Вместо Турции: получит ли Армения границу с Курдистаном?

О чем бывший турецкий парламентарий предупреждает Азербайджан

Станислав Тарасов, 17 июня 2015, 13:30 — REGNUM  


На днях экс-депутат турецкого парламента Шамиль Айрым заявил в интервью бакинскому порталу Нaqqin. az, что в ближайшие годы Турция может открыть границы с Арменией. По его словам, после парламентских выборов, на которых правящая Партия справедливости и развития (ПСР) лишилась абсолютного большинства, речь идет о формировании коалиционного правительства, которое будет «действовать год-два». За это время вопрос об открытии армяно-турецкой границы вряд ли будет в поле зрения парламента и правительства. Но коалиция при любой нынешней комбинации выглядит неустойчивой, необходимо готовиться к новым парламентским выборам, на которых большинство голосов могут получить две основные силы, находящиеся пока в оппозиции, — кемалистская Народно-республиканская партия (НРП) и прокурдская Демократическая партия народов (ДПН). По мнению Айрыма, эти силы «находятся под прямым покровительством США, являются сторонниками разблокирования армяно-турецкой границы», поэтому Баку «должен быть готов к любым сценариям».

Отметим, что время от времени тема открытия армяно-турецкой границы, блокированной Анкарой с 1993 года, всплывает в общественных дискуссиях в Турции, Армении и Азербайджане. Активизация её относится к октябрю 2009 года, когда в Цюрихе были подписаны известные протоколы между Ереваном и Анкарой, в которых выражалось стремление сторон восстановить дипломатические отношения и открыть границу. Это был смелый шаг, поскольку Турция наряду с тесным сотрудничеством с Азербайджаном и серьезным политико-экономическим присутствием в Грузии получала бы возможность наладить отношения с Арменией, что, безусловно, укрепляло её геополитическое присутствие в Закавказье. Более того, как предполагали многие турецкие эксперты, Анкара, ставя под вопрос «дружбу» с Баку из-за незначительных экономических выгод от торговли с Арменией, могла бы оказывать реальное влияние на урегулирование карабахской проблемы, поскольку на Ереван можно было оказывать давление сразу с двух направлений — азербайджанского и турецкого. Кстати, этой точки зрения придерживались тогда и некоторые бакинские эксперты. Так, главный редактор информационно-аналитического агентства 3-rd view Рауф Раджабов заявлял: «Открытие границы только будет способствовать Азербайджану в урегулировании „карабахского треугольника“, так как к переговорному процессу будет подключен такой серьезный региональный игрок, как Турция. Дело в том, что Анкара не сможет эффективно принимать участия в переговорном процессе, пока не урегулирует свои отношения с Арменией. В таком случае Турция станет объективной стороной в разрешении карабахского конфликта, имеющей цивилизованные отношения как с Баку, так и с Ереваном. Открытие границы следует воспринимать как серьезный предварительный шаг Анкары в сторону Армении, России, США, Евросоюза. И Турция будет вправе ожидать параллельных шагов со стороны международного сообщества и Еревана в сфере урегулирования карабахского конфликта, к примеру, в виде освобождения пяти оккупированных районов Азербайджана: Агдамского, Физулинского, Джебраильского, Кубатлинского и Зангиланского. Если это все реально будет претворено в жизнь, то станет большой победой Анкары, Баку и Еревана. А продолжение политики изоляции Армении не приведет к решению карабахского конфликта».

За такой сценарий выступали США и ЕС, которые получают шанс, мягко говоря, подорвать доминирование России в Закавказье. Однако цюрихский процесс был блокирован Азербайджаном, который заявил, что ратификация документов турецким парламентом возможна только в случае урегулирования карабахского конфликта. На наш взгляд, это была то ли серьезная ошибка Баку, то ли демонстрация политического недоверия к Турции, которая через «армянские двери» и разблокирование Армении могла ускорить процесс интеграции с Евросоюзом и внести новые перспективы в карабахское урегулирование. Таким образом была создана интрига, когда вопрос открытия турецко-армянской границы стал связываться с другими вопросами внешней политики. Не случайно Ереван вплоть до переговоров в формате «Восточного партнёрства» обуславливал свою возможную ассоциацию с ЕС необходимостью открытия границ с Турцией, хотя это не просчитывалось им с точки зрения экономической выгоды. Теперь же, когда Армения стала полноценным членом Евразийского экономического союза и её границы приобрели новые качественные характеристики, Закавказье фактически разорвано на части, где каждая страна выстраивает свою собственную внешнюю политику, что потенциально — помимо Карабаха, Южной Осетии и Абхазии — грозит размораживанием имеющихся «новых-старых» конфликтов и иными геополитическими завихрениями.

Парадокс состоит в том, что, участвуя в зарождении в Закавказье новых «пороховых бочек», Баку создал проблемы для реализации своих крупных энергетических проектов. В то же время и Анкара, которая до недавнего времени вела борьбу с курдским сепаратизмом только на своей территории, оказывается в «курдском кольце» со стороны Ирака и Сирии, а в перспективе — и Ирана. На данном этапе это чревато утерей контроля в приграничных вилайетах на фоне того, что в северных районах Сирии, как и в Ираке, курдская автономия фактически сформировалась. Поэтому попытки Азербайджана более активно вовлечь Турцию в закавказскую политику по примеру того, как Запад втянул её в сирийский кризис, выглядят довольно загадочно, ведь изначально была очевидна геополитическая смычка между Ближним Востоком и Закавказьем в формате Большого Ближнего Востока. Теперь цепочку нового сценария может замкнуть открытие границ с выводом Еревана на турецких курдов. Ранее в турецком Курдистане быстрыми темпами росла поддержка правящей ПСР, укреплялось мнение о необходимости решения курдской проблемы в рамках единой страны. Считалось, что в этом случае турецкий Курдистан получил бы самоуправление, курдский язык стал бы вторым языком в стране и в системе народного образования. Большая страна, в значительной степени интегрированная в Европу, могла при условии решения курдской проблемы дать больше возможностей, чем просто независимый Курдистан.

Теперь же Партия справедливости и развития утратила контроль над турецким Курдистаном, а прокурдская ДПН впервые в новейшей истории Турции прошла в парламент и может инициировать процесс разблокирования границ с Арменией. Если раньше Эрдоган разыгрывал курдскую и армянскую «карты» по тактическим соображениям, то сейчас для новых политических сил это может стать вынужденной стратегией в реализации поддерживаемого Западом «курдского проекта». Близ границ Турции уже появился суннитский «халифат» и формируется Курдистан. Два этих образования могут начать перекраивание границ. А если вспомнить, что на некоторых политических картах в ареал расселения курдов включают также и Армению… Возможно, этот и есть тот самый «сюрприз», о появлении которого предупреждает Баку бывший депутат турецкого парламента Айрым.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.