Белоруссия и НАТО – диалог с двойным дном

Что на данный момент действительно представляют собой отношения между западной частью Союзного государства Белоруссией и Североатлантическим альянсом

Николай Радов, 23 июня 2015, 00:12 — REGNUM  

Сотрудничество Североатлантического альянса и Республики Беларусь за последние двадцать лет, со дня присоединения Минска к программе НАТО «Партнерство ради мира» в 1995 году, не было отмечено особой любовью и взаимным доверием с обеих сторон. Хотя главной целью взаимоотношений и тогда и сейчас было объявлено стремление «сделать силы и средства стран-партнеров совместимыми и способными действовать на одном уровне с силами НАТО в случае проведения совместных операций по поддержанию мира, оказанию гуманитарной помощи, поиску и спасению». И, несмотря на столь благородные задачи и относительно конструктивные шаги в середине 1990-х годов, Белоруссия, как и Россия, никогда не поддерживала усиление альянса в Европе. В свое время Минск даже приостановил выполнение «Договора об обычных вооруженных силах в Европе» под предлогом «возникновения дисбаланса сил вследствие расширения НАТО на восток» и предлагал создать мощный антинатовский альянс в составе России, Индии, Ирана, Китая и арабских стран Ближнего Востока. Периодически даже возникало ощущение, что белорусы намеренно идут на определенный конфликт с НАТО, чтобы еще раз продемонстрировать России свою союзническую позицию. Особенно это было заметно накануне президентских выборов, когда отношения между Москвой и Минском начинали натягиваться как струна.

Однако события последнего времени все больше свидетельствуют о том, что отношение белорусов к Североатлантическом блоку стало постепенно меняться. Нет, сегодня речь еще не идет о желании Белоруссии стать частью НАТО вместе со своими ближайшими соседями прибалтами и украинцами, но желание Минска использовать нынешнюю конфронтацию между альянсом и Россией чувствуется все отчетливее. Белорусам уже мало довольствоваться своим прежним статусом своеобразной перевалочной базы для транспортировки грузов обеспечения натовских войск (например, во время проведения операции в Афганистане) или промежуточного звена в переговорном процессе НАТО — Россия. Сегодня, в большей степени из-за ситуации на Украине, в Минске было решено изменить отношение к себе со стороны Запада через укрепление своего нового международного статуса «страны-миротворца». Об этом свидетельствуют не только многократные высказывания высших государственных чинов Белоруссии, но и резко увеличившееся за последний год количество контактов в сфере организации миротворческих миссий с представителями различных западных структур, и в том числе с Североатлантическим блоком. Например, с 4 по 6 марта в соответствии с индивидуальной программой партнерства и сотрудничества РБ и НАТО на 2014−2015 годы в Минске прошли консультации представителей белорусских Вооруженных сил с делегацией альянса по вопросам участия республики в процессе планирования и оценки сил программы НАТО «Партнерство ради мира». Затем с 7 по 10 апреля в Белоруссии находились эксперты командования объединенных Вооруженных сил НАТО «Брюнсюм» с целью «проведения консультаций по вопросам планирования и обеспечения радиационной, химической и биологической защиты в ходе многонациональных операций по урегулированию кризисов». А с 31 мая по 5 июня все те же эксперты в соответствии с «Индивидуальной программой партнерства и сотрудничества» снова побывали с Белоруссии, где провели семинар уже «по вопросам подготовки сержантского состава к участию в миротворческих операциях на разных их этапах и изучения военной терминологии английского языка». Все это, по официальному мнению Министерства обороны РБ, «будет способствовать подготовке национального миротворческого контингента к участию в деятельности по поддержанию международного мира и безопасности, в том числе в составе Временных сил ООН в Ливане, а также реализации целей партнерства «Процесса планирования и анализа» (ПАРП)».

Формально все происходящее сегодня абсолютно укладывается в общую картину непрерывного сотрудничества между НАТО и Белоруссией в рамках ПАРП. Тем более что белорусы действительно с августа 2010 года официально начали принимать участие в миротворческих миссиях, когда группа белорусских военных и врачей направилась в Ливан. До этого в 2005 году на базе 103-й отдельной гвардейской мобильной бригады была даже сформирована отдельная миротворческая рота, состоящая исключительно из офицеров и военнослужащих по контракту. Поэтому и нынешняя активизация белорусской стороны выглядит довольно безобидно: главными задачами двухстороннего сотрудничества, как и прежде, объявлено ознакомление партнеров с механизмом оборонного планирования альянса, а также оперативная совместимость действий между партнерами и НАТО для проведения совместной боевой подготовки, учений и операций. Однако на самом деле, и это прекрасно понимают и в Вашингтоне, и в Москве, и в Минске, цели, которые ставит перед собой НАТО, отнюдь не связаны с миротворческой деятельностью и направлены на европейском континенте в первую очередь против России. И, несмотря на это, белорусское руководство все же решилось использовать сложившуюся сегодня ситуацию в собственных интересах, тем более что за последние годы Минск особых претензий напрямую альянсу не предъявлял. Более того, посещая 19 февраля нынешнего года министерство обороны, А. Лукашенко и вовсе заявил: «Как суверенное государство мы открыты, в том числе к конструктивному диалогу с НАТО на принципах паритетности и прозрачности. У нас есть много общих вопросов, совместная работа над которыми в полной мере отвечает интересам Белоруссии». Многие не увидели в данном заявлении ничего особенного, так как Белоруссия всегда официально говорила о своей многовекторной внешней политике. Однако в данном случае не все так просто, особенно если учитывать, что А. Лукашенко перед лицом российской дипломатии и СМИ неоднократно говорил о своей совершенно иной позиции.

Можно, например, вспомнить одну из последних пресс-конференций для российских СМИ в октябре прошлого года, когда белорусский лидер заявил, что его республика «не единожды немедленно реагировала на продвижение НАТО на Восток, объявляла учения, мобилизовала армию»: «Белоруссия будет адекватно реагировать на продвижение НАТО. Эта линия красной нитью проходит через политику Белоруссии». Более того, совсем недавно нечто подобное было высказано на конференции по международной безопасности в Москве и министром обороны Белоруссии А. Равковым: «Должен отметить формирование вызовов военной безопасности государствам в Европейском регионе. Объективно только так можно оценивать наращивание присутствия группировок войск из состава НАТО вблизи границ Белоруссии. Это заставляет нас давать однозначную оценку происходящим процессам, отражающую рост уровня военной опасности в регионе». По мнению министра, размещение в европейских государствах элементов американской системы ПРО и вовсе «заложит основы для нарушения сложившегося в мире ракетно-ядерного баланса». И при этом белорусам, как показывают последние события, ничего не мешает проходить дополнительное обучение у представителей НАТО при подготовке неких миротворческих миссий, а также усиливать иные стороны сотрудничества с альянсом, который еще два десятилетия назад А. Лукашенко назвал «страшным монстром», приближающимся к границам его синеокой республики.

Многие аналитики связывают нынешние перемены в отношениях между Белоруссией и НАТО с событиями в Крыму и украинским кризисом в целом. Считается, что белорусским властям сегодня необходим потенциальный противовес растущему в регионе влиянию Москвы, а сам по себе альянс является прекрасной возможностью укрепить международные позиции Белоруссии. Объясняется это в том числе и тем, что в НАТО, в отличие от Евросоюза, ОБСЕ и тому подобных структур, никогда не делали серьезного упора на состояние дел с демократией и правами человека в республике. Североатлантический блок действительно никогда официально не претендовал на вмешательство во внутриполитическую жизнь страны, что делает его в глазах белорусских чиновников достаточно интересным партнером. Тем более что в Минске, похоже, уверовали в то, что сегодня НАТО не представляет никакой реальной опасности непосредственно для республики, если абстрагироваться от ОДКБ и союза с Россией. Видимо, именно поэтому нынешние действия альянса не вызывают у руководства страны такой бурной негативной реакции, как это было в прошлые годы. По крайне мере до тех пор, пока этого не потребуют из Москвы.

Конечно, было бы наивно полагать, что белорусское руководство планирует полностью игнорировать интересы своего восточного соседа. Поэтому в Минске и было решено налаживать контакты с НАТО через наиболее нейтральный аспект сотрудничества — миротворчество, что, помимо всего прочего, может принести белорусам и ряд дополнительных преимуществ. Речь в данном случае идет о том, что местное руководство продолжает держать в уме потенциальную возможность ввода миротворческого контингента на Украину. В связи с тем, что Киев никогда не даст согласие на ввод российских частей, а Москва в этом случае наложит вето на любое решение Совбеза ООН, именно белорусские миротворцы могут стать тем компромиссным решением, которое устроит всех участников процесса. В таком случае Минск получит возможность не только укрепить свой международный статус, но и потребовать от всех сторон конфликта дополнительных для себя бонусов как политического, так и экономического характера. Для осуществления же задуманного белорусам сегодня крайне важно заручиться поддержкой не только со стороны России, но и Запада, где Североатлантический блок имеет не последнее значение. Именно поэтому сегодня официальный Минск и прощупывает почву для возможного расширения своего сотрудничества с НАТО, стараясь при этом как можно меньше раздражать Кремль.

К сожалению, подобный дуализм в поведении белорусского руководства может закончиться для него крайне печально. С одной стороны, Минск крайне рискует испортить свои отношения с Москвой, особенно в нынешних условиях напряженности в российско-западных отношениях. В Кремле до тех пор будут сквозь пальцы смотреть на растущую активность белорусов, пока это не будет напрямую угрожать российским интересам. Конечно, пока руководству России опасаться все еще нечего, так как Белоруссия прочно связана с ней различными договорами и соглашениями о военном сотрудничестве, а на белорусской территории присутствуют российские вооруженные силы. Однако в случае, если подобные отношения начнут хоть немного буксовать, а контакты белорусов с НАТО как минимум останутся на прежнем уровне — к Минску будут предъявлены серьезные претензии, а Кремль не преминет в очередной раз напомнить о том, от кого сегодня Белоруссия в действительности зависит.

С другой же стороны, ничего хорошего белорусам не стоит ожидать и от НАТО, которое сегодня, несмотря на определенные организационные трудности, продолжает усиливать свое военное присутствие в Европе, намеренно провоцируя Россию. В данном случае вряд ли у кого есть иллюзии насчет того, что Белоруссия реально интересна альянсу в качестве союзника, а не в качестве еще одного инструмента надавить на Москву. И все последние действия руководства Североатлантического блока только подтверждают данный тезис. Как известно, на последнем саммите в Уэльсе представители НАТО хоть и не договорились о создании в странах Прибалтики и в Польше постоянных военных баз, все же объявили о своем решении увеличить число военных маневров в акватории Балтийского моря и развертывании в Восточной Европе командных центров сил быстрого реагирования: пятитысячного контингента, способного развернуться в течение 48 часов. Конечно, ничего серьезного для безопасности России и Белоруссии такие группировки не представляют, но их присутствие не может положительным образом сказываться на доверии между сторонами. И в подобной ситуации белорусам невозможно будет усидеть на двух стульях — подтверждать свою приверженность союзническим договоренностям с Москвой и в то же время заигрывать с альянсом, предлагая ему различные варианты сотрудничества в обмен на содействие в смягчении западной политики в отношении местного режима. Долго же прикрываться разговорами о своей миротворческой миссии Минску вряд ли удастся, так как истинные причины наметившегося сближения между Белоруссией и западным миром сегодня очевидны абсолютно всем — выторговать на фоне кризиса как можно больше политических и экономических для себя выгод от всех сторон. Правда, сделать это будет крайне сложно, так как в Москве вряд ли отпустят Лукашенко в свободное плавание. России, в рамках существующих двусторонних договоренностей, достаточно будет разместить на территории республики высокоточные оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер», чтобы похоронить всяческие надежды белорусов на их «нейтралитет» и снисходительное отношение со стороны Запада.

В целом же сложившуюся сегодня ситуацию в области сотрудничества Белоруссии и НАТО можно охарактеризовать как «деловую» — белорусы не стремятся форсировать события, предлагая альянсу всего лишь пищу для размышления. В свою очередь, Североатлантический блок и рад был бы укрепить свои позиции в республике, однако не желает идти на усиление конфронтации с Москвой. И в данном случае, как и прежде, многое зависит от дальнейшей позиции Кремля. Если Россия не сделает необходимых сегодня выводов, то в будущем ситуация на ее западных границах вполне может выйти из-под контроля, вернуть который дипломатическими методами будет крайне сложно.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.