Белорусская промышленность на грани коллапса

Продолжающийся в Белоруссии экономический кризис, о котором в стране официально никто не говорит, по всей видимости, будет самым продолжительным за всю историю независимости республики и вряд ли закончится в обозримом будущем

Николай Радов, 25 июня 2015, 22:01 — REGNUM  

У многих белорусов все еще остается определенная иллюзия, что скоро все снова вернется на круги своя, как это уже бывало и прежде. Однако события последних нескольких месяцев, а также статистические данные по большинству секторов белорусской экономики и поведение местного руководства свидетельствуют об обратном, и сегодня можно наблюдать только начало конца. И даже гневные речи А. Лукашенко о том, что «не дай бог к концу августа — началу сентября предприятия не будут работать на полную мощность и не на склад!» сегодня звучат совсем неубедительно как для простых граждан, так для чиновников. Причем последние прекрасно осознают всю катастрофичность нынешней ситуации, но предпочитают не подавать вида, чтобы случайно не обратить на себя внимания и стать очередным «козлом отпущения», отправившись в лучшем случае в отставку, а в худшем — в места не столь отдаленные.

По имеющимся на сегодня официальным данным, за 5 месяцев 2015 года валовый внутренний продукт в Белоруссии уже снизился на 3%, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, и составил в денежном выражении 321,251 трлн белорусских рублей или чуть более 20 млрд долларов США. При этом, как и ожидалось большинством аналитиков, основной спад пришелся не на сферу услуг и сельское хозяйство, где у белорусов дела обстоят не так критично, а на промышленность. Так, выпуск промышленной продукции за январь — май оказался на 7,7% меньше, чем за тот же период 2014 года, а запасы готовой продукции составили 82% к среднемесячному объему производства. Причем самым серьезным оказалось падение выпуска машин и оборудования — 29,2%.

Финансовое состояние белорусской промышленности также далеко от благополучия: платежеспособность организаций уже не первый месяц продолжает падать, а задолженность предприятий по кредитам банков только за первый квартал увеличилась на 15,4%. Поэтому совсем неудивительным стал тот факт, что по состоянию на 1 мая суммарные убытки белорусских предприятий составили 9,3 трлн белорусских рублей (около 600 млн долларов США), а число убыточных предприятий составило 21,5% от общего количества организаций (в машиностроительной отрасли эти цифры и вовсе приближаются к 40%). Учитывая тот факт, что последние месяцы не принесли белорусской экономике никаких положительных новостей, а ситуация на мировых и российском рынках только ухудшилась, то цифры за второй квартал вряд ли будут лучше.

Подобное состояние белорусской промышленности, с одной стороны, прекрасно характеризует всю закостенелость местной экономической модели, с ее направленностью на государственный капитализм, а с другой — создает предпосылки для роста социальной напряженности в обществе, что накануне президентских выборов значительным образом нервирует А. Лукашенко и его окружение. И, что самое печальное, президент, по-видимому, действительно не может осознать того, что одними только наказаниями чиновников и гневными речами ситуацию в стране уже не решить.

Примечательно то, что рост убыточности организаций в различных отраслях белорусской экономики предугадать было совсем несложно, так как в его основе лежат старые причины, не всегда экономического характера. Например, проблемы в строительной сфере, где доля убыточных предприятий составляет порядка 25%, связаны с невозможностью финансировать строительство социально ориентированного жилья прежними темпами и отсутствием доступных кредитов на недвижимость. Из-за неуемного роста данной сферы в предыдущие годы строительные организации появлялись в стране как грибы после дождя, увеличивая штат сотрудников и не сильно заботясь о своих дальнейших перспективах. Сегодня же, когда стройки практически везде остановились, огромная часть белорусских компаний, не сумев найти работу в республике и за рубежом (в первую очередь в России, где темпы строительства также упали), были вынуждены закрыться. Не обошла стороной проблема даже местных олигархов. Так, «Березовский комбинат силикатных изделий», которым владеет один из соратников А. Лукашенко Ю. Чиж, был вынужден отправить своих работников в административный отпуск на две трети от тарифа, а склад предприятия оказался завален продукцией: блоками и плиткой для тротуаров.

Схожая ситуация постигла транспортные компании, а также гостиничный и ресторанный бизнес, где убыточными является около 22% организаций. Причем в последнем случае главной причиной стало неуемное возведение гостиничных комплексов, особенно накануне прошлогоднего чемпионата мира по хоккею, что даже стало некой визитной карточкой многих градоначальников. Под прикрытием разговоров о необходимости развития туристического бизнеса строительство гостиниц стало прекрасным способом «распилить» государственный бюджет или «отмыть» незаконно полученные средства.

Однако, как указывалось выше, главной головной болью белорусской экономики сегодня являются все же не сферы строительства, транспорта, лесного хозяйства и т. п, а промышленность. Здесь ситуация гораздо серьезнее, так как ухудшение положения практически всех белорусских промышленных предприятий грозит властям либо массовыми увольнениями, либо окончательным разбазариванием золотовалютных резервов. И, похоже, чиновники накануне выборов не решились пойти на радикальные меры, чтобы не вызвать социальной напряженности среди рабочих. Об этом, в частности, свидетельствует политика государства в отношении автомобильных гигантов МАЗа, БелАЗа, «Гомсельмаша» и МТЗ, в которые финансовые вливания продолжаются с целью дотянуть до выборов без существенных сокращений. При этом именно эти предприятия, которые считаются в стране системообразующими, стали лидерами среди убыточных организаций Белоруссии, а МАЗ и вовсе в прошлом году оказался самым убыточным открытым акционерным обществом в республике.

Хотя еще недавно ситуация была совсем иной. Так, в 2012 году на фоне девальвации МТЗ побил все свои рекорды, выпустив 71 тыс. тракторов за год. За последующие же два года объемы производства упали на треть, а складские запасы выросли более чем в два раза: с 5,6 тыс. тракторов в 2012 г. до 11 тыс. в 2014 г. Весной же 2015 г. на складах предприятия стои́т уже более 9 тыс. единиц техники, а сама тракторная отрасль вернулась на десять лет назад: по 3−3,5 тыс. тракторов в месяц, как и сейчас, выпускали в далеком 2005 году.

Не лучше складывается ситуация и на МАЗе: если два года назад завод выпустил около 24 тыс. грузовиков, то в 2014 году только 8 тысяч, что является антирекордом за последние 10 лет. Сейчас на белорусских складах хранится столько продукции МАЗа, что рабочих можно смело отправить в отпуска на семь месяцев, хотя завод и продолжает работать, выпуская по 30−40 машин в день. По словам сотрудников предприятия, которых осталось на заводе чуть более 16 тысяч (в 2012 г. было 25 тыс.), работать приходится не более 16 дней в месяц.

Еще один гигант белорусского автопрома БелАЗ к апрелю нынешнего года скопил на своих складах 1201 самосвал, что в восемь раз превышает среднемесячное производство. И это при том, что с 2013 года объемы производства упали практически вдвое. По всей видимости, ситуация с этим предприятием будет только ухудшаться, так как два главных его конкурента — Caterpillar и Komatsu — усилили свою экспансию на российский рынок: помимо того, что эти производители организовали здесь сборочные цеха, «Caterpilla» смог уговорить отказаться от продукции БелАЗа «Норильский никель».

По мнению аналитиков, причиной сложившейся ситуации являются многочисленные экспортные проблемы, так как для потребностей внутреннего рынка производственные мощности машиностроительных гигантов являются избыточными. Например, экспорт МАЗа более чем на 60% зависит от российского спроса, который сократился в два раза по сравнению с аналогичным периодом 2014 года, а поставки МТЗ и «Гомсельмаша» увязаны с объемами государственных субсидий сельскому хозяйству России, которые в нынешнем году также были существенно сокращены. Более того, белорусские комбайны и вовсе оказались на пути «Ростсельмаша», который прямо заявил о своих опасениях насчет демпинга цен белорусами. Российское руководство, по-видимому, учло этот момент и, как результат, за прошлый год белорусский производитель произвел только 847 комбайнов, что стало самым низким объемом производства за последние десять лет (даже из этого небольшого объема на склад отправилась практически треть).

Конечно, сокращение производства в подобных условиях кажется абсолютно логичным. Более того, оно просто обязано было отразиться и на численности работников данных предприятий. Однако, как уже указывалось выше, власти не решились идти по пути оптимизации трудовых коллективов, предпочитая решать нынешние проблемы иными способами. Содержание избыточных рабочих мест сегодня происходит за счет наращивания убытков предприятий, которые государство частично компенсирует через продолжающееся выделение кредитных ресурсов и субсидий из бюджета. Правда, как считает большинство аналитиков, такая ситуация продолжится лишь до президентских выборов, после которых власти будут вынуждены пересмотреть свою экономическую политику с целью перераспределения средств в пользу бюджетников и правоохранителей.

Печальная картина наблюдается сегодня и в другой, не менее важной для белорусской экономики отрасли — легкой промышленности, которая занимает порядка 28% в суммарном объеме производства товаров непродовольственной группы. При этом практически все из предприятий концерна «Беллегпром», который объединяет более 80% организаций отрасли, испытывают серьезные сложности, а на складах скопился 3−6-месячный объем продукции. Помимо этого, именно здесь наблюдается одно из наиболее существенных падений реальной заработной платы, а значит, и уровня жизни работников. Более того, на многих предприятиях ситуация и вовсе критическая, которая вынуждает их не только сокращать производство, но и вовсе закрываться. Например, Витебская трикотажная фабрика «КИМ» сегодня проходит процесс санации, могилевский «Кожевник» прекращает работу, а могилевская «Вяснянка» продает свою продукцию за половину цены. Компания «Белкельме», которая до недавнего времени занимала прочные позиции на обувном рынке страны, также не первый месяц распродает свой товар ниже себестоимости, чтобы разгрузить склады и сохранить за собой отечественный рынок. Даже на таких известных за пределами Белоруссии предприятиях, как Serge и «Милавица», которые занимаются производством белья, на складах лежит примерно полугодовой запас продукции. И этот список можно продолжать до бесконечности. Хотя по официальным прогнозам руководителя «Беллегпрома» Н. Ефимчика, к концу года ситуация в отрасли должна улучшиться. Добиться этого планируется, как всегда, не рыночными, а административными мерами: реструктуризацией задолженности и дополнительной поддержкой отечественных производителей. Проще говоря, белорусские власти так и не решили изменить существующую экономическую модель, стараясь продержаться как можно дольше на старых и малоэффективных методах стимуляции производства.

То, что белорусские чиновники не планируют ничего кардинально менять в системе экономического управления, стало понятно после того, как в середине июня заместитель министра экономики Д. Крутой заявил, что в стране снова прорабатывается вопрос возобновления льготного потребительского кредитования. По его словам, это решение должно стать «основной мерой по реализации отраслевых и региональных программ действий по импортозамещению», а также по наполнению внутреннего рынка товарами белорусского производства.

Дополнительно к этому в республике снова, как это уже было не раз в эпоху кризиса, начался передел собственности при непосредственном участии государства. Примером этого может служить нынешняя ситуация с минским заводом «Мотовело», который в ближайшее время должен перейти в собственность Минского горисполкома. Официально бывший владелец предприятия А. Муравьёв был задержан 3 июня, и ему было предъявлено обвинение в выводе капитала и вывозе оборудования, а уже 8 июня на его должность был назначен бывший минский мэр. Происходящее сегодня вокруг данного предприятия, которое находится на грани банкротства, напоминает события конца 2012 года, когда А. Лукашенко также распорядился национализировать фабрики «Коммунарка» и «Спартак», принадлежавшие бизнесмену М. Новикову. Нынешние события же оправдываются словами о необходимости «выработать на каждом предприятии гибкие меры реагирования на складывающиеся вызовы и угрозы и, наконец, добиться экономической эффективности».

Таким образом, приходится констатировать, что белорусская экономика на сегодняшний момент уже близка к стадии агонии. При этом диверсификация рынков, на которую белорусское руководство возлагало большие надежды, так и не произошла. Конечно, если не считать недавнего бодрого заявления министра иностранных дел Белоруссии В. Макея о том, что делегация Гвинеи, посетившая МТЗ, была поражена уровнем развития промышленности республики и готова рассмотреть возможность покупки белорусской сельскохозяйственной техники. Хотя подобные слова белорусского чиновника являются не чем иным, кроме как попыткой успокоить белорусскую общественность. Между тем значительная часть белорусских предприятий, которые уже давно необходимо было либо обанкротить, либо и вовсе закрыть, все так же продолжают накапливать кредиторскую задолженность, только ухудшая ситуацию в финансовой сфере страны. И, похоже, что Белоруссия и после выборов продолжит свое падение до уровня далеких 1990-х годов, так как никто ничего в стране менять не намерен.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.05.17
МС-21 полетел: сможет ли надежда авиастроения России достичь успеха?
NB!
28.05.17
«Перестройка – это когда ядро системы работает на саморазрушение»
NB!
28.05.17
Прибалтика, наконец, вымолила себе экономическую блокаду у России
NB!
28.05.17
«Наполи» и «Сампдория» устроили голевую феерию
NB!
28.05.17
Кто враг русским на Севере? Личные махинации или английские империалисты?
NB!
28.05.17
Осталось ли у России право на Историю и у русских — право на самоуважение?
NB!
28.05.17
Украина: как и почему левая политика умерла
NB!
28.05.17
В Москве проходит новая акция протеста против реновации
NB!
28.05.17
Бжезинский умер, но дело его живет
NB!
28.05.17
«Тайфун» еще может грянуть
NB!
28.05.17
В пресс-центре ИА REGNUM обсудят работу детского омбудсмена Кузнецовой
NB!
28.05.17
Детский омбудсмен Кузнецова решила защищать не детей, а чиновников?
NB!
28.05.17
Смотреть «наше кино» мешают прокатные удостоверения и цены Госфильмофонда
NB!
28.05.17
«Православная церковь не может быть отделена от Российского государства!»
NB!
28.05.17
Анкара и Дамаск на грани примирения?
NB!
28.05.17
В Иркутске состоялся первый полет нового российского самолета МС-21
NB!
28.05.17
Два человека погибли во время паводков на Ставрополье
NB!
28.05.17
Страны G7 не смогли достигнуть соглашения по климату
NB!
28.05.17
Большая вода и «бедные» чиновники: главное в Омской области
NB!
28.05.17
Трамп не одобрил соглашение по климату, несмотря на давление союзников
NB!
28.05.17
Россия возрождает спутниковую систему обнаружения ракетных пусков
NB!
28.05.17
Газомоторное топливо отменит нефтяную зависимость?