Новороссия против Украины: экономический аспект войны

За год существования провозглашенное на Луганщине молодое русское государство Новороссии так и не сумело построить собственную самодостаточную экономику. Но, в отличие от минувшей зимы, оно уже перестало балансировать на грани голода и упадка

Алексей Топоров, 25 июня 2015, 17:28 — REGNUM  

Рубль против гривны

Недавно на Луганщине доблестные украинские спецслужбы задержали комбата. Нет, не «эленеровского», а своего. За то, что тут вез на двух военных «зилках» свинину. В ЛНР. Естественно, не в качестве гуманитарной помощи прифронтовым селам, где количество оставшихся мирных жителей пошло на единицы, а на продажу, в обход блокпостов. Как говорится, война войной, а лишние гривны карман не тяготят. Однако этому вояке не повезло, но сколько их таких? И все ли остались без причитающегося им навара?

Думаю, что с недавней политикой посаженного править оккупированными территориями «военного-губернатора Луганской области» Геннадия Москаля, объявившего тотальную блокаду мятежного осколка Донбасса, желающих иметь торговлю с сопредельной территорией стало меньше в разы. Но они были, есть и будут. Поскольку ушлый селюковский малороссийский и предприимчивый новоросский характеры никуда не денешь. Они могут ненавидеть друг друга до скрежета зубовного, но деньги как всегда решают все.

До объявления Москалем тотальной экономической и транспортной блокады ЛНР львиную долю продуктового ассортимента магазинов Луганщины по-прежнему составляли привычные украинские товары, или товары, производимые на оккупированных территориях. Да, они заметно подорожали, но все же были.

Мне довелось лежать в больнице в двухместной палате с луганским коммерсантом. Дядечка средних лет, большой любитель фантастических романов, абсолютно русский по убеждениям, в советское время работал на одном из местных заводов, ну, а с приходом «новых времен» ушел в мелкую коммерцию. Тягал через дыры в границе в Ростовскую область луганскую колбасу — более дешевую, и, что самое главное, из мяса… А после переключился на мелкооптовую торговлю батарейками, фонариками и прочей электромелочевкой на центральном городском рынке. Свое занятие он не бросил и после «москальской блокады». Вот только нервов и здоровья ездить через украинские блокпосты в Харьков закупаться у него уже не было, этим занимались его сын с другом.

— Пришлось повысить цены, а как по-другому? — жаловался он. — На одном блокпосту с тебя сдерут пятьсот гривен за провоз, на другом — тысячу, на третьем — все пять. Тут уж на кого попадешь. Могут и вовсе товар забрать. И избить, и задержать. Моего коллегу, например, били за фонарики со словами, что он, мол, их «сепарам» на позиции везет. Товар отобрали, ладно хоть отпустили…

После того как Москаль, поймав у приграничной полосы фуры с пивом, закрутил гайки до предела, пообещав, что в ЛНР теперь «будут пить мочу», мой знакомый снова стал ездить в Россию. Только уже за товаром. Который опять подорожал.

— Везем только то, что можно нести в руках, — делился он своими впечатлениями. — Только так можно товар через границу провести. Свыше того — требуют документы. Естественно, украинские. Никаких иных россияне не признают. А Украина мне уже ничего не даст. Да и ходить на их сторону пешком — то еще развлечение.

Несмотря на то, что «развлекаться» подобным образом он больше не хочет, и по сей день луганские рынки — это безраздельное царство гривны. Где рубль упорно продолжают принимать по старому курсу: один к четырем, в то время как официальный уже почти полгода как составляет один к двум. Республиканская прокуратура уже в который раз делает грозные заявления о том, что всех накажет, и кого-то уже действительно лишили лицензий на торговлю, но ситуация в целом не меняется. Рыночники продолжают на свой страх и риск тягать товар с оккупированных территорий, чего не скажешь о торговых сетях.


Как российский товар «сделал» луганских монополистов


— Ситуация такова, что на сегодняшний день российские товары составляют 60% ассортимента товаров, предлагаемых в продовольственных магазинах ЛНР, — рассказывает предприниматель и независимый экономический эксперт Юрий Арнаут. — Все-таки наши семинары (независимые экономисты ЛНР несколько раз приглашали в республику представителей российского волонтерского движения «Братская помощь» из Ростова-на-Дону, которые рассказывали местным коммерсантам, как перевозить товар через российскую таможню — прим. авт.) принесли свои плоды. В итоге вопреки желаниям Москаля мы теперь пьем российское и белорусское пиво, которое теперь стоит даже дешевле украинского — оно по причине всех накруток, возникавших из-за беспредела, творимого на блокпостах, подорожало сильно. В итоге Украина лишилась рынка сбыта здесь, и кто от этого выиграл?

Арнаут уверен, что появившиеся в большом количестве в ЛНР российские товары в целом оздоровили местный рынок, поскольку серьезно пошатнули позиции местных монополистов, реализовывавших на Луганщине привозившиеся с Украины чай, кофе, детское питание и накручивавших цены на 100−150%.

— Теперь их конкуренты возят тот же товар из России с накруткой в 20−30%, отбивая у прежних импортеров желание задирать цены до небес. Я думаю, что у малого и среднего бизнеса в России также появился дополнительный рынок сбыта, как-никак в ЛНР живут на данный момент более миллиона человек.

Действительно, кто потихоньку начинает выигрывать от украинской блокады, так это исключительно российский производитель. Минеральную воду с Украины — ту же «Моршинскую», здесь уже не встретишь, зато ее место прочно заняли «Ессентуки», российские лекарства вытеснили украинские, пока еще не все позиции можно найти в аптеках, но по сравнению с зимой и весной ситуация заметно улучшилась, крымские и кубанские вина заменили украинские, при этом стоят они дешевле последних, ну, а по качеству их нередко превосходят.

— И тем не менее на уровень довоенных цен нам не выйти никак, — убежден Юрий Арнаут. — Российская продукция заметно дороже. Поэтому мы, прежде всего, должны думать о восстановлении собственного производства. Но здесь сразу встает вопрос о сырье. Если бы мы имели доступ к более дешевому украинскому сырью, то могли бы довольно успешно конкурировать на российском рынке. Самое интересное, что украинские производители были бы и рады поставлять его нам, но их власти наложили глухой запрет на любой товарооборот. Для завоза же из России требуются украинские документы, не у всех они есть, большинство местных предпринимателей уже перерегистрировались в ЛНР, поэтому дорога на Украину им уже заказана. Конечно, российская сторона где-то идет на уступки, на что-то закрывает глаза, но нужен системный подход, например, признание таможней документов республики, без этого мы все будем находиться в некоем подвешенном состоянии.

Мой собеседник — уникальная единица в предпринимательском сообществе ЛНР, работающая на экспорт. Вместе с другом они наладили цех по производству кожаных спортивных изделий, которые реализуют в Ростовской области. Других таких, как он, на этом русском осколке Донбасса больше не найти, да, республика экспортирует в Россию, но это в основном все тот же пресловутый уголь, плюс небольшой процент занимают изделия крупных металлургических и машиностроительных производств, запустить которые удалось лишь на треть от довоенных мощностей. Импорт же из России превалирует над луганским экспортом, причем значительно.


Первый тайм мы пока проиграли


Еще осенью прошлого года с высоких трибун в ЛНР звучали победные реляции о том, что мы их-де догоним и перегоним. В отличие от хунтовской Украины, в ЛНР не стали срезать социальные надбавки к пенсиям. Правда, наладить бесперебойный процесс пенсионных выплат удалось только к марту этого года. Говорилось и о том, что повышать цену на проезд в общественном транспорте также не станут, в итоге она сейчас действительно ниже, правда, всего на пару гривен. Заявлялось, что республика будет бороться с попытками спекулировать на топливе, и даже решением руководства цена на бензин снижались на шесть гривен за литр. В это же самое время на Украине они резко летели вверх. Однако недавно прозвучала информация, что топливо в ЛНР все же в скором времени тоже подорожает.

Единственной сферой, где Луганской республике удалось безоговорочно уесть Украину, являются тарифы на услуги ЖКХ. В то время, пока в незалежной они только растут, здесь они — тоже растут, но не так резво. Так, если луганчанину теперь приходится выкладывать за свою однушку в среднем по 500 гривен в месяц, то украинец, в зависимости от региона, отдаст за такое же жилье от 800 до 1000 гривен.

В остальном же сравнительные показатели порой выглядят совсем неутешительно. Так, если килограмм свинины обойдется украинцу в 75 гривен, то луганчанину придется отдать за него уже 125. Десяток куриных яиц украинские потребители смогут приобрести за 10—12 гривен, луганские — за 20—23. С цельной курицей ситуация еще более показательна: за птичью тушку украинец заплатит 35 гривен, луганчанин же — 65. Вот только хлеб, выпекаемый на Луганщине, обойдется местным жителям дешевле — они смогут приобрести его за 4−5 гривен, украинцам же он встанет в 6−8 гривен.

Понятно, что у сложившейся ситуации есть свои объективные причины, минувшим летом украинские оккупанты, словно работая по немецким методичкам времен Великой Отечественной, сознательно уничтожали предприятия Луганщины — птицефабрики, молокозаводы, жгли поля. Для того чтобы восстановить все это, нужны деньги. Которых у республики едва хватает на то, чтобы платить все те же пенсии. Собираемость в местный бюджет тоже оставляет желать лучшего, при этом не секрет, что многие крупные действующие предприятия, например, энергетической отрасли, по-прежнему продолжают отчислять налоги в бюджет Украины.

Да, Россия помогает восстанавливать, но… Восстановить и запустить — одно, а найти рынки сбыта — совсем другое. Минувшие осень и зима на Луганщине были голодными, люди проедали имевшиеся денежные и продуктовые запасы, жили на переводы от родственников из России и с той же Украины, кто-то питался в социальных столовых, самым обездоленным доставалась гуманитарка. Только в начале весны, повторюсь, упорядочились выплаты пенсионерам, и лишь в мае вроде бы начали выдавать зарплаты бюджетникам.

Поэтому, безусловно, без возможности реализовать продукцию в России луганским предприятиям придется буквально ежедневно биться за выживание. Страна-мать, продолжая перед всем миром исповедовать свое традиционное чистоплюйство, в духе «мы за Донбасс в составе Украины», продолжает сжимать Новороссию кольцом дружественной блокады. И лишь только с известием о том, что школьные аттестаты ЛНР будут признаваться в Российской Федерации, появилась хоть какая-то надежда на то, что и остальные документы республики будут иметь для российской таможни хоть какой-то вес.


Работа над ошибками


В руководстве ЛНР, безусловно, думали о том, как хотя бы решить вопрос с российским импортом, чтобы снабжение республики стало бесперебойным и не зависело от проволочек на таможне. Существовало, например, предложение поставить крупную оптовую базу на границе, что местные предприниматели могли брать товар непосредственно там. Ну, а наполнять саму базу стало бы государство, используя свой административный ресурс и договоренности на высшем уровне. Хорошая идея, но вот только почему-то и по сей день не реализованная. Может, у властей ЛНР есть дела более срочные да важные? Хотя уж что может быть важнее, чем создание сносных условий для жизни измотанного непрекращающейся войной и отсутствием видимых перспектив населения? Могут ли быть лояльными голодные люди, да еще и на фоне непрекращающейся пропаганды с той стороны? А что, оккупационный губернатор Москаль пообещал, например, всевозможные преференции бизнесу, который уйдет к нему с территории ЛНР. Конечно, никто не бросился бежать со всех ног, ибо в памяти еще свежи те случаи, когда доблестные защитники единой Украины убивали недочеловеков с Донбасса ради джипов, захватывали предприятия, тащили из домов холодильники и микроволновки…

— Украину не обстреливали, не уничтожали ее инфраструктуру, — размышляет Юрий Арнаут. — У нее есть система управления экономикой, законодательная база. В конце концов, она работает в международном правовом поле. Территория этой страны в несколько раз превышает нашу, больше предприятий, различных отраслей, людского ресурса. Но я больше не хочу туда и готов многим пожертвовать, чтобы не жить в этой безумной, чужой для нормального русского человека стране. Уверен, в этом я не одинок.

В провластных кулуарах нередко говорили о том, что Россия хочет построить в Новороссии некий образ идеального государства, которое можно противопоставить евроинтегрированной по самое не хочу Украине. Чтобы оттуда люди стремились в излучающую социальную справедливость, порядок и изобилие Новороссию. Эдакую ГДР в противовес ФРГ. И подобное, да, происходит, правда, бегут в Донецк и Луганск в основном не пришедшиеся ко двору хунты инакомыслящие, опасаясь за собственные жизни или за жизни своих близких. А вот назад едут за пенсиями и дешевыми продуктами. Чем закончила ГДР, известно, поэтому следует учесть ошибки прошлого. И в Москве, и в Луганске. Работу над ошибками, как мы все помним еще со школьной скамьи, делать нужно. И тогда Южный Вьетнам будет повержен вторично.


Алексей Топоров, Луганск.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.