кан, приостановка работы группы произошла «не по вине китайской стороны».

Именно поэтому с самого начала было ясно, что стороны имеют множество разногласий по самым разным вопросам и намерены эти разногласия озвучить. Тем не менее, для придания встрече позитива, обсуждение решили начать с вопросов охраны окружающей среды — в этой сфере было наибольшее число точек соприкосновения. По итогам дискуссийстороны объявили о шести новых экологических инициативах, в том числе о большом проекте по осуществлению замеров воздуха вблизи крупных химических комплексов. Другие инициативы касались создания «зеленых портов», а также реализации технологий, способных снизить вредное воздействие угольной энергетики на окружающую среду. Обе страны подтвердили свою приверженность взятым в ноябре прошлого года обязательствам по сокращению вредных выбросов в атмосферу и повышению доли «чистой» энергетики. Из числа менее масштабных проектов следует упомянуть договоренность по отслеживанию миграции морских черепах.

Выступая в рамках дискуссий об изменении климата, госсекретарь США Джон Керри отметил, что перспективы сотрудничества в этой сфере выходят за рамки всех ожиданий, и это окажет позитивное влияние на ситуацию в мире — прежде всего потому, что США и КНР являются двумя крупнейшими виновниками выброса углерода в атмосферу. Ему вторил и спецпредставитель по вопросам изменения климата при Национальной комиссии развития и реформ КНР Се Чжэньхуа. По его словам, обе страны подают другим пример того, как надо работать вместе. Он сообщил, что в конце этого месяца Китай выдвинет новые амбициозные инициативы, связанные с изменением климата. Стоимость мероприятий, намеченный до 2030 года по снижению доли энергетики, работающей на угле, обойдется Китаю в 6,6 трлн долларов — это будут прежде всего инвестиции в «не-угольную» энергетику.

Зато при обсуждении проблем «экономического» блока стороны не обошлись без претензий друг к другу. Например, после того, как министр финансов США Джейкоб Лью подчеркнул важность нынешнего курса китайского руководства на повышение уровня внутреннего потребления и стремление постепенно уходить от «экспортной» и «инвестиционной» зависимости, его китайский коллега Лоу Цзивэйна пресс-конференции намекнул, что Китай это вынужден делать в том числе и по вине США: по словам главы китайского Минфина, вклад США в мировой экономическийрост составил всего 10 процентов, в то время как вклад Китая — целых 30 процентов. Он заявил, что США должны больше инвестировать в свою экономику, тем самым опосредованно повышая потребительский спрос.

Но основной накал дискуссий пришелся на второй день СЭД. В предыдущий день министр финансов США Джейкоб Лью уже пытался затронуть тему кибербезопасности, прямо выразив озабоченность по поводу неких спонсируемых государством хакеров, крадущих конфиденциальную деловую информацию и новейшие технологии. Лоу Цзивэй выразил недоумение, почему об этом говорит министр финансов, и зачем эти вопросы обсуждаются на «экономической» панели. Тогда тема оказалась закрытой, но на следующий день обсуждения проблем кибербезопасности и киберпреступности вспыхнули с новой силой. В своем выступлениичлен Госсовета КНР Ян Цзечипрямо предостерег Соединенные Штаты, чтобы они «уважали и принимали интересы и обеспокоенности Китая и поднимали чувствительные проблемы с осторожностью». Он твердо отрицал распространяемую в США информацию о том, что власти Китая поддерживают группу хакеров."Китай подтверждает свое твердое осуждениеи пресечение всех форм кибервзлома, а также готовность к сотрудничеству с США в области кибербезопасности на основе обоюдного уважения, равенства и взаимной выгоды. Китай призывает США уважать факты и работать вместе с Китаем, чтобы улучшить отношения в этой сфере между двумя странами", — заявил он.

И, наконец, США в ходе дискуссий действительно попытались поднять тему ситуации в Южно-Китайском море. Во время работы конференции критика действий Китая в этом регионе прозвучала из уст американского президента Барака Обамы, встретившегося с участниками дискуссий в ходе второго дня работы СЭД. Но и здесь Ян Цзечи был тверд в отстаивании китайской позиции: «Свобода навигации в Южно-Китайском море гарантируется. Мы верим, что в будущем не возникнет ни одного вопроса, связанного со свободой навигации, и мы надеемся, что США смогут быть беспристрастными и объективными, чтобы послужить делу мира и стабильности в этом регионе». Ян добавил, что Китай готов работать с АСЕАН по составлению кодекса поведения в этом районе, но не намерен поступиться своим суверенитетом.

Оценивая итоги проведенных дискуссий, эксперты условно разделились на два лагеря по принципу «этот стакан наполовину пустой» и «этот стакан наполовину полный». Одни говорят о том, что стороны зафиксировали серьезные противоречия в подходах ко многим важнейшим проблемам современного мира. Другие, в свою очередь, указывают, что такая площадка в свое время задумываласькак раз для этого — для откровенного, без дипломатических экивоков, обмена мнениями и доведения своей четко сформулированной позиции до другой стороны. То есть, откровенность и жесткость дискуссий как раз показывает, что диалоговая площадка работает, и больше того — помогает обе стороны не просто кричать в пространство, но и посмотреть на себя со стороны глазами своего партнера по дискуссии. Один из чиновников госдепартамента сформулировал это так: «Было бы неверно говорить, что температура в комнате повышается, или что-то в этом роде. У нас вполне взрослые отношения. Мы обсуждаем сложные вопросы, и именно так это понимают обе стороны».

Американские чиновники специально подчеркивали, что постановка сторонами острых вопросов не способна сорвать сам ход диалога. При этом, как показала практика, именно китайские чиновники проявляли чудеса терпимости, шаг за шагом настойчиво и жестко отбивая массированные атаки со стороны американцев. При этом о силе этих атак можно судить хотя бы потому, что в качестве тяжелой артиллерии был задействован даже Барак Обама, сделавший заявление об обеспокоенности позицией китайского руководства в сфере кибербезопасности и напряженной ситуации в Южно-Китайском море. Но, как показал ход дискуссий, представители Китая не думали обижаться, срываться на истерику и тем более хлопать дверью. Они просто твердо, спокойно и настойчиво требовали от США уважать интересы их страны, повторяя это раз за разом в ответ на звучавшие обвинения. И, по мнению ряда аналитиков, это спокойствие китайцев выглядело как свидетельство их силы, в отличие от суетливого поведения американских представителей, пытавшихся к месту и не к месту уколоть КНР. При этом и китайцы, и американцы, обозначив высокий градус противоречий, старались тут же опускать дискуссию на уровень обсуждения конкретных проблем двустороннего сотрудничества — особенно тем, по которым были перспективы найти положительное решение. Как иронически заметил один из наблюдателей по поводу реплики чиновника госдепа о температуре в комнате, «стороны попеременно то включали печку, то кондиционер».

В «сухом остатке» прошедшего диалога обе стороны зафиксировали следующее. Министр финансов США Джейкоб Лью сообщил о том, что удалось решить ряд конкретных вопросов двустороннегоэкономического сотрудничества. США и КНР договорились придать степень высокого приоритета переговорам по заключению двустороннего соглашения об инвестициях и попробовать решить имеющиеся на этом пути проблемы (прежде всего, касающиеся списка отраслей экономики, где инвестиционная деятельность будет ограничена) до сентябрьского визита в США Председателя КНР Си Цзиньпина. США пообещали за короткое время произвести работу по изменению квот в Международном валютном фонде, которое отразило бы возросшее значение Китая, а КНР в свое очередь обязалась не делать резких движений на валютном рынке (следует сказать, что за прошедший год после предыдущего раунда СЭД Китай смог наглядно показать США, что им следовало бы поторопиться с решением этого вопроса — в частности, начав проект создания Азиатского банка инфраструктурных инвестиций). Кроме того, будет рассмотрен вопрос о том, чтобы женьминьби занял свое место в корзине резервных валют МВФ. И, наконец, как уже говорилось, обе стороны достигли хорошего прогресса в обсуждении проблем охраны окружающей среды, в том числе в сотрудничестве по защите океанов. По итогам переговоров представители госдепартамента объявили, что удалось достигнуть соглашения по 127 конкретным направлениям сотрудничества (из них 44 как раз касаются вопросов охраны окружающей среды).

И, наконец, победой китайской стороны обозреватели назвали тот факт, что в итоговых документах нигде прямо не упомянута ситуация в Южно-Китайском море. Как пишет одно из изданий, «Керри был осторожен в своем заключительном слове как плохой актер, стараясь никак не упомянуть Китай и сказав вместо этого о том, что „страны с взаимными претензиями должны проявлять сдержанность, воздерживаться от превентивных односторонних действий и урегулироватьсвои разногласия в соответствии с нормами международного права“». Это стало разительным контрастом по сравнению с предыдущими резкими и конкретными заявлениями высокопоставленных американских чиновников. Поднятая вместо этого тема «защиты океанов» стала попыткой США подойти к этомувопросу с другой стороны. Многие из мер, намеченных к реализации в этой сфере (например, сохранение окружающей среды, борьба с незаконным рыбным промыслом, сотрудничество пограничных служб, безопасность мореплавания) в том или ином виде вполне применимы и к Южно-Китайскому морю.

Специалист по китайско-американским отношениям из Центра Симсона Юнь Сунь так подвела итог завершившейся дискуссии: «Учитывая все недавние потрясения, СЭД успешно показал миру, что у нас есть различия, но мы все еще работаем вместе, и поэтому завтра войны не будет».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
07.12.16
«Европе надоело топить бездонную киевскую топку своими деньгами»
NB!
07.12.16
Правительственные войска Сирии контролируют 80% территории Алеппо
NB!
07.12.16
Петербургский парламент отказался раскрыть тайну своих голосований
NB!
07.12.16
The Strategist: От раскола в ЕС из-за Трампа выигрывает только Россия
NB!
07.12.16
Экс-генерал НАТО рассказал о возможном «захвате» Россией Прибалтики
NB!
07.12.16
Губернатору ХМАО наплевать на детей — Жириновский
NB!
07.12.16
Украинский депутат: «Польша хочет повторить Крым на Галичине»
NB!
07.12.16
Радио REGNUM: первый выпуск за 7 декабря
NB!
07.12.16
«Качество продуктов падает»: как обеспечить продовольственную безопасность
NB!
07.12.16
Итоги протеста в Махачкале: в мэрии — громкие отставки
NB!
07.12.16
В Сирии от ран скончался полковник ВС РФ Руслан Галицкий
NB!
07.12.16
«Нефть готовится к падению»
NB!
07.12.16
Китайские ученые разработали нетоксичное ракетное топливо
NB!
07.12.16
Парламент Петербурга не посмел рассмотреть вопрос об отставке Мединского
NB!
07.12.16
«Не будем голосовать за «макаровский» бюджет» — Жириновский
NB!
07.12.16
Трагедия в горах. Спитакское землетрясение
NB!
07.12.16
National Interest: Почему Италия может выйти из еврозоны
NB!
07.12.16
Роскачество: Треть шампанского, продающегося в РФ — сладкая газировка
NB!
07.12.16
Долгая дорога домой: в Хабаровск возвращаются жители ближнего зарубежья
NB!
07.12.16
Цена на нефть восстанавливается
NB!
07.12.16
Washington Post: Члены коллегии выборщиков должны отказать Трампу
NB!
07.12.16
Рубль будет черпать силы из Минфина