Севастопольцы чтят погибших героев, но не готовы помогать живым

Ветераны севастопольского милицейского спецподразделения «Беркут», защищавшие Крым в период «русской весны», заявляют, что теперь их «убирают» из города, подвергая уголовному преследованию, отказывая в работе и в своевременной медицинской помощи

Севастополь, 25 июня 2015, 18:02 — REGNUM  В Севастополе бывшие сотрудники спецподразделения украинской милиции «Беркут», получив медали за «возвращение Крыма», теперь становятся обвиняемыми по уголовным делам и не могут найти себе работу в городе. Об этом в интервью корреспонденту ИА REGNUM рассказал бывший командир подразделения «Беркута», глава севастопольского отделения Всероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане Роман Ефременко.

По его словам, первым сигналом стал пересмотр старого дела по инциденту ещё «украинских времён». Ветеран «Беркута» Владислав Сруков стал фигурантом административного дела после того, как защитил свою семью от нападок соседа. Сосед оскорблял жену и ребенка и первым ударил вступившегося за них бойца. В ответ тот нанес обидчику «телесные повреждения». Заканчивал рассмотрение оставшегося с «украинских времён» административного дела уже российский суд в Севастополе. При этом, несмотря на истечение срока давности по данному делу, следственные органы переквалифицировали его в уголовное с подачи СКР и МВД. Суд назначил Срукову наказание в виде штрафа в 50 тысяч рублей. То есть он получил судимость за уголовное преступление.

Еще одно дело, сразу против двоих бывших сотрудников спецподразделения, «висит» с сентября 2014 — о разбойном нападении на предпринимателя. По версии правоохранителей, ветераны «Беркута» старший лейтенант Дмитрий Реферда и старший прапорщик Дмитрий Годов ворвались в частный дом, связали и ограбили его владельцев. На месте преступления грабители забыли сумку со строительными инструментами (на каком-то инструменте был штрих-код продавшего его магазина). Следствие располагает видеозаписью с камер наблюдения ТЦ «Эпицентр», где видно как бывшие сослуживцы за месяц до ограбления покупают подобный инструмент — это и послужило поводом для их задержания и помещения под стражу. При этом следователи долгое время находили поводы не осматривать автомобиль Дмитрия Реферды, в котором, как он сказал на первом же допросе, и находился купленный инструмент. А показания свидетелей, указывающие на приметы людей, не похожих на обвиняемых, в суде из материалов дела исчезают; адвокатам не дают возможности ознакомиться с документами по делу подзащитных.

«Заседание суда происходит в выходной день, ходатайства не доходят до суда, оценка имущества (украденного у потерпевшего — ред.) был проведена со слов заявителя. Начиная с первого шага, когда дело попало в СКР, оно вызывает одни недоумения и сомнения», — возмущается Роман Ефременко.

Следователь попросил судью оставить задержанных под стражей, поскольку «эти двое являются бывшими бойцами спецподразделения „Беркут“, имеют определенные навыки, могут оказать влияние и давление на ход следствия».

«Это просто абсурд и сфабрикованные обвинения. У следствия и суда нет ни одного доказательства причастности беркутовцев. Несмотря на их награды, положительные характеристики, молодая приезжая судья просто „закрыла“ ребят, несмотря на наличие у обоих малолетних детей, а у одного из них — еще и грудного ребенка», — рассказывает Ефременко.

Как он сообщил, расследование по этому делу возобновлялось трижды. По мнению общественника, если бы Реферда и Годов были виноваты, а у следствия были бы доказательства, дело бы не затягивали на 7 месяцев. Притом, что купленный инструмент в машине Реферды следователи всё-таки нашли.

«Эти ребята занимались сбором и доставкой гуманитарной помощи севастопольскому „Беркуту“ в Киев, закрыли Крым, стояли впятером на дороге, в пустом поле, это они возвели с нуля блокпост. Это специалисты, профессионалы. Вот это им благодарность», — добавил глава общественной организации.

Во время «Крымской весны» расформированному Украиной спецподразделению «Беркут» было обещано, что структуру сохранят в составе крымского и севастопольского МВД, а тем, кто уже не пригоден к службе по возрасту или состоянию здоровья, в МВД обещали должности инструкторов и руководителей спецподразделения. Однако все 25 ветеранов севастопольского «Беркута», вышедшие на блок-посты в «Крымскую весну», в Севастополе так и не смогли восстановиться в структурах МВД и оказались никому не нужны. В городе работы для них не нашлось. Те, кто остался жить в Севастополе, находятся под постоянным давлением.

У бывшего командира «Беркута» Романа Ефременко есть своя версия, почему так происходит. Он считает, что это месть со стороны бывшего севастопольского милицейского руководства (но конкретные фамилии он назвать отказался), оказавшегося на руководящих должностях в российской структуре МВД.

«И эти неугодные. Мы всегда неугодные были, с момента образования в 1993 году. Потому что многим местным коррумпированным главам МВД перешли дорогу во времена Украины и не участвовали в криминальных схемах. Эти люди теперь служат в российской полиции на высоких постах», — заявил ветеран «Беркута».

Ефременко считает, что экс-беркутовцы стали в Севастополе «неудобными», им дают понять, чтобы они «не высовывались». «Авторитета „Беркута“ боятся, так как они неугодные и несистемные люди. Авторитет завоевывался не на бумажках, а в боях», — пояснил общественник. Роман Ефременко не исключает возможности, что подобные «истории» повторятся. Сейчас он продолжает бороться за своих бойцов — как глава севастопольского отделения Всероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане отправил письма в Генпрокуратуру, СКР и друге ведомства.

В севастопольских СМИ появилась история о гибели ещё одного экс-беркутовца, стоявшего в начале 2014 года на Майдане в Киеве — 25-летнего Дмитрия (фамилия не сообщается). Его родственники обвиняют врачей в неоказании своевременной медицинской помощи.

Трагедия произошла в ночь на 1 мая, когда Дмитрий со своей супругой вышли из ночного клуба. На улице произошел конфликт с двумя другими посетителями. Один из них сходу нанёс полицейскому удар в голову, и тот упал, ударившись головой о бордюр. После этого двое нападавших нанесли еще несколько ударов уже по лежащему мужчине. Супруга, вызвавшая «скорую», ждала прибытия медиков более часа. Все это время ей приходилось делать мужу искусственное дыхание, так как Дмитрий потерял сознание и не подавал признаков жизни. В Первой горбольнице Дмитрия определили в отделение неврологии — в палату интенсивной терапии. В палате избитый полицейский провел три дня, причем, его состояние постоянно ухудшалось, он жаловался на сильнейшую головную боль и рвоту. На третьи сутки у Дмитрия начался отек мозга, и он впал в кому, из которой уже не вышел.

«В реанимации к нам подошел врач и спросил: „Что же вы так затянули?“. Как затянули, если он три дня лежал у вас в больнице?!» — изумляется мать умершего.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.