Тема № 1 СМИ Канады — неравенство

Сексуальные домогательства в армии, смерть от голода в самой благополучной стране мира и «зарплатное рабство» кадровых агентств: обзор прессы Канады за неделю

Владимир Лорченков, 21 июня 2015, 21:42 — REGNUM  

На этой неделе канадские издания уделяют больше внимания местным темам. Историей, оказавшейся на первой полосе ежедневного издания La Presse, стала драма, развернувшаяся в Монреале, крупнейшем городе провинции Квебек. Здесь, как утверждают журналисты, проведшие собственное расследование, от голода умерла женщина…

«Не было сил встать за едой»

В прошлом году пятидесятилетний человек умер от голода, один, в антисанитарных условиях, в пустой квартире, пишет газета. За срок более чем полтора года несчастная женщина и несколько человек из тех, кто знал ее, обращались за медицинской и психологической помощью в государственные структуры, но… никто не пришел на помощь. В эпоху жесткой экономии и реорганизации службы здравоохранения (в Квебеке происходит урезание бюджета, направленного на социальные цели — прим. ИА REGNUM), подобный случай может быть просто верхушкой айсберга. По крайней мере этого боятся организации, работающие с социально уязвимыми людьми.

Шанталь Провенчер (Chantal Provencher) была больна. Все вокруг нее это замечали. Ее двое детей видели, как она буквально вянет. Смотритель здания с низкой арендной платой, где покойная снимала двухкомнатную квартиру, говорит, что женщина выглядела чрезвычайно и нездорово худой. И волонтеры из общественной организации, расположенной прямо перед ее домом, приносили несчастной поесть прямо домой, потому что они знали, что Шанталь не в состоянии выйти за едой на другую сторону улицы.

За год-полтора состояние 50-летней женщины очень ухудшилось. И в течение всего этого времени ее родственники просилb помощи, обращаясь к функционерам национальной сети здравоохранения. Увы, Шанталь умерла до получения этой помощи.

«По внешнему виду Шанталь нельзя было не понять, что она нездорова», — возмущается вдовец, Люк Бержерон (Luc Bergeron). Мы сделали несколько обращений, но ничего не вышло. Ее предоставили саму себе".

Согласно отчету коронера Ланжелье Дениз (Denyse Langelier), которая исследовала смерть Шанталь, покойная перед смертью была в депрессии. Ее тело «хранило травмы» — результат нескольких несчастных случаев на производстве и дорожно-транспортных происшествий. Она передвигалась только при помощи двух тростей. Перед самым концом она весила всего 36 кг. У несчастной не было сил, чтобы спускаться за мешком с продовольственной помощью перед домом. Именно по этой причине добровольцы должны были доставлять еду в квартиру. И именно они, волонтеры, нашли женщину лежащей на полу в кухне между мешками, полными пищи, которую они принесли Шанталь накануне.

… когда молодая студентка постучал в дверь маленькой квартирки, то была обеспокоена. Вестей о Шанталь она не слышала на протяжении от двух дней. Дверь была заперта, но консьерж Люсьен Плуф (Plouffe) открыл ее для посетительницы. Он не был удивлен, когда нашли тело.

«Она была такой худой», вспоминает консьерж, которого журналисты издания встретили в его доме. «Мы боялись, что она сломается пополам. Было очевидно, что ей нужна помощь. Она не была в состоянии постоять за себя».

«Не нуждается в помощи»

Государственные структуры помощи и здравоохранения видят вещи по-другому. Четыре раза Шанталь запрашивала помощь и признавалась, что одержима суицидальными намерениями. Один из ее друзей также издал призыв о помощи, как и владелец здания, где жила женщина. Кроме них, обратились к медикам и сотрудники общественной организации, занятой благотворительностью в квартале Шанталь… В общем, все знакомые сделали все, чтобы спасти ее.

Тем не менее государственные врачи определили, что госпожа Провенчер не нуждается в помощи на дому. Много раз сотрудники различных ведомств устанавливали глубоко больной женщине время встреч, на которых Шанталь не смогла появиться. В результате женщине не смогли оказать никакой помощи, сожалеет следователь по ее делу.

«Она умерла от голода. Это серьезно», — сказала координатор благотворительной организации «Друг», Софи Демаре (Sophie Desmarais).

Интегрированный центр здоровья и социальных услуг заявляет, что «не стремится замять дело». «То, что произошло, это печально, достойно сожаления и недопустимо», — сказал пресс-секретарь центра Алан Пакет (Paquette). Он гарантирует, что «серьезные изменения в принципах работы центра были сделаны после смерти Шанталь Провенчер».

Например, создан механизм тревоги, если пациенты не появляются на запланированной встрече с врачом. В данном случае «никто не поднял красный флаг, когда дама не пришла на назначенную ей встречу». В центре уверяют, что… «с тех пор систематически названивают кому-то в случае неявки к врачу».

Ален Пакет также добавляет, что «были предприняты усилия, чтобы обеспечить лучшую связь между различными отделами одного учреждения госздравоохранения," а также и „между учреждениями“. В результате человек, который обратился с просьбой о помощи, не должен дублировать свои призывы.

„Нет, мой генерал!“

Издание Le Devoir публикует авторскую колонку Жозе Буало (José Boileau), посвященную теме неуставных отношений в армии Канады с сексуальным „оттенком“. Речь идет о серии скандалов, потрясших вооруженные силы страны, которые обвиняются критиками в сексизме. Мы приводим текст статьи полностью.

Начальник штаба канадских вооруженных сил Том Лоусон (Tom Lawson) сумел настроить против себя буквально всех своими замечаниями о природе и сущности мужчин как существ более брутальных, чем женщины. За этим промахом, каким бы случайным он ни был, можно прекрасно разглядеть то, как он прекрасно отражает манеру, в которой канадская армия рассматривает разницу полов. Мы часто слышим нелепые утверждения относительно гендерных отношений, недопустимого поведения на рабочем месте и даже о чудовищных преступлениях… но все это, как считалось, ушло далеко. Но иногда подобные нелепости вновь оказываются в поле нашего внимания, потому что вылетают из уст видных деятелей. Том Лоусон, один из крупнейших военных начальников в стране, который допустил несколько промахов, рассуждая на тему полов, — не единственный в своем лагере. Не так давно, практически на днях, с чем-то подобным выступил ученый.

Биохимик Тим Хант (Tim Hunt), лауреат Нобелевской премии 2001 года, обжаловал по трем пунктам саму идею присутствия женщин в лабораториях. Итак… „Вы влюбляетесь в них, они влюбляются в вас, и когда вы критикуете их, они плачут“. В научном сообществе, где равенство женщин еще далеко не достигнуто (см. нобелевский список!), это замечание вызвало лавину реакции женщин. И они вовсе не плачут, а издеваются над несчастным лауреатом. „Ах, какой разрушительный я! Тим-сердцеед“. Мы слушаем те же рассуждения — насчет природы, против которой мы не можем сделать ничего, — которые произносит генерал Лоусон, объясняя случаи сексуальных домогательств. И согласно которым „мужчины биологически запрограммированы иначе, чем женщины“ и поэтому, мол, более агрессивны. Кроме того, что над этими утверждениями можно посмеяться, речь идет об огромных страданиях женщин и теме-табу. Все то, что в армии игнорируется и недооценивается. Поэтому слова начальника штаба можно считать тревожным символом. Заметим сначала, что не было ничего спонтанного в ответах высокопоставленного военного чиновника на общие вопросы ведущего — „звезды“ канадского государственного радио Питера Мэнсбриджа (Mansbridge). Тема интервью была известна заранее, интервьюер спросил Лоусона, чтобы уточнить ответ, и господин Лоусон возобновил свои объяснения позже в интервью, которое стало вследствие этого еще более неприемлемым. Извинения, конечно, последовали, но Лоусон должен покинуть свой пост в середине июля. Поэтому призывы к отставке… в принципе не меняют ничего и не способны скорректировать ситуацию. Проблема не в конкретном человеке. Армия в целом — вот что должно нас беспокоить. В своем докладе о сексуальных домогательствах, свирепствующих там (в армии Канады — прим. ИА REGNUM), бывший член Верховного суда Мари Дешам (Marie Deschamps) подчеркнула, что они преобладают в контексте потворствования старших офицеров, которые закрывают глаза на проблему. Они или покровительствуют домогательствам, или отрицают, или минимизируют проблему. Как результат — критический провал армейского учреждения в глазах общества, глубокое недоверие женщин, подвергшихся насилию из-за своей, якобы, неспособности выдерживать конкуренцию с мужчинами, как полагают их начальники. Атаки против женщин основаны на иллюзии господства, которая имеет несколько измерений. Это не имеет ничего общего с физическим желанием, а лишь со стремлением подчинить своего ближнего и увидеть в нем, а точнее в ней, кого-то низшего. Чтобы защитить себя, агрессоры пользуются риторикой о „естественности“ подобного поведения. Благодаря феминизму подобные явления анализируются в течение десятилетий. Чтобы действительно оправдаться перед обществом, канадская армия должна, на самом деле, сделать всего одну вещь: отреагировать на отчет Дешам (документ, содержащий множество данных о сексуальных домогательствах и гендерном неравенстве в армии Канады — прим. ИА REGNUM) и создать независимый орган по рассмотрению жалоб военнослужащих.

„Я работаю как все, а получаю намного меньше“

Государственная радиостанция Radio Сanada публикует на своем сайте материал о другом неравенстве, на сей раз — зарплаты. Речь идет о таком феномене, как трудоустройство посредством кадрового агентства. Зачастую это становится единственным способом найти приемлемую работу в Канаде. В то же время это чревато „сюрпризами“. О них — в материале радиостанции.

„Я делаю ту же работу, что и мои коллеги, но я получаю меньше и не имею никаких преимуществ и никаких бонусов. Это разочаровывает меня и унижает мое достоинство“, — говорит Фернандо Аксана (Acsana Fernando). Студентка 35 лет говорит буквально в ритме пулемета: перескакивает от одной идеи к другой. У нее большая беда на сердце, и она хочет рассказать обо всех своих проблемах одновременно.

„Я работаю в одном и том же месте в течение почти года, но я весьма отличаюсь от других сотрудников“. Почему? Потому что работодатель не нанял меня напрямую, а нашел меня через агентство занятости».

Заработная плата, казалось бы, достаточно высока для Аксаны и ее больного отца, который живет в квартире дочери. Но это не так. «Я получаю 20 долларов в час. Но работодатель отправляет мою зарплату в агентство, которое сохраняет за собой значительную часть. Я только получаю минимальную заработную плату в размере 11 долларов час. И, кроме того, я плачу с чеков, которые получаю от агентства, что-то вроде налога в размере 7% от стоимости услуги».

Аксана чувствует себя обманутой, но она стесняется жаловаться. «Я боюсь потерять свою работу, — сказала она, — как это случилось с моим другом Мигелем».

Сотрудники второго сорта

«Это настоящий рэкет», — считает Дина Лэдд, сотрудник центра защиты работников, основанного в Торонто. «Кадровые агентства контролируют доступ к рынку труда и накладывают на тех, кто туда прорывается благодаря им, дорогостоящее поборы. Это создает такой феномен, как сотрудники второго сорта».

«Иногда агентство находится в том же здании, что и компания-клиент», — говорит Дин Лэдд. В результате человек, который ищет работу, отправляется в офис по соседству, не зная, что имеет дело с нечестным посредником. Работник узнает об этом, получая свой чек".

В Квебеке и Онтарио около трети рабочих мест «проходят» лишь через агентства. И доход этого сектора экономики вырос в два раза за 10 лет в Канаде, достигнув 11 миллиардов долларов.

«Онтарио — чемпион»

Ситуация затрагивает все канадские провинции, но в особенности Онтарио, где проживает половина работников, устроившихся на свои места посредством агентств.

Правительство признает, что изменение характера рынка труда требует модернизации всего Трудового кодекса, чтобы лучше защитить работников. Серия публичных консультаций была начата на этой неделе, во главе с двумя юристами, специализирующимися в области трудового права. «Наша миссия заключается в изучении введения новых стандартов для защиты работников, — сказал адвокат Джон Мюррей, добавляя: — с учетом потребностей работодателей. Мы должны найти баланс». Кадровые агентства пытаются защитить себя. Они выступают в качестве посредников между соискателями и компаниями, у которых есть срочные и конкретные потребности. Исследование Монреальского экономического института предполагает, что «компании, которые используют подобный способ найма… более гибки в своих решениях».

Но экономист Эрин Вейр (Erin Weir) не разделяет этой точки зрения. «Проблема в том, что из-за подобной практики людей нанимают на небольшое количество рабочих часов, и, как следствие — низкая заработная плата и никакой безопасности. Это проблема как для тех, кого наняли временно, а также для всей экономики, потому что если люди имеют меньше денег, они тратят меньше».

В результате, специалисты по защите труда предлагают ввести «потолок» в 20% для рабочих мест, заполняемых кадровым агентством, в любой компании. Общественные консультации по этому поводу в Онтарио продолжатся до сентября.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail